Воровской орел: Воровским пиром в орловской колонии занялась ФСИН — Российская газета

Содержание

Б. К. Седов. - собрание сочинений, экранизации, библиография

Б. К. Седов. - Серия: Русский проект

1996-2008 Издательства: Азбука, Эксмо-Пресс, Нева, Яуза и др. Серия: Русский проект

С о д е р ж а н и е:
Б. К. Седов. Путевка в «Кресты»
Б. К. Седов. Друг
Б. К. Седов. Зэк
Б. К. Седов. Каратель
Б. К. Седов. Мстительница
Б. К. Седов. Наследница
Б. К. Седов. Пленница


Б. К. Седов. - Серия: Воровской закон

2002-2010 Издательство: Нева, Олма Медиа Групп

С о д е р ж а н и е:
Владимирский централ. Друг
Владимирский централ. Зэк
Владимирский централ. Каратель
Воровская игра. Клятва на крови
Воровская игра. Козырной валет
Воровская казна
Воровская колода. Валет Бубен
Воровская колода. Дама Пик
Воровская колода. Король Треф
Воровская любовь. Без веры
Воровская любовь. Без Любви
Воровская любовь. Без надежды
Воровская Сибирь. Заложник
Воровская Сибирь. Отступник
Воровская Сибирь. Отшельник
Воровская удача. Орел или решка
Воровская удача. Русская рулетка
Воровская удача. Смерть на посошок
Воровское счастье. Рок

Воровское счастье. Удача
Воровское счастье. Фарт
Воровской шансон. Пуля для певца
Воровской шансон. Романс для вора
Воровской шансон. Рэп для мента
Выстрел в спину
Гладиатор. Волк среди воров
Гладиатор. Матросская тишина
Гладиатор. Судьба и воля
Дальневосточный гамбит
Жизнь за любовь
Знахарь. Возвращение в «Кресты»
Знахарь. Месть вора
Знахарь. Путевка в «Кресты»
Знахарь. Рывок на волю
Зона вторжения
Игрок
Кастет. Один против всех
Кастет. Первый удар
Кастет. Правила боя
Киллерша. Я люблю
Киллерша. Я не хотела убивать
Киллерша. Я ненавижу
Королева криминала. Оплаченный выстрел
Королева криминала. Преступница
Криминальное трио
Любовь за решеткой. Гарем
Любовь за решеткой. Зона
Любовь за решеткой. Опасная игра
Медальон с сюрпризом
Наследник миллионов
Обреченный спецназ
Ответный удар. Харакири по-русски
Отпетые мошенники. Девушка, мент и бандит
Отпетые мошенники. Любовь и баксы
Отпетые мошенники. Наследство старого вора
Поступь зомби
Реалити-Шоу Подстава. Искатель неприятностей
Реалити-Шоу Подстава. Объект насилия
Русские идут!
Русский американец. Бандит по особым поручениям
Русский американец. Рок-н-ролл со смертью
Русский американец. Убить босса!
Спец по острым акциям
Сыщик в законе. Бандитский террор
Сыщик в законе. Гроза мафии
Таганка. Крест в законе
Таганка. Месть в законе
Таганка. Мэр в законе
Тайга все спишет
Тамара Астафьева. Мстительница
Тамара Астафьева. Наследница
Тамара Астафьева. Пленница
Тюрьма и воля. Беглец
Я - бандит. Авторитет
Я - бандит. Бригадир
Я - бандит. Культурист


Библиография

Серия: Владимирский централ
1. Друг
2. Зэк
3. Каратель
Серия: Воровской шансон
1. Романс для вора
2. Рэп для мента
3. Пуля для певца
Серия: Гладиатор
1. Судьба и воля
2. "Матросская тишина"
3. Волк среди воров
Серия: Знахарь. Воровская колода
1. Король Треф
2. Валет Бубен
3. Дама Пик
Серия: Знахарь. Воровская любовь
1. Без веры
2. Без Надежды
3. Без Любви
Серия: Знахарь. Воровская Сибирь
1. Отшельник
2. Отступник
3. Заложник
Серия: Знахарь. Воровское счастье


1. Рок
2. Фарт
3. Удача
Серия: Кастет
1. Первый удар
2. Правила боя
3. Один против всех
Серия: Киллерша
1. Я не хотела убивать
2. Я ненавижу
3. Я люблю
Серия: Отпетые мошенники
1. Девушка, мент и бандит
2. Наследство старого вора
3. Любовь и баксы
Серия: Реалити шоу «Подстава»
1. Искатель неприятностей
2. Объект насилия
Серия: Русский американец
1. Бандит по особым поручениям
2. Рок-н-ролл со смертью
3. Убить босса!
Серия: Сыщик в законе
1. Бандитский террор
3. Гроза мафии
Серия: Таганка
1. Мэр в законе
2. Месть в законе
3. Крест в законе
Серия: Тамара Астафьева
1. Пленница
2. Мстительница
3. Наследница
Серия: Я - Бандит
1. Культурист
2. Бригадир
3. Авторитет

Вне серий
Возвращение в «Кресты»
Месть вора
Путевка в «Кресты»
Рывок на волю

Экранизации

«Знахарь» – детективный сериал, созданный по мотивам произведения Бориса Седова.

Преступная Россия: Силовые структуры: Lenta.ru

«Лента.ру» продолжает цикл публикаций о ворах в законе — генералах преступного мира. Появившись в начале XX века, они очень скоро встали во главе организованной преступности СССР, а затем России. В предыдущей статье мы рассказывали о Надире Салифове (Лоту Гули) — главном мафиози Азербайджана, которого сегодня считают самым опасным из всех воров в законе. Гули заставил уважать себя силой — в отличие от Сергея Бойцова по кличке Боец, который пользовался огромным влиянием из-за своих строгих принципов и умения их отстаивать. Тюремщики пытались сломать Бойца множество раз, а он готов был зашить себе рот, лишь бы не выполнять их приказы. Невероятная жесткость характера сочеталась в нем с поэтическим даром и жаждой справедливости, что закономерно закончилось убийством на закате лихих 90-х...

Местом рождения одного из «самых принципиальных воров в законе» Сергея Бойцова (Боец) 16 октября 1960 года стал небольшой городок Зима в Иркутской области. Примечательно, что этот маленький населенный пункт подарил стране также актрису Марину Яковлеву и поэта Евгения Евтушенко. Сергей и сам писал стихи, многие из его современников признавали их весьма талантливыми.

Материалы по теме

00:01 — 2 сентября 2018

Магнат в законе

Он стал овощным королем России. Его обвиняли в убийстве главного мафиози страны

00:01 — 8 сентября 2018

Волк в законе

Главарь мафии Азербайджана стал самым опасным вором. Его не могут поймать

По некоторым данным, прочитав творение Евтушенко, где тот слегка с пренебрежением отозвался о своих молодых земляках — мол, юные зимовчане смелы, лишь когда собираются толпой, — Боец сочинил поэтический ответ Евгению и отослал его адресату. И получил ответ: поэт высоко оценил способности Сергея и советовал тому развивать талант.

Легко Бойцу давались не только стихи: будучи подростком с очень непростым характером, в школе он учился хорошо, не ограничивая свои познания обязательными предметами. Особенно полюбилась юноше философия: книги он искал в местной библиотеке, а изучив их, любил подискутировать с окружающими на волнующие его темы. Да и научные дисциплины, входящие в учебный план, он схватывал на лету. Довольные успехами школьника учителя предрекали ему карьеру ученого.

Но они не угадали — их любимый ученик стал вором. Первый раз Сергей попался в 14 лет на банальной карманной краже. Однако от колонии для несовершеннолетних его тогда спасла отличная характеристика из школы. Суд учел успехи в учебе и 7 апреля 1975 года приговорил обвиняемого к одному году исправительных работ. Казалось бы, судьба дала Бойцу второй шанс, но тот им в итоге не воспользовался.

Фото: Станислав Красильников / ТАСС

Исправлялся трудом Сергей всего четыре месяца, после чего вновь угодил в руки стражей порядка после налета на местный магазин. На этот раз избежать заключения ему не удалось: получив два года лишения свободы, Боец, вместо ожидаемых учителями университетов, отправился на нары. Освободился в 1977 году и вскоре сам стал жертвой преступления, которое так и осталось нераскрытым. Очень странного, надо признать.

Однажды, уже в сумерках, молодой человек ехал по городу на своем мотоцикле и не заметил, как перед ним оказалась выставленная из кустов спортивная рапира. Клинок, который прошил тело Бойца насквозь и прошел немного выше сердца, во время тяжелой операции извлекли медики. Пациент потерял много крови, но выжил.

Впрочем, после этого Боец на свободе пробыл недолго: годом позже, 9 марта 1978 года, он ввязался в кровавую драку. По некоторым данным, молодой человек вступился за свою девушку, которую пытались обидеть хулиганы, однако сам попал на скамью подсудимых по статье 206 УК РСФСР «Хулиганство». Кроме того, положение парня усугубило то, что при задержании у него обнаружили пистолет. Где Боец разжился огнестрельным оружием, он пояснять отказался. Приговор суда — три года лишения свободы — не вызвал у него никаких эмоций. Но случилось так, что на волю он вышел лишь 20 лет спустя.

Оказавшись за решеткой, Боец умудрился организовать бунт в колонии. Всего за год Сергей обзавелся большим авторитетом среди арестантов. Те зауважали его в первый же день, когда он содрал с робы нашивку с порядковым номером зэка и отказался от всяческих контактов с администрацией.

В момент, когда сокамерники бодро перечисляли заглянувшим в камеру надзирателям свои статьи УК, Бойцов стоял молча, а прямые вопросы к нему просто игнорировал. Работать арестант также напрочь отказывался. За такое неповиновение Боец был неоднократно бит и подолгу гостил в карцере. Но каждый раз, возвращаясь в камеру, он брался за старое. Кончилось все тем, что арестанты, воодушевленные таким примером, решили массово поддержать уважаемого ими бунтаря.

Фото: Эмин Джафаров / «Коммерсантъ»

Восстание было успешно подавлено, а зачинщик снова попал под суд. Поскольку во время тех событий были серьезно ранены надзиратели, в качестве «подарка» к Новому году Бойцов получил солидную прибавку к сроку — 15 лет. Этот приговор был оглашен в Иркутском областном суде 28 декабря 1979 года.

Вскоре после вынесения сурового вердикта случилось еще одно неприятное для арестанта событие: его перевели в так называемую тобольскую крытку — одну из самых страшных тюрем СССР. О зверствах, которые творились в ее стенах, в преступном мире ходили легенды. По слухам, осматривая прибывших новичков на предмет проноса «запрещенки», тюремщики могли вырвать у зэка золотые коронки или, заставив испражняться в их присутствии, требовали, чтобы арестант промыл свои фекалии через сито.

Путешествие в карцер, которое и так лишено всякой радости, в Тобольской тюрьме и вовсе напоминало пытку времен инквизиции: перед отправкой в крошечную промозглую каморку, которая либо была по щиколотку полна ледяной воды, либо преднамеренно заселена крысами, провинившегося заключенного заставляли раздеваться догола. Смерть сидельцев никого не удивляла — такие происшествия запросто списывались на несчастный случай.

Побывавшие в тобольской «крытке» зэки говорили, что у попавшего туда арестанта было два пути — сломаться или терпеть, закалив свой характер до предельного уровня. Учитывая все предыдущие события в жизни Бойца, неудивительно, что он выбрал второй путь. Закалки у него и так хватало: практически сразу после своего прибытия в тюрьму 23 июля 1980 года Сергей вступил, казалось бы, в неравный бой с одним из надзирателей, который принялся прессовать новичка. Для тюремщика это закончилось серьезной травмой головы, после которой он, по слухам, остался инвалидом, а дело Бойцова снова отправили в суд.

Содеянное им потянуло еще на 15 лет. Но, поскольку сроки не суммировались, а более короткий лишь поглощался более длинным, Сергею предстояло отсидеть все те же 15 лет. После суда Бойцов вернулся в Тобольск, где выяснилось, что его авторитет среди арестантов поднялся до невиданных доселе высот. И пусть в то время Боец еще не имел воровского титула, зэки нередко обращались к нему за советом или просили рассудить ту или иную ситуацию. Сергей никому не отказывал и не упускал момента даже в тюрьме предаваться философским рассуждениям.

Впрочем, стоит отметить, что такого почета Сергей удостоился и потому, что в спецкорпусе, где он отбывал срок, волей судьбы не осталось на тот период ни одного вора в законе. В противном случае конфликтов с ворами из-за непростого характера Бойцу избежать наверняка бы не удалось.

В 1985 году Боец принял непосредственное участие в решении судьбы дальневосточного авторитета Евгения Васина (Джем). Тот прибыл в тобольскую тюрьму уже проштрафившимся, самовольно провозгласив себя вором в законе. За это его ждала серьезная кара: проступок, согласно воровскому кодексу, карался смертью. Впрочем, не все арестанты жаждали крови Васина — одним из тех, кто заступился за него, оказался Боец. Он решил при помощи малявы — воровского послания — рассказать о происходящем грузинскому вору в законе по кличке Тото, который в то время считался одним из главных криминальных авторитетов.

Ознакомившись с раскладом, Тото решил все-таки вмешаться в конфликт, назревающий в тобольской «крытке». Именно благодаря его интересу «делом Васина» занялся воровской судья Дато Цихелашвили (Ташкентский), который в конечном итоге принял решение короновать Евгения. Долг Бойцу Джем отдал немногим позже — стал одним из его крестных отцов при посвящении в воры в законе.

Рамаз Дзнеладзе (Кутаисский) и Дато Цихелашвили (Ташкентский)

1995 год, Москва, СИЗО-2 «Бутырка»

Бойца вскоре после коронации Джема перевели в колонию сибирского поселка Горный, откуда он был этапирован в Новосибирск. Оказавшись в новом месте, Боец вновь принялся отстаивать свои принципы излюбленным методом — при помощи открытых конфликтов с надзирателями и тюремным начальством. Конечно, не обошлось без драк, в одной из них в феврале 1989-го опять пострадал надзиратель. Впрочем, на этот раз обошлось без увечий, и Бойцову добавили к сроку три года и отправили в Тулунскую тюрьму — место, где ломали самых непокорных авторитетов.

Прибыв в Тулун, Боец угодил на знаменитый в исправительном учреждении четвертый этаж, выделенный тюремным начальством под непокорных преступников, в том числе и воров в законе. В отличие от тобольской «крытки», там были свои методы: например, Боец неоднократно пробегал «штрафную дистанцию» — расстояние от своей камеры до первого этажа через строй специально прибывших омоновцев, задача которых состояла в избиении бегущих арестантов резиновыми дубинками. Однако, несмотря на это, именно в Тулунской тюрьме Бойца ждало долгожданное событие — его короновали в воры в законе.

Случилось это не только благодаря его 15-летнему безупречному для воровской касты тюремному стажу, но и знакомству с «патриархом» уголовного мира Вячеславом Иваньковым (Япончик). Тот как раз мечтал установить свое влияние в Иркутской области, но понимал, что для этого ему нужны надежные ставленники, в идеале — местные авторитеты. Такими Япончику виделись Боец и его земляки: Александр Моисеев (Мася) — он был коронован Япончиком в 1989 году — и еще один вор в законе Владимир Соломинский (Солома). К слову, Мася также значился в числе крестных отцов Сергея (всего их было 12 человек).

Вячеслав Иваньков (Япончик)

Судьбы Бойца и Маси оказались переплетены не только по ту сторону закона: после гибели Моисеева в 1991 году Сергей сначала финансово помогал его жене и ребенку, а потом и вовсе женился на вдове друга. При этом знающие Бойца люди отмечали, что сделал это вор не только из-за любви к женщине, но еще и из-за чувства долга перед семьей усопшего товарища. Еще одним вором, причастным к коронации Бойца, был Владимир Орлов (Орел). Интересно, что спустя годы его протеже лишит Орла воровского титула.

Дело в том, что Боец всегда действовал по принципу «Платон мне друг, но истина дороже». Когда Орел начал вести себя неподобающим образом — например, стал общаться с вором-самозванцем, с которым конфликтовали Япончик и Боец, — последний тут же поставил воровской титул своего крестного отца под вопрос. Последней каплей, после которой Орел лишился титула, стала тюремная сходка, на которой воры спросили, кто, собственно, его короновал? Вопрос был задан неслучайно: в последнее время Орел увлекся алкоголем и сильно деградировал. Из двух крестных отцов он вспомнил только одного, после чего в итоге был с позором раскоронован.

В 1993 году Боец был переведен в знаменитую тюрьму Владимирский централ. Там за него взялись с новой силой и усердием: тюремщики поставили себе задачу прицельно сломать именно этого вора, слухи о несгибаемой воле которого ходили по всем тюрьмам и колониям. Зная, что Боец на контакт с надзирателями однозначно не пойдет, те придумали способ, как почаще применять санкции к непокорному арестанту.

Его принялись постоянно назначать дежурным, в обязанности которого входило оглашать количество зэков в камере. Само собой, Боец даже не собирался подчиняться, каждый раз делая вид, что не замечает вошедших тюремщиков. Тем только того и надо было: раз за разом его скручивали и водворяли в карцер на 15 суток. А как только срок наказания истекал, Боец снова назначался дежурным — и все повторялось.

Реваз Цицишвили (Цицка) и Сергей Бойцов (Боец)

1993 год, тюрьма СТ-2 «Владимирский централ»

Неизвестно, сколько бы длилось противостояние вора и тюремного руководства, если бы не случай в 1995 году. К этому времени Боец сильно сдал в плане здоровья: из-за жуткого холода в карцере у него появились проблемы с суставами и начала отказывать левая рука. Надзиратели, предвкушая скорую победу, с намеченного пути не сворачивали и продолжали требовать от арестанта доклада.

Однажды они вошли в камеру и уже готовились отвести бунтаря в карцер, как вдруг увидели лицо Бойца и от неожиданности лишились дара речи: рот вора был зашит черными нитками. Изумленные такой силой духа тюремщики не стали больше его трогать.

Помимо противостояния тюремной администрации, Боец успевал решать рутинные вопросы в криминальном сообществе. Во Владимирском централе он пользовался огромным авторитетом и, даже находясь в карцере, умудрялся разрешать проблемы арестантов. Также он стал крестным отцом знаменитого вора в законе Александра Северова (Саша Север) — друга певца Михаила Круга, которому тот посвятил свою самую знаменитую песню «Владимирский централ».

Тем временем подошел срок, когда Бойцу следовало оказаться на свободе: стены тюрьмы он покинул в феврале 1998 года, когда ему уже было 37 лет. Первое время авторитет путешествовал по России: например, побывал во Владивостоке в гостях у Джема. Во время поездок Боец постепенно привыкал к новым жизненным реалиям — несмотря на то, что пик бандитских разборок миновал, времена по-прежнему оставались смутными. Присутствовала неразбериха и на криминальной арене родной Бойцу Иркутской области.

К власти там отчаянно стремились представители кавказского криминала; славянские авторитеты сопротивлялись как могли — но силы были не очень-то равны. Боец хорошо понимал, что Япончик не просто так короновал его: криминальный «патриарх» возлагал на надежного и бесстрашного крестника особые надежды. Боец, в свою очередь, старался оправдать все чаяния крестного отца — но к моменту своего освобождения он, по сути, остался один.

Масю убили в 1991 году: его автомобиль, начиненный взрывчаткой, взлетел на воздух на Падунской трассе города Братска. В 1995 году в Москве на Хорошевском шоссе расстреляли Солому. Еще один уроженец Иркутской области вор в законе Сергей Липчанский (Сибиряк) — тот самый, что в 1994 году собрал скандальную сходку криминальных элементов в Бутырке, — пропал без вести два года спустя. Верный друг Сибиряка Сергей Комаров (Комар) пытался было найти концы в этой истории. Но накануне встречи с частным детективом, которого Комар нанял для поисков приятеля, авторитет был расстрелян киллерами в подъезде своего дома в Петровско-Разумовском проезде.

Помимо напряженных отношений с кавказцами, Боец столкнулся и с неприязнью местных отморозков: молодая бандитская поросль отказывалась беспрекословно подчиняться даже такому авторитету, как он. К тому же все действия «братвы» нового поколения были направлены лишь на собственное обогащение, а не на противостояние захватчикам региона. Подобное отсутствие единых целей в итоге свело на нет все усилия Бойца по отвоевыванию Иркутской области у кавказского криминала.

Ко всему прочему, в конце 1998 года, накануне зимних праздников, Боец чуть было не распрощался с жизнью. В роковой день он как обычно вышел из дома в Иркутске и направился к своему автомобилю Mercedes 600. Но не успел вор открыть дверь машины, как грянул взрыв: оказалось, что злоумышленники заложили в припаркованные рядом «Жигули» самодельную бомбу, начиненную металлическими шариками и гвоздями. Взрывной волной Бойца отбросило на 10 метров, но он выжил и угодил на больничную койку. Его телохранителю и двум случайным прохожим повезло меньше — от полученных ранений они скончались.

Однако враги Бойца не успокоились, лишь поменяли метод расправы: они сумели подмешать в еду авторитета мышьяк. С тяжелым отравлением вора доставили в больницу, где врачам удалось вытащить пациента с того света. Боец, осознав, что не сможет в одиночку воевать со всеми, решил временно пожить в Москве, куда и отправился вскоре после выписки из больницы.

Оказавшись в столице, вор времени зря не терял и принялся заводить полезные знакомства с местными авторитетами, мечтая, что со временем он сможет собрать свою армию, вернуться в Иркутск и все расставить там по местам. Однако даже в Москве Бойцу не удалось скрыться от киллеров. Смерть подстерегла его 20 февраля 1999 года на Мосфильмовской улице. Накануне Боец и его охранник Андрей Верещагин прибыли с дружеским визитом к знакомому вору, у которого решили заночевать. Утром они вышли из подъезда и направились к своей машине, совершенно не обращая внимания на припаркованные неподалеку «Жигули» и BMW.

Как оказалось, зря: в салонах этих авто сидели бандиты, которые, едва завидев цели, открыли по ним шквальный огонь. Прибывшим на место медикам осталось только констатировать смерть: Боец и его телохранитель были изрешечены пулями и не подавали признаков жизни. Немногим позже на улице Дружбы стражи порядка обнаружили тот самый BMW, на заднем сиденье которого лежали два пистолета-пулемета. То, что действовали не дилетанты, а профессионалы, стало ясно сразу: рукоятки оружия были обернуты мятой фольгой, с которой невозможно снять отпечатки пальцев. Убийц Бойца так и не нашли.

На могиле Сергея Бойцова (Боец), Иркутск

Похоронили вора на Ново-Ленинском кладбище в Иркутске. На его могиле установлен обычный, без лишнего пафоса памятник с надписью: «Помним, любим, скорбим». Такая же плита венчает могилу погребенного рядом с шефом телохранителя Андрея Верещагина. Впрочем, при жизни Боец успел воздвигнуть себе другой памятник — нерукотворный: в сети по сей день гуляют стихотворения, которые нередко цитируют как поклонники Бойца, так и те, кто понятия не имеет, чем на самом деле был славен Сергей Бойцов.

Учитесь управлять собой,
Во всем ищите добрые начала,
И споря с трудною судьбой,
Умейте начинать сначала.

Споткнувшись, самому вставать,
В себе самом искать опору.
При быстром продвижении в гору
Друзей в пути не растерять.

Не злобствуйте, не исходите ядом,
Ищите лишь добро везде.
Особенно упорно в тех, кто рядом,
Умейте радовать друзей!

Несчастья скоро все уйдут,
Не умирайте, пока живы!
Ведь беды тоже устают,
И завтра будет день счастливый!

Обратная связь с отделом «Силовые структуры»: Если вы стали свидетелем важного события, у вас есть новость или идея для материала, напишите на этот адрес: [email protected] Больше важных новостей в Telegram-канале «Лента дня». Подписывайтесь!

Избранные цитаты писателей-орловцев - Экскурсии по Орлу

…а также цитаты просто хороших людей, но об Орле.

Сей город можно почти назвать срединою торговли между российскими и малороссийскими городами... по чему и о жителях должно бы заключить, что они богаты, однако несогласие между собою и зависть, будто сорожденные орлянам, препятствовали им до сего времени достигать сего блага...

Василий Зуев, «Путешественные записки от Санкт-Петербурга до Херсона в 1781 и 1782 году», 1787.

...Из Москвы поехал я на Калугу, Белёв и Орёл. И сделал, таким образом, двести вёрст лишних, зато увидел Ермолова. Он живёт в Орле, близ коего находится его деревня.

Александр Пушкин, «Путешествие в Арзрум», 1829.

На заре ты её не буди,
На заре она сладко так спит;
Утро дышит у ней на груди,
Ярко пышет на ямках ланит...

Афанасий Фет, 1842.

Я пришёл к тебе с приветом,
Рассказать, что солнце встало,
Что оно горячим светом
По листам затрепетало,
...
Рассказать, что отовсюду
На меня весельем веет,
Что не знаю сам, что буду
Петь, — но только песня зреет!

Афанасий Фет, 1843.

Россия без каждого из нас обойтись может, но никто из нас без неё не может обойтись… Космополитизм – чепуха, космополит – нуль, хуже нуля; вне народности ни художества, ни истины, ни жизни, ничего нет.

Иван Тургенев, «Рудин», 1856.

На женскую любовь ушли мои лучшие года, пусть же вытрезвит меня здесь скука, пусть успокоит меня, подготовит к тому, чтобы и я умел не спеша делать дело.

Иван Тургенев, «Дворянское гнездо», 1859.

Россия отстала от Европы; нужно подогнать её...
У нас лучшие головы... давно в этом убедились; все народы в сущности одинаковы; вводите только хорошие учреждения – и дело с концом.

Иван Тургенев, «Дворянское гнездо», 1859.

– Всё это прекрасно! – воскликнул, наконец, раздосадованный Паншин, – вот вы, вернулись в Россию, – что же вы намерены делать?
– Пахать землю, – отвечал Лаврецкий, – и стараться как можно лучше её пахать.

Иван Тургенев, «Дворянское гнездо», 1859.

И кто ж это видывал, чтоб из-за эдакой из-за козьей бороды, прости господи, из-за мужчины в монастырь идти?

Иван Тургенев, «Дворянское гнездо», 1859.

Здравствуй, одинокая старость! Догорай, бесполезная жизнь!

Иван Тургенев, «Дворянское гнездо», 1859.

Желаю, чтобы меня похоронили в Орле, возле моей матери и сестры; свезти меня туда на простых дрогах без балдахина, на паре лошадей; за мною поедут дети, да Николай мой...

Алексей Ермолов, 1861 (?).

Человек, который всю свою жизнь поставил на карту женской любви и когда ему эту карту убили, раскис и опустился до того, что ни на что не стал способен, этакой человек – не мужчина, не самец.

Иван Тургенев, «Отцы и дети», 1862.

Прежде, в недавнее ещё время, мы говорили, что чиновники наши берут взятки, что у нас нет ни дорог, ни торговли, ни правильного суда...
А потом мы догадались, что болтать, всё только болтать о наших язвах не стоит труда… мы увидали, что и умники наши, так называемые передовые люди и обличители, никуда не годятся, что мы занимаемся вздором...

Иван Тургенев, «Отцы и дети», 1862.

Надо бы так устроить жизнь, чтобы каждое мгновение в ней было значительно.

Иван Тургенев, «Отцы и дети», 1862.

Порядочный химик в двадцать раз полезнее всякого поэта.

Иван Тургенев, «Отцы и дети», 1862.

Видишь, что я делаю: в чемодане оказалось пустое место, и я кладу туда сено; так и в жизненном нашем чемодане; чем бы его не набили, лишь бы пустоты не было.

Иван Тургенев, «Отцы и дети», 1862.

Каждый человек на ниточке висит, бездна ежеминутно под ним разверзнуться может, а он ещё сам придумывает себе всякие неприятности, портит свою жизнь.

Иван Тургенев, «Отцы и дети», 1862.

Вас нет — и плакать я готов,
И Ангел мой без вас вздыхает.
Старик-токарь своих трудов
Вам две застёжки посылает.

Когда работал их чудак,
То с вами мысль его дружилась:
О, не кружитесь в жизни так,
Как кость слоновая кружилась!

Афанасий Фет, «Н.А. Офросимовой при посылке двух пуговок», 22.02.1869.

Как подумаешь: нет ничего на свете сильнее… и бессильнее слова!

Иван Тургенев, «Вешние воды», 1872.

У нас и хвост долог, и нос долог, и мы стоим как кулики на болоте да перекачиваемся: нос вытащим – хвост завязнет, а хвост вытащим – нос завязнет.

Николай Лесков, «Соборяне», 1872.

Кроме городского – Шредерского сада... устроен ещё за городом Ботанический сад... Эти сады служат наилучшим увеселением в летнее время для жителей города. Для зимнего времени существует в Орле театр.

Гавриил Пясецкий, «Исторические очерки города Орла», 1874.

Дрова уже и тогда в Орле были очень дороги, и бедные люди отапливались то гречневою лузгою, то навозом, а последнее требовало большой заготовки.

Николай Лесков, «Несмертельный Голован», 1880.

В Орле, в этом странном «прогорелом» городе, который вспоил на своих мелких водах столько русских литераторов, сколько не поставил их на пользу родины никакой другой русский город…

Николай Лесков, «Новости и Биржевая газета», 1883.

– А у вас в Орле в котором часу настаёт воровской час?
Тётушка отвечает из какой-то книги:
– «Егда люди потрапезуют и, помоляся, уснут, в той час восстают татие и исходя грабят».

Николай Лесков, «Грабёж», 1887.

Стоит направить своё внимание и волю к определённой цели, как сейчас же появляются помощники.

Михаил Пришвин, «За волшебным колобком», 1908.

Самому мне, кажется, и в голову не приходило быть меньше Пушкина, Лермонтова, – благо лермонтовское Кропотово было в двадцати пяти верстах от нас, да и вообще чуть не все большие писатели родились поблизости, – и не от самомнения, а просто в силу какого-то ощущения, что иначе и быть не может.

Иван Бунин, Автобиографическая заметка, 1915.

Страстная неделя, пятница. Как некстати тут норд! И звучит глупо. Другое встаёт: Орёл, тепло, пахучая ракита, разлив рек, весёлая гимназическая религия, шатанье по Болховской. Помню: вот в гимназическом зале, в ожидании очереди идти к старому батьке на исповедь, сижу на подоконнике открытого окна и смотрю на солнечную, тёплую, весенне тарахтящую улицу. Или: пальто в напашку, в шитой рубашке, иду по Очному мосту и смотрю на мелькающие носки блестящих, собственноручно начищенных сапог. Вечерок, внизу разлившаяся полноводная река. И сапоги красивы, и сам я красив – а навстречу плывут тоже молодые и красивые, и где-то церковный звон. И в каждую я влюблён… (3 мая 1918)

Леонид Андреев, дневник 1914–1919.

Некогда скромная Москва (выражение жития: «честная кротостью» и «смиренная кротостью»), катясь в истории как снежный, движущийся ком, росла, наматывая на себя соседей. Это восхождение трудное, часто преступное.

Борис Зайцев, «Преподобный Сергий Радонежский», 1925.

Наша республика похожа на фотографическую тёмную комнату, в которую не пропускают ни одного луча со стороны, а внутри всё освещено красным фонариком. (1929)

Михаил Пришвин, Дневники 1905–1947.

Вот Орёл, один из самых коренных русских городов, – хоть бы его-то жизнь, его людей узнать, а что же я узнал? Улицы, извозчики, разъезженный снег, магазины, вывески, – всё вывески, вывески…

Иван Бунин, «Жизнь Арсеньева», 1930.

Я заходил в библиотеку. Это была старая, редкая по богатству библиотека. Но как уныла была она, до чего никому не нужна!.. Какое несметное количество было на земле поэтов, романистов, повествователей, а сколько уцелело их? Всё одни и те же имена во веки вечные!..

Иван Бунин, «Жизнь Арсеньева», 1930.

Человека делают счастливым три вещи: любовь, интересная работа и возможность путешествовать.

Иван Бунин (цитата из интернета)

В Орле исчезли заготовки для памятных монет к литературному фестивалю

Фото: Nullo Nomine

Ах, господа, как надойдёт воровской час, то и честные люди грабят.

Н.С. Лесков. Грабёж

В Орле на средства Фонда президентских грантов проводится историко-литературный фестиваль «Золото русской литературы». Культурное событие, как отмечено организаторами, посвящено «сохранению памяти о жизни, творчестве и личных взаимоотношениях великих русских литераторов – И.С. Тургенева, Л.Н. Толстого и А.А. Фета».

Как видно, в перечне имён нет Николая Лескова. Но его тексты вновь оживают, когда на наших глазах воплощается им описанное.

Накануне, 25 октября, на сцене Детского парка проходил финал литературного конкурса: начинающие и уже давно пишущие авторы представили на суд жюри и ко вниманию публики свои поэтические сочинения.

Имена победителей и лауреатов творческого вечера, конечно, появятся здесь.

Для участников и тех, кто снискал особое расположение судейской комиссии, приготовили грамоты и призы. Также всем пообещали общее фото с актёрами – писательской тройкой. И сувенир от спонсора конкурса – памятную монету, которую в честь конкурса мог выковать любой его участник. Но с монетой как раз не вышло: пока поэты и писатели уходили со сцены, собирали звуковую и записывающую аппаратуру, кто-то... украл заготовки для тех самых монет. А дело было уже к вечеру – не иначе воровской час настал в нашем губернском городе... Тем и утешились орловцы, возрадовавшиеся, что хоть все личные вещи остались при них.

Ссылка на новость: https://www.infoorel.ru/news/v-orle-ischezli-zagotovki-dlya-pamyatnyh-monet-k-literaturnomu-festivalyu.html

© ИА «Инфо-Сити». Свидетельство о регистрации СМИ ИА № ФС 77-24731 выдано РОСКОМНАДЗОРом 19 июня 2006 г.

Acquista татуировка наклейка мужская орел online

Promozioni hot in татуировка наклейка мужская орел: le migliori offerte e sconti online con recensioni di clienti reali.

Grandi notizie! Sei nel posto giusto per татуировка наклейка мужская орел. Ormai sai già che, qualunque cosa tu stia cercando, lo troverai su AliExpress. Abbiamo letteralmente migliaia di ottimi prodotti in tutte le categorie di prodotti. Sia che tu stia cercando etichette di fascia alta o acquisti economici e economici, ti garantiamo che è qui su AliExpress.Troverai negozi ufficiali per i marchi oltre a piccoli venditori indipendenti di sconti, i quali offrono metodi di pagamento rapidi e affidabili, oltre che convenienti e sicuri, indipendentemente da quanto tu scelga di spendere.

AliExpress non sarà mai battuto per scelta, qualità e prezzo. Ogni giorno troverai nuove offerte solo online, sconti sui negozi e l'opportunità di risparmiare ancora di più raccogliendo i coupon. Ma potresti dover agire in fretta poiché questo татуировка наклейка мужская орел è destinato a diventare uno dei best seller più richiesti in pochissimo tempo. Pensa quanto saranno gelosi i tuoi amici quando dici che hai il tuo татуировка наклейка мужская орел su AliExpress. Con i prezzi più bassi online, le tariffe di spedizione economiche e le opzioni di ritiro locali, puoi realizzare un risparmio ancora maggiore.

Se hai ancora due menti татуировка наклейка мужская орел e stai pensando di scegliere un prodotto simile, AliExpress è un ottimo posto per confrontare prezzi e venditori. Ti aiuteremo a capire se vale la pena pagare un extra per una versione di fascia alta o se stai ottenendo un acquisto altrettanto vantaggioso acquistando l'articolo più economico. Inoltre, se vuoi solo concederti e dare un'occhiata alla versione più costosa, AliExpress si assicurerà sempre che tu possa ottenere il miglior prezzo per il tuo denaro, anche facendoti sapere quando starai meglio ad aspettare che inizi una promozione e i risparmi che puoi aspettarti di fare.

AliExpress è orgogliosa di assicurarsi di avere sempre una scelta informata quando acquisti da una delle centinaia di negozi e venditori sulla nostra piattaforma. Ogni negozio e venditore è valutato per il servizio clienti, il prezzo e la qualità dei clienti reali. Inoltre puoi scoprire il negozio o le singole valutazioni del venditore, oltre a confrontare prezzi, offerte di spedizione e sconti sullo stesso prodotto leggendo commenti e recensioni lasciati dagli utenti. Ogni acquisto è valutato a stelle e spesso ha commenti lasciati dai precedenti clienti che descrivono la loro esperienza di transazione in modo da poter acquistare con fiducia ogni volta. In breve, non devi crederci sulla parola - ascolta i nostri milioni di clienti soddisfatti.

E se sei nuovo su AliExpress, ti faremo conoscere un segreto. Poco prima di fare clic su "acquista ora" nel processo di transazione, prenditi un momento per controllare i coupon e risparmierai ancora di più. Puoi trovare coupon negozio, coupon AliExpress o puoi raccogliere coupon ogni giorno giocando ai giochi sull'app AliExpress. Inoltre, poiché la maggior parte dei nostri venditori offre la spedizione gratuita, riteniamo che accetti di ottenere questo татуировка наклейка мужская орел a uno dei migliori prezzi online.

Abbiamo sempre l'ultima tecnologia, le ultime tendenze e le etichette più discusse. Su AliExpress, qualità, prezzo e servizio di alta qualità sono sempre di serie. Inizia la migliore esperienza di shopping che tu abbia mai, proprio qui.

Сдать медицинские анализы в Сочи, Улица Воровского, 19

Основные услуги

  • Сперма (посев/биохимический анализ)
  • Взятие крови
  • Приём мочи и кала
  • Мазок из носа/зева
  • Урогенитальный мазок
  • Тест COVID-19

Как добраться

Сочи, улица Воровского, 19

Открыть карту

Все способы добраться

Анализы


и медицинские услуги

Выдача результатов исследований доступна во время работы отделения — с 7:30 до 14:30.
Результаты тестов на коронавирус можно получить только в последний час расписания тестов COVID-19.
Также вы можете узнать результаты исследований онлайн.

08.03.2021 - Отделение работает 07.30 - 14.30
С 09.03.2021 - Возобновление работы в штатном режиме

Пн-пт Сб Вс

Приём анализов (кроме COVID-19)

7:30 – 11:00 Выходной

Тест COVID-19

ПЦР-анализ на коронавирус SARS-CoV-2

11:00 – 14:30 Выходной

Приём анализов (кроме COVID-19)

Пн. – пт.
Сб.
Вс.

7:30 – 11:00
7:30 – 11:00
Выходной

Тест COVID-19

Пн. – пт.
Сб.
Вс.

11:00 – 14:30
11:00 – 14:30
Выходной

ПЦР-анализ на коронавирус SARS-CoV-2

Александр Сидоров. Елец – всем ворам отец

Александр Сидоров

Тридцать три подзатыльника

Нынче и в преступном мире, и в представлении простых российских обывателей закрепилось убеждение в том, что для уголовника мама – Одесса, а папа – Ростов. Присловье это живет даже несмотря на то, что по уровню криминализации Ростов-на-Дону давно уже не является лидером, а Одесса для России – и вовсе отрезанный ломоть, отошедший прожорливой Украине.

Но в воровском мире существует и другая «родословная», менее известная обычному россиянину. Она гласит: «Елец – всем ворам отец». Но что такого замечательного для «элиты» преступного мира таит маленький городок, расположенный в 80 километрах от Липецка? Елец и нынче-то насчитывает всего около 110 тысяч жителей, а в былые времена народу было вовсе – кот наплакал. Каким же медом он для воров мазанный?

Елец – город старинный. Впервые его упоминает Никоновская летопись в 1146 году: «Князь же Святослав Ольгович иде в Рязань, и быв во Мченске, и в Туле и в Дубке на Дону и в Ельце, и в Пронске…». Эту дату принято считать годом основания города. Однако, по мнению большинства историков, цитированная запись является поздней вставкой XVI века. Первым же достоверным письменным упоминанием Ельца можно считать запись митрополита Киевского Пимена о встрече с князем Елецким в 1389 году.

Но более поздние летописи, однако, задним числом повествуют о многочисленных половецких набегах на Елец начиная с 1152 года. Если верить этим рассказам, город не раз сгорал дотла, жители гибли в битвах с врагом или уводились в полон. В 1238 году отстроенный с превеликим трудом городок разорило войско хана Батыя. Затем в 1283 году непокорные ельчане разгромили слободку сборщика дани Ахмета Темира и забрали его имущество. Огорченный до невозможности баскак вернулся с ордынцами и снова оставил от города пепел. Позже Елец еще не раз восстанавливали и палили. В 1357 году митрополит Московский Алексей попытался прервать эту добрую традицию: восстановленный по его указанию Елец обнесли дубовой крепостной стеной и вырыли вокруг крепости глубокий ров. Напрасные труды: в 1380 году хан Мамай сжигает елецкий кремль. Возмущенные ельчане выступают против ордынца в Куликовской битве. Хотя зловредные историки оспаривают факт участия ельчан в этом сражении.

Но как ни крути, а в древнюю пору Елец был пограничным городом, охранявшим рубежи Российского государства, и посему часто подвергался нападению и разорению. В 1395 году над ним жестоко поглумился грозный Тамерлан во время погони за ханом Золотой Орды Тохтамышем. С землей не сровнял, однако повырубил окрест дремучие леса, чтобы облегчить путь своему войску. А в 1414 году, как сообщает Патриаршая летопись, «...приидоша татарове многи… и много зла сотвориша, и град Елец взяша, и елецкого князя убиша». Что за «татарове» и откель они «приидоша», покрыто мраком. Одначе же с тех пор почти две сотни лет о граде Ельце никто слыхом не слыхивал.

Короче, как в сказке Алексея Толстого «Приключения Буратино»: «Здравствуйте, меня зовут Пьеро... Сейчас мы разыграем перед вами комедию под названием: " Тридцать три подзатыльника". Меня будут колотить палкой, давать пощечины и подзатыльники. Это очень смешная комедия...»

Я к тому, что до конца XVI века искать следы «славного воровского прошлого» в истории города Ельца бессмысленно. Как говорится, не тот жанр.

Скаска о Стеньке

В 1591 году царь Федор Иоаннович сызнова повелел возвести Елецкую крепость, для чего из городов Южной Руси согнали стрельцов, казаков и детей боярских – то есть народ в основном служивый, вольный, строптивый и буйный. Гремучая смесь. Аукнулась такая беспечность и недальновидность государева в самом скором времени.

Но для начала – немного исторической лингвистики. В те далекие времена словом «вор» на Руси обзывали не высшую касту уголовного мира и даже не обычных «крадунов». Банальные разбойники и прочая паршивая уголовщина назывались «татями». Помните присказку – «аки тать в нощи»? Вот это – о них. «Ворами» же именовали политических преступников – мятежников, предателей, а также тех, кто «выступал против порядка правления», избирая объектами преступлений государственные органы и чиновников. К таковым ворам можно отнести Пугачева, Разина, Болотникова и других героических живодеров. Через многая лета обе эти категории большевики подведут под 58-ю «политическую» и 59-ю «бандитскую» статьи. В Уголовном кодексе РСФСР 1926 года только они две были «расстрельными». А в период Смуты, Семибоярщины и прочих кровавых забав «воров» предпочитали все больше четвертовать да сажать на кол. Ну, это уже – вопрос вкуса…

Обратимся к «Списку с скаски, какова сказана у казни вору и богоотступнику и изменнику Стеньке Разину», где предводитель казачьего восстания постоянно именуется «вором», а его преступления – «воровством», хотя речь идет о грабежах и убийствах. «Скаска» – это приговор, который написан в форме обличительной речи, обращенной к обвиняемому. Подробно перечисляются злодеяния Стеньки, причем рассказ обильно пересыпается определениями «вор», «воровство», «воровской», «своровали», под которыми разумеются смута, государственное преступление, измена:

«Вор и богоотступник и изменник донской казак Стенька Разин!

В прошлом 175-м году, забыв ты страх божий и великого государя царя и великого князя Алексея Михайловича крестное целование и ево государскую милость, ему, великому государю, изменил, и собрався, пошел з Дону для воровства на Волгу. И на Волге многие пакости починил, и патриаршие и монастырские насады [ Насад – речное плоскодонное беспалубное судно. ], и иных многих промышленных людей насады ж и струги на Волге и под Астраханью погромил и многих людей побил…

Ты ж, вор Стенька, пришед под Царицын, говорил царицынским жителям и вместил воровскую лесть, бутто их, царицынских жителей, ратные великого государя люди идут сечь. А те ратные люди посланы были на Царицын им же на оборону. И царицынские жители по твоей прелести своровали и город тебе здали…

И послал в разные города и места свою братью воров с воровскими прелестными письмами, и писал в воровских письмах, бутто сын великого государя нашего благоверный государь наш царевич и великий князь Алексей Алексеич жив и с тобой идет…»

Или вспомните у Пушкина в «Капитанской дочке» разговор коменданта Белогорской крепости капитана Миронова с Емельяном Пугачевым: «Пугачев грозно взглянул на старика и сказал ему: “Как ты смел противиться мне, своему государю?” Комендант, изнемогая от раны, собрал последние силы и отвечал твердым голосом: “Ты мне не государь, ты вор и самозванец, слышь ты!”»

Вот и елецкая поговорка первоначально подразумевала «вора» не в нынешнем, а в том давнем, старинном смысле! Ко времени ее возникновения население славного города уже здорово отличалось от прежних, зашуганных судьбой и кочевниками елецких обывателей. Что называется, замес покруче, норов позлее. Да и соседи им под стать подобрались. И то сказать: поднялись на одних дрожжах… Но об этом – следующая глава.

Северская земля, смутная и воровская

Во времена грозного царя Иоанна Васильевича (1530–1584), когда Московское царство набирало силу и расширялось, южные рубежи Московии именовали Диким Полем: они постоянно подвергались набегам крымских татар да ногайцев и почти опустели. Наряду с басурманами врагами и разбойниками числили и черкасов – запорожских казаков, которые совершали налеты на Московское царство. Так что немногие аборигены этих мест, вынужденные противостоять разноплеменным башибузукам, отличались особой закалкой, диким характером и редкостной отвагой.

Вся эта катавасия изрядно поднадоела царю Ивану, и он решил укрепить «подбрюшье» своего государства, заодно отодвигая его границы в южном направлении. Грозный повелел создать так называемую «засечную черту» – систему оборонительных сооружений против кочевников. Она получила свое название от засек – заграждений из поваленных крест-накрест толстых стволов деревьев, направленных заостренными вершинами в сторону противника. В засечную черту входили также валы, рвы, частоколы и естественные преграды на местности. Но все эти фортификации гроша не стоили без надежных пограничных гарнизонов. Начинают укрепляться уже существующие города Мценск, Новосиль, поднимаются из небытия разрушенные когда-то Кромы, Ливны, Елец, строится новый Орел…

На юг Московского царства хлынули переселенцы – преимущественно служилые да военные, бесшабашные сорвиголовы. Помимо этого, великий государь Иван IV повелел ссылать в «окраинные города» Северского края «кромешников, мятежников, бунтарей», то есть «политически неблагонадежных». Здесь же находили пристанище беглые холопы, разбойники, приговоренные к смерти душегубцы. Компания подобралась – мама, не горюй, отборная маргинальная публика. А иные и не выдержали бы диких набегов, постоянных стычек, схваток да побоищ.

Значительную часть южных окраин занимала также Комарицкая (Камаринская) волость. Принадлежала она непосредственно царю, управлялась Дворцовым приказом, местный люд фактически не ведал крепостного ярма. Вольные, независимые крестьяне на черноземных землях жили в достатке и подать платили исправно. Хотя не все так просто. Например, дореволюционный историк Орловщины Тимофей Афанасьевич Мартемьянов писал: «Камаринщина, доставшаяся Москве от Литвы лишь в 1503 г., <…> с тех пор до конца своей украинской истории представляла собою один из опаснейших уголков Украины; ей частенько случалось испытывать на себе и опустошительные вторжения литовцев и поляков, <> и губительные татарские набеги. Камаринцам той эпохи, поэтому, жилось вообще не сладко; их нередко то грабили, то полонили, то прямо истребляли “огнем и мечем”».

И все же, пока был жив Грозный, он довольно крепко держал державу в кулаке. Но царь Иван отошел в мир иной, затем в 1598 году умирает его старший сын Федор Иоаннович, линия Рюриковичей прерывается, Земский собор избирает царем Бориса Годунова – шурина Федора. И начинается Великая Смута…

Формальным поводом стала смерть царевича Дмитрия Иоанновича – младшего сына Ивана Грозного от его жены Марии Нагой. Дмитрий, строго говоря, царевичем не являлся. Правда, Иван Васильевич обвенчался с Марией Федоровной, однако этот брак был уже восьмым по счету и с точки зрения православной церкви не мог считаться законным (для таких венчаний у Грозного имелся «ручной» протопоп Никита, служивший прежде в опричниках). Так что Дмитрия с матерью по смерти государя регентский совет отправил в Углич, где царский сын числился удельным угличским князем.

15 мая 1591 года во время игры в «тычку» (метание ножика) у восьмилетнего царевича случился приступ эпилепсии («черной немочи»), и он, по рассказам очевидцев, наткнулся на ножик, который вошел ему в шею. Однако Мария Нагая и ее брат Михаил заявили, что это – убийство, совершенное по приказу из Москвы. Предполагаемых убийц народ разорвал на куски (хотя в момент гибели царевича они находились в другом месте). Самоуправцев власть жестоко покарала. А на царский трон взошел брат жены Федора Иоанновича, Ирины? – татарин Борис Годунов.

Молва тут же связала гибель Дмитрия с именем нового государя: якобы тот устранил возможного соперника. Многие историки между тем считают Годунова непричастным к убийству. Дмитрий по всем раскладам считался незаконнорожденным и не мог претендовать на трон. Хотя татарин делал все, чтобы свести риски до минимума: добился удаления вдовствующей царицы с сыном в захолустный Углич, убедил царя Федора не поминать Дмитрия в церквах при перечислении царских родственников. Но и малолетний царевич Годунова ненавидел. Германский ландскнехт Конрад Буссов вспоминал, как шестилетний Димитрий отсек голову снеговику, названному Борисом Годуновым…

Однако не будем копаться в этом темном детективе. Главное в другом. Через некоторое время убийством царевича Дмитрия воспользовались исконные враги Московии – поляки. В 1603 году в Польше объявляется авантюрист, который выдает себя за чудесно спасшегося Дмитрия. Согласно распространенной версии, это был беглый монах Чудова монастыря Григорий Отрепьев. Новоявленный Дмитрий получил поддержку польского воеводы города Сандомира Юрия Мнишека. Под крыло «царевича» пошли казаки, московские беглецы, польские и литовские авантюристы... Самозванцу невольно помог и сам Годунов со товарищи. Ведь они долгое время скрывали царское происхождение Дмитрия, называя того князем. Зато после появления претендента на престол вдруг бросились служить за упокой души Димитрия, уже именуя его царевичем! Все это вкупе со странным «назначением на должность царя» зело смутило народную массу.

А тут еще – целая череда неурожайных лет. Люди мрут с голоду, едят собак и кошек, сено и кору… Доходило до людоедства: купцам и иноземцам не советовали в одиночку путешествовать по стране. Народ воспринял голод как Божью кару за грехи царя-татарина. Ненавидели «выскочку» и бояре. Подозрителен был и жесток, под стать приснопамятному государю Иоанну Васильевичу.

Итак, 13 октября 1604 года трехтысячное войско самозванца вторглось в пределы Московского царства с юго-запада и двинулось вглубь Северской земли. И местное население поддержало Лжедмитрия! Дюже не любил народец северский московскую власть, от которой многие сюда и бежали. К служилым людям да разбойничкам добавились крепостные крестьяне: во время голода Годунов разрешил им уходить от своих господ туда, где можно было прокормиться. Вот часть крестьян (и даже горожан) из голодных областей нахлынула на юг. Прийти-то пришли, да только не навсегда: согласно указу об «урочных летах» 1597 года, им по окончании голода надлежало вернуться к хозяевам, иначе они подлежали пятилетнему сыску. А Лжедмитрий щедро обещал свободу и вольную жизнь! Так Северский край становится «гнездом Смуты».

Под стать ему и Комарицкая волость. Здешнее крестьянство опасалось, что при «татарском царе», да еще в условиях многолетнего голода комарицким вольностям придет конец, свободного землепашца задушат непосильными податями и наденут на него крепостное ярмо. Сохранились свидетельства о том, что комарицкие жители прятали зерно, зарывая его в землю; некоторые от ужаса перед ожиданиями «годуновской перестройки» даже вешались. Нечто подобное Россия переживет тремя веками позже, в годы советской коллективизации. Неудивительно, что жители Комарицкой волости, видя, как Лжедмитрий мирно, без грабежей и разора вступил в их земли, словно истинный державный владетель, да еще сторонник всевозможных свобод, приняли его как законного государя. В январе 1605 года Лжедмитрий занимает Севск, комарицкие крестьяне присягают новому царю, многие вступают в его войско, обеспечивают его продовольствием, фуражом, предоставляют свои дома для постоя.

Однако 21 января 1605 года у села Добрыничи в жестоком сражении войско Годунова под предводительством князей Федора Мстиславского и Василия Шуйского разгромило самозванца. Лжедмитрий потерял в битве свыше трети своей 15-тысячной армии убитыми и бежал в Путивль, а мятежная Комарицкая волость была полностью выжжена и разорена: каратели не щадили ни женщин, ни стариков, ни детей. «Москвитяне… произвели жестокую расправу над камаринцами. Последние, без различия пола и возраста, обречены были на варварские казни; их сажали на кол, вешали за ноги и расстреливали из луков и пищалей, младенцев же – жарили на сковородах», – читаем у Мартемьянова.

Все эти, а также дальнейшие мрачные и кровавые события привели к тому, что в памяти народной закрепилась поговорка – «Северская земля – воровская земля».

Орел да Кромы – первые воры

Идти на штурм Путивля победители не решились. К самозванцу подошли более четырех тысяч казаков, и Лжедмитрий направил часть из них во главе с донским атаманом Андреем Корелой на защиту городка Кромы, куда в помощь отряду воеводы Федора Шереметева спешило войско князя Мстиславского. Для самозванца этот городок, открывший ему ворота в 1604 году, имел большое значение. В случае потери Кром «царевич» лишался удобного выхода к Калуге, а оттуда – на Москву; он принужден был бы двигаться по правому берегу Оки, преодолевая сопротивление сильных крепостей.

Осада Кром началась сразу после битвы при Добрыничах и длилась уже больше двух месяцев, когда казаки Корелы совершили дерзкий рейд, прорвали окружение и вступили в город, который к тому времени защищали всего 200 стрельцов и 300 казаков. «Шелудивый маленький человек, покрытый рубцами», как описывали Корелу современники, отличался не только великой храбростью, но и воинским искусством. Казаки и стрельцы успешно держали оборону Кром до самой смерти Бориса Годунова 13 апреля 1605 года. Хотя осаждающие не особо рвались в бой: царь Борис стремительно терял опору и среди господ, и среди холопов, а вот популярность Лжедмитрия, наоборот, росла.

Все разрешилось неожиданно. Под Кромы для приведения войска к присяге новому царю, 16-летнему Федору Борисовичу, прибыл воевода Петр Басманов – герой обороны Новгорода-Северского от войск самозванца. Однако вместо того, чтобы готовить очередной штурм, Басманов вместе с войском перешел на сторону «царевича». Это объяснялось тем, что после смерти Годунова при дележе должностей Басманов рассчитывал стать главным воеводой над царским войском, а его назначили вторым воеводой и отдалили от двора, нанеся смертельную обиду. Короче, Басманов «с полки противными мирно соединившася». Вслед за  Кромами  ворота Лжедмитрию открыли Орел  и Карачев, в результате Лжедмитрий уже 20 июня въехал в Москву и взошел на престол.

Вот как раз все эти городки первыми в фольклор и вошли. Появилась в народе знаменитая поговорка: «Орел да Кромы – первые воры, и Карачев – на подтачу (или – в придачу)». И по отдельности эти предательские города удостоились упоминания: «Кромы – ворам хоромы», «В Орле что ни двор, то вор»…

Правда, есть версия, согласно которой поговорки появились позднее, при Лжедмитрии II, сменившем предшественника, который быстро скукожился. Первый оказался слишком явным «западником», окружил себя иноверцами, иноземной гвардией, не соблюдал церковных постов и русских обычаев, одевался в европейское платье и заставлял бояр есть телятину, которую московиты считали нечистой пищей. К тому же новый царь был «по женской линии слаб», насильно превращая многих боярских жен и дочерей в своих наложниц. Короче, 17 мая 1606 года, после свадьбы самозванца в Москве с полячкой Мариной Мнишек, полыхнул бунт, Лжедмитрия жестоко убили, над трупом надругались, а царем стал князь Василий Шуйский. Недолго музыка играла, недолго Дмитрий танцевал.

Однако северские бунташные земли встали на дыбы. Здесь перебили гонцов с письмами от Шуйского. А летом 1606 года в Путивле поднял мятеж «военный холоп» князя Телятевского Иван Болотников, который объявил себя «главным воеводой» государя Димитрия Иоанновича, опять якобы ускользнувшего из рук убийц. В советское время это выступление остроумно обозвали «крестьянским восстанием», хотя в походе участвовали и дворяне, и казаки, и просто всякая сволочь. Болотников повел свои войска на Кромы через Комарицкую волость, где в его войско вливались местные крестьяне. В 1606 году отряды Болотникова нанесли под Кромами поражение войску Василия Шуйского.

Население вновь присягало на верность царю Дмитрию, который в мае 1607 года опять явился из Польши. Кто таков был новый самозванец, дело темное: то ли сын попа, то ли сын еврея из Шклова. Лжедмитрий II рванул в Московию с дружинами разношерстной шляхты. Однако «воеводу» Болотникова к тому времени уже разгромили. «Димитрий» бежал со всех ног по направлению к Карачеву, а затем с ноября 1607 по май 1608 года обосновался в Орле, за что и был прозван «орловским цариком». Как мы видим, и в этой истории на первое место выступают Кромы, Орел да Карачев. Что касается Кром, именно здесь зимой 1607/1608 года сосредоточились войска Лжедмитрия II для похода на Москву.

На мой взгляд, поговорка о «воровском» Орле должна была появиться именно при втором самозванце (или после краха его кампании). Дело в том, что в самом начале Смуты, при Лжедмитрии I, Орел оказался одним из тех городов, которые оказали достаточно серьезное сопротивление мнимому «царевичу». Самозванцу покорились Чернигов, Путивль, Рыльск, Севск, Кромы и другие города – но не Орел. Кромчане с «околенскими мужиками» предприняли было наступление на Орел, но были разгромлены московитской сотней Самоила Лодыженского. Дети боярские из Орла (129 конников и 287 пищальников) сражались в московской рати Мстиславского и Шуйского, которая разбила самозванца у Добрыничей. Правда, в конце концов, город все же открыл ворота Лжедмитрию, «царевича» даже встретили колокольным звоном и хлебом-солью. Но это случилось уже «под занавес» трагической драмы, так что вряд ли Орел времен Лжедмитрия I можно назвать «первым вором».

А вот при втором самозванце город играл центральную роль в смуте. Не зря нового Димитрия назвали «орловским цариком». Что касается Кром и Карачева, они держались на слуху и во время первого, и во время второго пришествия самозванцев.

Белый царь и курский вор

Однако же воровским клеймом в русском фольклоре оказались помечены и другие города засечной черты Московского царства. Так, Николай Лесков в романе «Некуда» приводит «баснословие» о разделе земли между Христом и дьяволом: «Он (чорт) хитер, ух, как хитер. Он возвел господа на крышу и говорит: “Видишь всю землю, я ее всю тебе и отдам, опричь оставлю себе одну Орловскую да Курскую губернии”. А господь говорит: “А зачем ты мне Курской да Орловской губернии жалеешь?” А черт и говорит: “Это моего тятеньки любимые мужички и моей маменьки приданная вотчина, я их отдать никому не смею…”» Такая характеристика Курского края наряду с «отмороженной» Орловщиной не случайна и тоже берет начало в истории Смутных времен.

Вообще-то Курск с 1360 года входил в состав Великого Княжества Литовского и только в 1508 году отошел к Московии. Однако набеги татар да ногайцев привели к полному разорению города, и заново он возник как мощная крепость лишь в 1596 году. Именно сюда Иван Грозный ссылал в первую очередь «кромешников» и бунтарей. Здесь сложился особый тип людей, которых прозывали «севрюками». Писатель и краевед Евгений Марков характеризовал их следующим образом: «Постоянная жизнь на пустынных рубежах русской земли, среди глухих лесов и болот, вечно на стороже от воровских людей, вечно на коне или в засаде, ежедневный риск своей головой, своей свободой – выработали из севрюка такого же вора и хищника, незаменимого в борьбе с иноплеменными ворами и хищниками, все сноровки которых им были хорошо известны, как свои собственные». В одной из исследовательских работ сотрудники Курского археологического музея сообщают некоторые любопытные детали: «Уложив в стычке противника, курский порубежник в качестве подтверждения своей доблести предъявлял воеводе уши, а нередко и отрезанную голову врага». Забавная историческая параллель: в советском ГУЛАГе 1930–1940-х годов существовала похожая практика: за пойманного беглеца-зэка аборигенам платили премию оружием, порохом, продуктами и проч. Но для этого эвенк или якут должен был предъявить либо голову, либо руку убитого «побегушника». Впрочем, такие зверские традиции встречаются у многих народов. Снимали же индейцы скальпы с поверженных врагов…

Увы, в период Великой Смуты куряне дружно выступили против центральной московской власти и последовательно поддержали обоих самозванцев. В Курске вспыхнуло восстание, горожане привезли связанными в Путивль к Лжедмитрию I своего воеводу князя Григория Борисовича Рощу Долгорукова и стрелецкого голову Якова Змиева, которым ничего не оставалось, как присягнуть «царевичу». Сюда же доставили и чудотворную Курскую Коренную икону Знамения Божьей Матери, которую Димитрий затем увез с собой в Москву. В отряды самозванца влилось свыше четырех тысяч курских казаков и черкас. Мятежники захватили князя Григория Шаховского, который собирал в Курске дворянское ополчение против самозванца. Позднее, в 1606 году, куряне поддержали восстание Ивана Болотникова. В декабрьском сражении под Москвой  1607 года на стороне Болотникова и его сподвижника Илейки Муромца бились больше пяти тысяч курских казаков и служилых людей.

Да и позднее Курская земля доставляла Москве немало головной боли: здешние «разбойнички» то поддерживали Стеньку Разина, то уходили на Дон к вольным казакам… Оттого и возникла популярная в свое время поговорка: «Нет у белого царя вора супротив курянина». Белым царем тюрки и казаки называли московских государей.

Ах ты, сукин сын, камаринский мужик!

Раз пошла такая пьянка, надобно упомянуть о том, что подобными присловьями русский народ отметил не одних курян. Фольклор не обошел вниманием и Ливны, которые сдались самозванцу – «Ливны ворами дивны» («Ливны всем ворам дивны»). Польские иезуиты писали сторонникам Лжедмитрия, что Ливны не уступают по размерам Путивлю (тогдашней резиденции самозванца) и значение этого города в военное время исключительно велико.

Менее известна поговорка о подмосковном Дмитрове – «Дмитровцы – ворам не выдавцы». Дмитров – пожалуй, единственный из «воровских» городков, который находился не на юго-западных границах Московии, а напротив, в 65 километрах к северу от нее. Поэтому ряд историков склонен предполагать, что присловье имеет в виду какой-то другой Дмитров, Дмитровск, Дмитрово – который расположен был где-то в северских мятежных землях. Например, Тимофей Мартемьянов был убежден, что подразумевается «Дмитровск, уничтоженный, по преданию, за смутные крамолы камаринцев и получивший свое имя едва ли не от самого “названного Дмитрия”». На самом деле сельцо Дмитриевка, из коего позже вырос город Дмитровск, было основано лишь в 1711 году бывшим молдавским господарем Дмитрием Кантемиром на землях, пожалованных ему Петром I. Никакого иного «дмитровского» следа в засечных землях времен Смуты мы не находим.

А вот подмосковный Дмитров и впрямь оставил о себе память в истории самозванцев. В январе 1610 года его взял литовский шляхтич Ян Сапега, выступавший на стороне Лжедмитрия II. В феврале, правда, отряды Сапеги были разгромлены воеводой Михаилом Скопиным-Шуйским, он погнал шляхтича до самого Дмитрова, однако тут московитов встретили лихие донские казаки, и Скопин-Шуйский вынужден был, как говорится, повернуть оглобли. В этом и смысл поговорки: дмитровцы не выдали «воров». Не случайна и перекличка со старинной казачьей поговоркой – «С Дону выдачи нет».

Не ускользнул от внимания народа московитского даже небольшой городок Новосиль, входивший в «засечную черту» и тоже приветивший обоих самозванцев – «Лихвинские горы да новосильские воры злее всех». Любопытно, что упомянутая в поговорке крепость-городок Лихвин между тем не припечатана лихим «воровским» прозвищем. «Злыми» названы только окрестные горы. Есть даже версия о том, что поначалу Лихвин назывался Девягорском. Словарь Брокгауза и Ефрона отмечал: «В смутное время он переходил из рук в руки и потерпел сильное разорение». Видимо, этот узловой центр Лихвинской засеки, окруженный надежной крепостной стеной и частоколом из заостренных бревен, не сразу сдался самозванцу. Дороги меж засек запирались воротами с башнями, на которых постоянно находились дозорные. «Лихвинская засека» имела семь таких ворот с крепостями. Так что к «воровским» городкам Лихвин не причислили, а вот горы вокруг помянули недобрым словом.

Однако еще более занятно совсем другое упоминание мятежных воровских людей. С ним, пожалуй, встречался любой русский человек, хотя бы краем уха слыхал. Это – известная народная песня «Камаринская», которая начинается словами «Ах ты, сукин сын, камаринский мужик!». Еще бы не знать: эту народную плясовую мелодию использовали в своем творчестве и Михаил Глинка, и Петр Чайковский, даже «Большая Медведица пера» – Лев Толстой заставил свою графинюшку Наташу Ростову отплясывать «Камаринскую» в «Войне и мире».

Правда, мало кто знаком с текстом самой песни. Тем более что он на протяжении веков менялся – и в конце концов превратился в бытовое скабрезное ерничество. Так, Дмитрий Ушаков в своем «Толковом словаре» пишет: «КАМАРИНСКАЯ… Русская народная плясовая песня, героем которой является пьяный "камаринский мужик"». Из других источников мы можем почерпнуть примерно то же: мол, «камаринская» – это танец русских крестьян, который плясали на базарах и ярмарках.

В принципе так оно и было. И куплеты с нецензурщиной, и описание пьяных непотребств – вариантов много:

Ах ты сукин сын камаринский мужик,

Заголил штаны, по улице бежит.

Он бежит-бежит, попердывает,

Свои штаники подергивает…

Ах, ты, сукин сын, камаринский мужик!

Ты куда это вдоль улицы бежишь?

– А бегу я для похмелки в кабачок,

Без похмелки жить не может мужичок.

Так, да не совсем так. Потому как родилась песня о камаринском мужике в самом центре Смуты – Комарицкой (Комаринской, Комарницкой) волости. И в наиболее ранних вариантах начиналась следующими словами:

Ах ты, сукин сын, камаринский мужик,

Не хотел ты свому барину служить!

Эта «родословная» давно уже подтверждена историками русского фольклора – и до революции, и после нее. Название волости при этом варьируется. В «Орловском вестнике» 1896 года: «Родина комаринского мужика Севск (Комаринская волость). Комаринский мужик (по песне) – необузданный вольник, бесшабашный гуляка. Три века тому назад и после Севск служил местом ссылки – и сделался притоном бродяг». Большая Советская энциклопедия 1953 года (второе издание) содержит статью, посвященную «Камарицкой»: «“Камарицкая” (Комарицкая) – русская плясовая песня, живого, задорного, юмористического характера. Происхождение песни про “Комарицкого мужика” некоторые исследователи связывают с Комарицкой волостью, население которой сыграло видную роль в крестьянском восстании И.И. Болотникова (1606–1607). В Комарицкой нашли отражение традиции старинного народного музыкального искусства (в частности, скоморошьего). Известна во множестве вариантов вокальных и инструментальных… Многочисленные тексты “Камарицкой” носят преимущественно шуточный, иногда социально-сатирический характер».

Согласно Мартемьянову, Комарицкая (Каморницкая, Камаринская и т.д.) волость получила свое название от «каморников»: так в актах «Литовской хроники» (а волость отошла к Москве от Литвы только в 1503 году) именовались в составе горожан и селян «люди убогие, не имевшие своих домов, жившие в чужих избах и каморах». Таким образом, Каморницкая волость – край бездомных, бродяг. Поначалу малолюдный, он за десять лет, которые предшествовали Смуте (1592–1603), по словам краеведа, обратился «в кипевшую народом землю. Люд этот представлял собою, однако, пеструю смесь “племен, наречий, состояний”, в котором явно преобладал “злодейский элемент”, проникнутый одним началом – призванием к “разбойному делу”, готовностью “под дорогою стоять, зипуны-шубы снимать”». Миграции способствовало закрепощение крестьянства в коренных московских областях. Холопы бежали от барского гнета на московскую Украйну и прежде всего в Камаринскую волость: «…Крепостное право в то время фактически здесь почти совершенно отсутствовало, быть может, потому, что с одной стороны Камаринщина считалась дворцовым владением, а с другой не находилось, вероятно, и смельчаков, желающих владеть “душами” тамошних буйных головорезов» (Мартемьянов). Еще одною приманкой в условиях гулявшего по Московии голода было плодородие камарицких земель.

Но далеко не всех беглецов прельщала судьба вольных землепашцев. Многие предпочитали ей вольную разбойничью жизнь, сбиваясь в ватаги и доставляя головную боль центральной московской власти. Та проводила карательные рейды, что раздражало украинных разбойников. Именно поэтому Комарицкая волость и стала надежной опорой самозванцев.

Песню о камаринском мужике некоторые историки называют «гимном Севских крестьян». К сожалению, первоначальный текст его, видимо, не сохранился. Однако затем безымянные авторы, так сказать, произвели операцию по перемене пола несчастного барина, сотворив из него барыню. В этом виде песня существовала долгое время и дошла до нас. Правда, из-за множества непристойных слов и оборотов исследователи не решались публиковать полный текст «Камаринской», обильно заменив часть лексики многоточиями. Вот как приводит песню уже не раз поминавшийся Тимофей Мартемьянов:

Ах с...кин сын,

Вор – камаринский мужик.

Он не хочет, не желает

Своей барыне служить.

* * *

Сняв (кафтан) по улице, бежит,

Он бежит-бежит

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

Его судорга подергивает.

* * *

Он бежит-бежит,

Да спотыкается,

Сам над барынею, над сударынею

Потешается.

* * *

Ох, ты, барыня, ты, Марковна,

У тебя ли... (сердце) бархатно,

У меня же... шолковое,

. . . . . . . . . . пощелкивает.

 

На самом деле во второй строфе пропущено слово «попердывает», а в последнем куплете речь идет, конечно, вовсе не о «сердце». Он звучит так:

Ох, ты, барыня, ты, Марковна,

У тебя ли nиздa бархатна,

У меня же муде шелковое,

В муде ядрышки пощелкивают.

Слово «муде» в русском языке подразумевает и мошонку, и яички («муде» – двойственное число, обозначающее пару мужских яичек).

Своеобразным продолжением «Камаринской» является известная песня «Барыня», которая, по мнению фольклористов, тоже родилась в Северской земле и продолжает традицию высмеивания хозяев-помещиков, причем в обоих случаях необходима именно женщина, чтобы показать не только моральное, но и сексуальное унижение барства:

Как на барыне ль солоп,

Ебeт барыню холоп,

На барыне ль чепчик –

Ебeт ее немчик.

Разумеется, со временем тексты «Камаринского мужика» и «Барыни» полностью изменились. Но, как говорится, из песни слова не выкинешь…

Как Елец Азову погрозил

Позвольте, но где же наш знаменитый Елец? Помянули мы многие «воровские» поговорки, а о нем как-то позабыли. А между тем заново отстроенная Елецкая крепость имела самый крупный гарнизон на юге Московии и мощное пушечное вооружение. В тысячном гарнизоне города числилось 150 детей боярских, 600 казаков плюс стрельцы. В 1604 в армии царя Бориса Годунова сражалось 400 конных казаков из Ельца.

Но к началу Смутного времени настроения ельчан сильно изменились. Голодные годы и усиление крепостного гнета привели к возмущению местного населения. Осенью 1603 года в окрестностях Ельца полыхнуло крестьянское восстание, которое охватило значительную часть южного порубежья Московии. Во главе бунтарей стал новгородец Хлопок Косолап. Мятежников тайно поддержали даже некоторые опальные бояре. Бунтовщики двинулись на Москву, но были разбиты годуновским войском, а Хлопка казнили в столице. Однако зерно смуты уже упало в нужную почву. В 1604 году ельчане отказываются обрабатывать государеву десятинную пашню, и вообще, по словам летописца, «был Елец в смуте и непослушании».

С началом войны против самозванца из южных городов были отозваны многие стрельцы и казаки для усиления армии Федора Мстиславского. Из Ельца к Мстиславскому прибыли 400 конных казаков с пищалями и 100 пеших стрельцов. Ослабление гарнизона вкупе с мятежными настроениями горожан привело к тому, что в марте 1605 года Елец и Ливны заявили о своей преданности «законному царю» Димитрию Иоанновичу. На решение ельчан и ливенцев в немалой степени повлияло поражение правительственных войск под Кромами (Кромы, к слову, были вотчиной елецких князей). После сдачи обеих крепостей и появились присловья о «воровских» Ельце и Ливнах. Елец к тому же стал для липового «царевича» главной опорой перед броском на Москву.

Когда первый самозванец воцарился на троне, Елец приобрел особую значимость. Лжедмитрий решил ознаменовать начало своего царствования победоносной войной, для чего вознамерился изгнать турок из устья Дона, нанеся мощный удар по Азову. Самозванец приказал отливать на Пушечном дворе новые мортиры, пушки, ружья, лично обучал стрельцов пушечному делу и штурму крепостей. Именно в Елец стали направлять осадную артиллерию, создавать в крепости огромные склады военного снаряжения и продовольствия, укреплять Елецкий кремль. Сам Дмитрий собирался весной отправиться в Елец и провести вместе с войском все лето.

Но не успел: московские бояре покончили в столице с неугодным царем несколько раньше. Однако запасы оружия и продовольствия не пропали зря: ими воспользовались новые мятежники под руководством Болотникова. Город восстал против очередного государя Василия Шуйского и был осажден войском во главе с боярином Иваном Воротынским. Впрочем, скоро отряд Болотникова разбил под Кромами царского воеводу Юрия Трубецкого, и Воротынский вынужден был снять осаду. Так Елец и оставался «воровским гнездом» вплоть до гибели Лжедмитрия II в 1610 году. Понятно теперь, отчего он попал в поговорку.

«Орловские» против «елецких»

И все же пока мы так и не добрались до сути дела. Понятно, что поговорка о Ельце как «отце» воровского мира родилась в Смутное время и подразумевала государственных преступников. Причем не один Елец заклеймен русским фольклором как «воровской» город. Вопрос: почему же лишь Елец сохранил до нынешнего времени свое «воровское» звание? Причем не в политическом, а в общеуголовном смысле.

Начнем с того, что со временем слово «вор» изменило свое значение: так стали называть не политического преступника, а обычного, бытового уголовника – от карманника до грабителя. Не в последнюю очередь подобная перемена связана с тем, что значительная часть мятежников, принявших сторону самозванцев, представляла собой отборный уголовный сброд либо безжалостных сорвиголов-«порубежников». Между теми и другими различия были довольно условными. Поэтому вор, разбойник и тать слились в русском сознании в одно целое.

Что касается мелких «оппозиционных» городков типа Новосиля или Дмитрова, после того как смута осталась в далеком прошлом, присказки о них приобрели исключительно местный характер. Поговорки про белого царя и курян, дивные воровские Ливны, пришей-пристебайский Карачев тоже стали в основном достоянием российской исторической старины. Большинство поговорок о мятежных воровских городках и до сих пор кочуют в пределах регионов, где они когда-то появились.

Другое дело – Орел да Елец. Как-то так вышло, что два эти города с самых смутных времен вступили в негласное соревнование: который круче, какой из них самый «воровской»? Возможно, в памяти народной сохранялась та существенная роль, которую оба города сыграли в возвышении «сладкой парочки» Лжедмитриев? Похоже на то. Но ведь и Кромы в Смуту не слабо отличились! Так-то оно так. Только затем в своем развитии Кромы далеко уступили торговым центрам Орлу и Ельцу. А уж в Советской России Кромы и вовсе лишились городского статуса, став обычным селом (ныне – поселок городского типа).

Как бы то ни было, из всех «бунташных» городков «воровской авторитет» (хотя и в новом значении) сохранили за собой лишь Орел и Елец. Причем наиболее худая слава закрепилась за орловскими жителями. Уж дюже народец подобрался лихонравный! Давала себя знать мощная разбойничья генетика. Как утверждает историк и фольклорист Владимир Неделин в книге «Орел изначальный», именно Орловщина – место обитания легендарного Соловья-Разбойника, который свил себе гнездо на девяти дубах. А место схватки Ильи Муромца и этого самого Одихмантьева сына расположено аккурат между Орлом и Карачевым. К востоку от Карачева лежит село с названием Девять Дубов, там же протекает и река Смородинка, которая упомянута в былине.

Да и «засечный» непокорный дух московской пограничной украйны долго еще бурлил в орловской крови. За здешними жителями закрепились также прозвища «дубинники» и «орловцы – проломленные головы». Все оттого, что традиционные русские бои «стенка на стенку» на Орловщине отличались особой жестокостью. По правде сказать, и в других уголках России они далеки были от марлезонского балета и часто не обходились без того, чтобы кого-то насмерть не зашибли. Орловская земля, однако, и здесь была впереди России всей. У Николая Лескова один из персонажей вспоминает о кулачных боях в городе: «Бивались часто на отчаянность. Правило такое только было, чтобы бить в подвздох, а не по лицу, и не класть в рукавицы медных больших гривен. Но, однако, это правило не соблюдалось. Часто случалось, что стащат домой человека на руках и отысповедовать не успеют, как уж и преставился. А многие оставались, но чахли».

Но то в городе; а по окрестным орловским местам обычаи наблюдались куда более отчаянные. На одном из форумов, посвященных истории Орловской губернии, мне довелось встретить любопытное сообщение пользователя под ником Maja:

«Орловские – это были бунтовщики. Отсюда второе наше прозвище…: "Дубинники" – дубина было наше излюбленное подручное средство вооружения. И – "орловские – проломленные головы", то есть безбашенные.

И! Однажды в Должанском районе Орловской области я видела, как человек, который ночами участвовал в боях с молодыми же людьми из Липецкой области (а бои происходили на тракторах, ночью, и дело было при угасании Советской власти, причем утром трактор был все равно в строю и на работе), делал подобную дубинку. Он любовно тер ее шкуркой, в нее были воткнуты шипы, сделанные местным кузнецом, наверное, прямо в рабочее время, и вид у дубинки был – самый устрашительный, жуткий вид. Молодой человек, звали его Витяка, что-то напевал, готовя к ночи боевое оружие, при Советской власти скорее пугательное. Потому что, насколько я знаю, жертв и разрушений, кроме покореженных частей у тракторов, не имелось…»

Да, при Советах с дубинами дело обстояло строго. А вот в проклятые царские времена народ был проще, черепа трещали чаще. Что и отразила великая русская литература. Так, у Михаила Салтыкова-Щедрина в «Истории одного города» читаем: «Долго раздумывал он, кому из двух кандидатов отдать преимущество: орловцу ли – на том основании, что “Орел   да   Кромы  –  первые   воры”, или шуянину… но, наконец, предпочел орловца, потому что он принадлежал к древнему роду “Проломленных Голов” <> Поехал к ним орловец, <> Старицу сжег, а жен и дев старицких отдал самому себе на поругание». Столь же нелестную характеристику находим позднее и у Леонида Андреева в «Рассказе о семи повешенных» (1908): «Когда ж очень приставали с расспросами, Цыганок принимал серьезный и достойный вид. – Мы все, орловские, проломленные головы, – говорил он степенно и рассудительно. – Орел   да   Кромы – первые   воры. Карачев да Ливны – всем ворам дивны. А Елец – так тот всем ворам отец. Что ж тут толковать!»

Соперничество Ельца и Орла отразил самый русский из русских писателей – уроженец Орловщины Николай Лесков в ироническом рассказе «Грабеж» (1887). В нем рассказывается, как дядюшка, приехавший в Орел из Ельца, вместе со своим орловским племянником ночью принимают местного дьякона за городского «подлета» (налетчика) и с перепугу сами выступают в роли грабителей, а затем идут каяться в полицию.

Несмотря на явную иронию и «комедию положений», Лесков отчетливо дает понять, что Орел в середине XIX века считался небезопасным городом. Поначалу дядя из Ельца не придает этому значения:

«Дядя один стоит, за скобку держится и сердится.

– Что это, – говорит, – вы, как тетери, днем закупорились?

Маменька с ним здравствуются и отвечают:

– Разве вы, – говорит, – братец, не знаете, какое у нас орловское положение? Постоянно с ворами, и день, и ночь от полиции запираемся.

Дядя отвечает, что это у всех одно положение: Орел да Кромы – первые воры, а Карачев на придачу, а Елец всем ворам отец».

Далее следует противопоставление городов – разумеется, в пользу Ельца: «Эх вы, – говорит, – вороны-сударыни, купчихи орловские! У вас и город-то не то город, не то пожарище – ни на что не похож, и сами-то вы в нем все, как копчушки в коробке, заглохли! Нет, далеко вам до нашего Ельца, даром что вы губернские. Наш Елец хоть уезд-городок, да Москвы уголок, а у вас что и есть хорошего, так вы и то ценить не можете».

Весь рассказ проникнут явным страхом перед «подлетами», и эти жутковатые опасения не возникли, как можно понять, на пустом месте. Напротив, племянник Миша очень подробно и со знанием дела описывает криминальный быт ночных разбойников:

«А впереди теперь у нас Ока, надо на лед сходить; а на льду пустые барки, и чтобы к нам домой на ту сторону перейти, надо сквозь эти барки тесными проходцами пробираться. А у подлета, который за нами следит, верно, тут-то где-нибудь и его воровские товарищи спрятаны. Им всего способнее на льду между барок грабить – и убить, и под воду спустить. Тут их притон, и днем всегда можно видеть их места. Логовища у них налажены с подстилкою из костры и из соломы, в которых они лежат, покуривают и дожидают. И особые женки кабацкие с ними тут тоже привитали. Лихие бабенки. Бывало, выкажут себя, мужчину подманят и заведут, а уж те грабят, а эти опять на карауле караулят.

Больше всего нападали на тех, кто из мужского монастыря от всенощной возвращался... Если же кто хотел цел от всенощной воротиться, то приглашали с собой провожатыми приказных Рябыкина или Корсунского. Оба силачи были, и их подлеты боялись. Особливо Рябыкина, который был с бельмом и по тому делу находился, когда приказного Соломку в Щекатихинской роще на майском гулянье убили...»

Заметьте: один из приказных в отрывке рисуется тоже как подозрительная уголовная личность; ему, видать, ничего не стоит при случае «ушатать» неугодного человека. В то же время и елецкие обыватели в рассказе Мишиной маменьки выглядят не лучше – хотя речь идет не об уголовщине, а о безбашенном нраве жителей Ельца: «Ты на своего дяденьку Ивана Леонтьевича не очень смотри: они в Ельце все колобродники. К ним даже и в дома-то их ходить страшно: чиновников зазовут угощать, а потом в рот силой льют, или выливают за ворот, и шубы спрячут, и ворота запрут, и запоют: "Кто не хочет пить – того будем бить". Я своего братца на этот счет знаю».

Ежели здраво рассудить, вряд ли криминальная ситуация в Орле либо в Ельце так уж здорово отличалась от положения во многих других российских городах. В разное время славились своей воровской или разбойничьей хваткой и помянутый выше Курск, и Тамбовщина, и другие регионы. Вот, скажем, ходили по Центральной России поговорки о Хлынове. Отмечены они и в сборнике пословиц русского народа, составленном Владимиром Далем: «Хлыновские воры»,  «Хлыновцы корову в сапоги обули (краденую, чтобы следу не было)», «Хлын взял (пропало)». Судя по всему, тоже старые присловья, поскольку город Хлынов был переименован в Вятку еще в 1780 году (при Советах он получил название Киров). Однако вплоть до конца XIX, а то и до начала XX века поговорки о ловких хлыновцах еще были на слуху. Но явно не настолько, чтобы соперничать с Орлом да Ельцом.

Как воры сменили папу и сами себя зауважали

Однако ближе к концу XIX века в криминальной топонимике Российской империи произошли существенные перемены. Место двух уголовных столиц отечественного преступного мира заняли Ростов и Одесса. Заняли прочно и неколебимо, закрепив за собой гордые определения – Ростов-папа и Одесса-мама. Почему и как так случилось – тема отдельного рассказа. Любопытно отметить лишь одну параллель: как Елец и Орел были городами юго-западного порубежья Московского государства, точно так же Ростов и Одесса – города юго-западного «подбрюшья» Российской державы. Но главное, они быстро развивались как крупнейшие торговые центры и порты империи, привлекавшие к себе богатством и теплым климатом бродяг и босяков со всей империи. Ростов при этом обрел славу «славянской» уголовной столицы, а Одесса – столицы еврейских уркаганов. Хотя по большому счету особой борьбы за пальму первенства между ними не наблюдалось.

Но в любом случае Орел и Елец для преступного элемента и криминального фольклора, что называется, «ушли в тину». Хотя самого дна не коснулись: в босяцкой памяти они нет-нет да и всплывали. Так, в повести «Тайны сибирских алмазов» вор сталинского периода (а затем писатель) Михаил Демин рассуждает: «…Кражи и грабежи в России процветали всегда. Существовали старинные поговорки о городах: “Орел да Кромы – первые воры”, “Город Елец – всем ворам отец”». О захолустном сельце Кромы к тому времени блатной люд в большинстве своем понятия не имел, однако никуда не денешься – рифма обязывает…

Важно сказать несколько слов и о понятии «вор». Оно тоже со временем сильно изменилось. Уже к началу ХХ века в преступном мире «вор» стал не просто определением всякого жулика да грабителя, но, скорее, синонимом профессионального преступника, неким чуть ли не «кастовым» определением. Таким вором был, скажем, Васька Пепел, которого вывел в пьесе «На дне» Максим Горький. Вот как он характеризовал себя:

«Мой путь – обозначен мне! Родитель всю жизнь в тюрьмах сидел и мне тоже заказал... Я когда маленький был, так уж в ту пору меня звали вор, воров сын...

Я – сызмалетства – вор... все, всегда говорили мне: вор Васька, воров сын Васька! Ага? Так? Ну – нате! Вот – я вор!.. Ты пойми: я, может быть, со зла вор-то... оттого я вор, что другим именем никто никогда не догадался назвать меня...»

Конечно, это были еще не те «воры в законе», которые сегодня представляют собой замкнутый преступный клан. Речь шла скорее о личностной самоидентификации, причислении себя к «цеху» профессионалов, в отличие от случайных людей, попавших в криминальный мир. Хотя, безусловно, в уголовном сообществе того времени (перелом XIX–XX веков) существовала своя иерархия. Наверху стояли Иваны – самые опытные и авторитетные преступники. В тюрьмах и на каторге заправляли «бродяги» – профессиональные уркаганы. Среди «профессионалов» была масса градаций и различий: «фартовики», «марвихеры» (воры высшей квалификации), «жиганы», «пустынники», «орлы» (не раз совершавшие побеги с каторжных работ)… Между ними, конечно, возникали свои трения: отчаянные налетчики-«фартовики» и «марвихеры» с некоторым пренебрежением относились к бродягам-«пустынникам», которые нередко на воле занимались нищенством и попрошайничеством, однако в местах не столь отдаленных «держали масть». На низшей ступени преступной лестницы находились жалкие «халамидники» [ Халамидник – мелкий воришка, оборванец. По одной из версий, происходит от украинского «халамида», то есть балахон, ряса, хламида (то есть таким уголовникам нечего было даже надеть, кроме бесформенной рвани). По другой версии, название восходит к слову «халамидка» – маленькая булка в форме пирамидки, дешевый хлеб для бедных. Практически то же, что сибирские савотейки – безвкусные булки, которые оставляли на подоконниках для бродяг и беглых каторжан. Халамидки упоминаются, например, в тюремных очерках Алексея Свирского. ], промышлявшие на базаре, таская булки с лотков или всякую рвань с возов у торговцев. Собственно, «халамидники» входили в состав «шпаны»: прежде «шпанкой», то есть овечьим стадом, профессиональные преступники называли всю безропотную массу каторжан, затем, убрав одну «уменьшительную» букву, стали именовать так мелкий уголовный сброд. Однако каждый из этих людей называл себя «вором». Никто бы не осмелился назвать себя Иваном или «фартовиком», если не относился к этим группам. «Ворами» же считали себя все.

В то же время статус «вора» приобретает особый вес, становится как бы «знаком отличия». Как бы доходчивее объяснить? Это как в армии – категория офицерства. Офицер – и младший лейтенант, и полковник, и генерал. Но все-таки офицерство разделяется на младших офицеров (включая капитана), старших (от майора до полковника) и генералитет. И разумеется, нижние военные чины (от ефрейтора до старшего прапорщика) не имеют права называть себя офицерами. Но, скажем, «воином» может называть себя любой. Однако вопрос, как к этому отнесутся остальные. Вот «вор» – это примерно воспринималось как криминальный «воин». И отказ в признании уголовника вором считался оскорблением. Любопытен в этом смысле диалог из «Тюремных очерков» (1893) Алексея Свирского:

«– Кто же я, по-твоему, вор аль нет?

– Мы с тобой вместе не воровали.

– Нет уж, ты не финти, а прямо отвечай: вор я, аль нет?

– Не знаю я тебя за вора – вот тебе весь мой сказ!

– А, так ты вот куда гнешь! Я, по-твоему, значит, не вор? Так держися, дружок…

И с этими словами оскорбленный преподносит обидчику здоровенный удар в грудь».

В этом контексте поговорки про Елец да Орел еще имели смысл как указание на города, где преступный «воинский» элемент многочислен и чувствует себя как дома. При всем том Елец к началу ХХ века представлял собою малочисленный захолустный городок, вполне мирный и безопасный. Славился он обилием церквей и набожностью обывателей; его даже называли «вторым Сионом». Да и Орел уже особой лихостью не выделялся.

Как воры придумали закон и стали честными

А в первые десятилетия советской власти в уголовном мире происходят серьезнейшие перемены, в результате которых слово «вор» в очередной раз наполняется совершенно новым содержанием. После Гражданской войны многие противники большевистской власти эмигрировали за кордон. Другая часть осталась в Советской России и пыталась вписаться в новую реальность (в том числе бывшие офицеры Белой армии). Однако нашлось и немало тех, кто предпочел воевать против ненавистной власти, уйдя в подполье. Чекисты и милиция выработали действенные методы борьбы с политическими подпольными организациями – и тогда немало кадровых военных, дворян, интеллигенции и прочих «бывших» были выдавлены в «уголовное подполье». Маргиналы политические слились с маргиналами уголовными. Прежде всего «идейные» (как называли уголовников из «бывших» в преступном мире) взяли под свое крыло армии босяков и беспризорников, пытаясь создать из них не просто криминальные группировки, но и разбойничью оппозицию новому режиму. Появляются неформальные правила и «законы» соответствующего направления: не иметь семьи, не обзаводиться имуществом, не служить в армии, не участвовать в политической жизни, не читать газет, не принимать участия в выборах и т.д.

Подобные группировки отличались особой жестокостью, нападали на государственные учреждения, банки, склады, магазины… Через некоторое время большевистская власть поняла опасность таких формирований. Ответственным за борьбу с беспризорностью назначают лично Феликса Дзержинского. В 1926 году вступает в силу новый Уголовный кодекс, где присутствуют только две расстрельные статьи – 58 и 59, часть третья (бандитизм, или преступления против порядка управления). Власть дает понять уркаганам, что всякое выступление против государства будет караться смертью.

«Благородный преступный мир» быстро реагирует. И без того «их благородия» являлись серьезными конкурентами старорежимных уголовных профессионалов в борьбе за власть в маргинальном мире. Теперь же и вовсе «жиганы» [ Жиган – «горячий» парень, бесшабашный удалец, то, что сейчас называется «безбашенный». От русского корня «жиг», «жег», связанного с жечь, поджигать. Первоначально жиганами (жеганами) называли людей, связанных с «горячим» производством – например, работников винокурен (см. словарь Даля). ] (как прозвали «белую кость» уркаганы старой закалки) грозили довести «благородный преступный мир» до цугундера [ Цугундер – выражение из морского жаргона, заимствованное уголовниками. Это жуткий вид наказания, когда провинившегося протягивали на веревке под килем корабля. Такое испытание многие не выдерживали и погибали. От немецкого Zug unter – протягивание низом. ]. Посему решено было откреститься от «идейных» и продемонстрировать лояльность новой власти (тем паче она провозгласила уголовников «социально близкими»). Начинается война между «жиганами» и «уркаганами», особенно в местах лишения свободы, где воры составляли большинство; ведется мощная обработка босяков и бродяг в духе ненависти к преступникам из числа «бывших»… В рядах «блатных» проповедуются идеи любви к советской власти и ее вождям. Эти настроения сохранялись вплоть до послевоенных лет, чуть ли не до смерти Сталина (хотя уже в значительно меньшей степени).

Вот любопытное свидетельство ростовского писателя Владимира Фоменко, который попал под жернова репрессий в период Большого террора 1937–1938 годов и был брошен в Богатяновский централ. Фоменко пишет в «Записках о камере»:

«В камерах хватает воров… Как один, они патриоты. Уважают родную мать и власть СССР. Презирают контриков, именуют их не людьми, а рогатыми чертями...

Жульман, забравший пиджак, <…> вздыхает, мол, болен, ударен по голове во время налета легашей, врагов Советской власти. За Советскую власть грозит полоснуть бритвой свой живот, доказывая этим патриотическую припадочность».

Другими словами, воровской мир ярко демонстрирует пламенную любовь к Республике Советов и лютую ненависть к ее врагам. Во второй половине 1920-х врагами были нэпманы и «идейные жиганы», которые, падлюки, подрывают могущество родины и не верят в коммунизм! В 1930-е объектом нападок и издевательств воров становятся «контрики», «фашисты», «троцкисты», «политики» – враги, «назначенные» властью.

Но в рамках нашего исследования особо следует отметить, что и сами воры становятся другими! Именно на рубеже 1920–1930-х годов появляются так называемые «воры в законе» – странный оксюморон, сочетание взаимоисключающих понятий. Теперь гордое звание вора никто не мог присвоить себе по собственному желанию – пусть даже был крадуном с пеленок. Необходимо было пройти обряд крещения, или коронования. Собственно, между ними нет никакой разницы: просто крещение – для христиан, а коронование – для прочих нехристей и вообще безбожного люда. Короновала специальная воровская сходка: что-то вроде парткомиссии во время приема в ряды ВКП(б). Несколько воров рекомендуют, новичок рассказывает биографию и «боевые подвиги», а уж авторитетное собрание решает, достоин он звания вора или нет. Партбилета не выдавали, но вор имел право носить «воровской крест» – на гайтане или набитый на грудь, а нехристи татуировали воровскую корону.

Звание «законного вора» первоначально значило, что уголовник не выступает против политики партии и правительства, против законной власти. Он лишь «щиплет» отдельных «фраеров», частных лиц – и не более. Так «воры» отмежевались от «идейных». С ужесточением советских законов появляются новые воровские табу: помимо неприятия бандитов, «честный вор» презирал преступников, совершивших изнасилование (отзвук процесса 1926 года над «чубаровцами», когда за групповое изнасилование комсомолки нескольких человек расстреляли), хулиганов (борьба с хулиганством приобрела в 30-е годы ожесточенный характер), убийц. Не приветствовались преступления против творческой интеллигенции, военных и врачей.

Формируется особый «воровской закон». Естественно, в него вошли все перечисленные выше табу. Кроме того, «закон» перенимает некоторые положения из «жиганских» правил (поскольку в уголовный мир влились подросшие беспризорники) – не жениться, отказаться от семьи, не заниматься политикой, не служить в армии и т.д. «Закон» включает в себя также ряд положений и норм, продолжающих старые «каторжанские» традиции (общак, сходки, жестокие наказания за «крысятничество», то есть кражи в своей среде, за неуплату карточного долга и т.д.).

Появляется новая трактовка воровского статуса: «воры в законе», или «законные воры», или «законники» – это те, кто блюдет воровской закон. Воров насчитывалось, от нескольких тысяч до нескольких десятков тысяч. Таким образом, «старорежимные» Елец и Орел катастрофически удалялись от «благородного воровского мира». Они разве что глухо отзывались в древних поговорках – и то как замшелая история, не имеющая отношения к дню сегодняшнему.

А уж после Великой Отечественной войны, когда ГУЛАГ встряхнула страшная «сучья война» – кровавая резня между «честными ворами» и «суками», – поговорки о Ельце и Орле вовсе утратили какой-либо смысл. «Суками» в уголовном мире называли отступников от «воровского закона», блатарей [ В сталинском ГУЛАГе «блатной» и «вор» были синонимами. ], которые воевали на фронте (то есть взяли оружие из рук власти) или пошли на сотрудничество с администрацией, чтобы приспособиться к новым реалиям (после указов «четыре шестых» 1947 года уголовникам стали давать огромные сроки – от 10 до 25 лет лишения свободы). «Праведные» воры, не предавшие «закон», стали называть себя «честными ворами» (оксюморон похлеще «вора в законе»), или «честняками» («чесноками»). В результате массовой резни «честняки» поняли, что в воровскую касту попадает слишком много случайных людей, слабых духом, «негодяев» (любимое воровское словечко). Постепенно вырабатывалась жесткая система отбора, и к 1960-м годам воров в криминальном советском сообществе насчитывалось от 500 до 800 человек – не более. Никакого отношения к Ельцу и Орлу эти люди не имели, «авторитетными» городами для них были Ростов и Одесса.

Казалось, поговорки о Ельце и Орле потеряли всякий смысл для советского воровского сообщества. Собственно, с Орлом так и произошло. А вот с Ельцом вышло совершенно иначе. И причиной тому – знаменитая Елецкая крытка…

Елец – всем ворам пиздeц

Да, именно Елецкая тюрьма помогла городу остаться в современном арестантском и блатном фольклоре, «освежила» имя Ельца в памяти нынешних уголовников. Нет смысла углубляться в историю, чтобы понять причину этого события. Хотя сама по себе история Елецкой крытки, разумеется, занимательна.

Первый острог появился в Ельце еще во времена «засечной полосы». Сведения о нем встречаются в 1592 году, когда туда был посажен за непотребное поведение стрелец Дьяков. Острог представлял собою нечто вроде кавказского зиндана: земляную яму, накрытую досками и окруженную сверху тыном. Затем тюрьма была разделена на политическую (опальную) и уголовную (разбойную). При Екатерине II в 1753 году на месте ветхой и тесной острожной избенки появляется большая деревянная тюрьма, а в 1830 году Николай I утверждает план капитального каменного тюремного замка, но возводят сие сооружение лишь в 1860 году. Его художественное описание дал Иван Бунин в повести «Жизнь Арсеньева»: «…На самом выезде из города высился необыкновенно огромный и необыкновенно скучный желтый дом, не имевший совершенно ничего общего ни с одним из доселе виденных мною домов, – в нем было великое множество окон, и в каждом окне была железная решетка, он был окружен высокой каменной стеной, а большие ворота в этой стене были наглухо заперты, – и стоял за решеткой в одном из этих окон человек в кофте из серого сукна и в такой же бескозырке, с желтым пухлым лицом, на котором выражалось… смешение глубочайшей тоски, скорби, тупой покорности и вместе с тем какой-то страстной и мрачной мечты… Конечно, мне объяснили, какой это был дом и кто был этот человек, это от отца и матери узнал я о существовании на свете того особого сорта людей, которые называются острожниками, каторжниками, ворами, убийцами».

Тюрьма пригодилась и новой, революционной, власти, успешно действует она до сих пор. Ежели кому-то захочется узнать подробнее, отсылаем его в музей «Елецкий острог», который открылся в 2011 году на территории тюрьмы и занимает восемь камер полуподвального помещения в старом корпусе постройки 1860 года. В четырех представлен тюремный быт XIX–XX веков. Еще в четырех – исторические артефакты: заточки, ножи, подлинники документов, кандалы, оковы и проч.

Мы же не будем отвлекаться от темы. Отметим важнейшее обстоятельство. Нынче старая поговорка «Елец – всем ворам отец» не просто обрела новое звучание. Смысл ее изменился на противоположный. Сейчас далеко не каждый арестант и жулик знает об «отцовстве» Ельца, зато почти всем известно другое жуткое присловье – «Елец – всем ворам пиздeц». Согласитесь: несмотря на явное родство и перекличку обеих поговорок, вторая фактически противоречит первой, хотя и является ее переделкой. Совершенно очевидно, что авторы «вариации» были прекрасно знакомы с изречением Смутного времени, но сознательно исказили его. Почему?

Начнем с того, что, согласно свидетельствам «сидельцев», новое присловье возникло в середине 1970-х. До той поры Елецкая тюрьма оставалась рядовым учреждением подобного типа. Куда более жуткими для арестантов представлялись питерские «Кресты», московская «Тельняшка» (Матросская тишина), ростовский Богатяновский централ, Тобольская и Тулунская спецтюрьмы… Елецкая крытка даже выглядела либеральнее. Старинная поговорка давала себя знать, и преступные «авторитеты» не упускали случая ею «козырнуть»: мол, в Ельце нам «крытая» – дом родной. Возможно, именно это подтолкнуло тюремное начальство к мысли о коренной «перестройке» – говоря арестантским языком, «ломке» – системы отношений, сложившейся в Елецкой тюрьме. Подобная идея должна была спуститься с московских «верхов», поскольку именно тамошние великие умы занимались статистикой, сравнением положения дел в разных пенитенциарных учреждениях СССР, организацией «соцсоревнования» между тюрьмами и колониями, раздачей переходящих знамен и прочими милыми пустяками. Видать, что Елец где-то подотстал, недотягивал до общего уровня. Есть и другая версия (впрочем, не отвергающая первой). Примерно в это время начинается реконструкция Елецкой тюрьмы, достраивается новый корпус. В результате здание, построенное в виде буквы Е, обретает вид «восьмерки». На волне энтузиазма руководство решает заодно «обновить» и порядки. Дать почувствовать арестантам сильную «хозяйскую руку».

Как бы то ни было, а «ломка» началась суровая. По воспоминаниям старых арестантов, именно в этот период наблюдается всплеск изнасилований на пресс-хатах, убийств, самоубийств, «мастырок», то есть членовредительства с целью «выломиться с крытки»… Как сформулировал один из «сидельцев», пошла «жестокая прожарка». Когда в 1978 году новые корпуса стали заполняться «сидельцами», тюрьма уже окончательно перешла в разряд «красных», безраздельно управляемых администрацией. В это время на «крытую» в Елец попадает известный правозащитник Кирилл Подрабинек. Как подтверждает он в автобиографической повести «Беспредел», «крытку» на тот момент уже окончательно «сломали», и открытого физического насилия, актов суицида и «мастырок» (членовредительства) стало меньше. Зато действовала четко отработанная система психологического давления. Новичков сначала подвергали суровой обработке на «пониженке», то есть в карантинных камерах старого корпуса. Здесь «бывалые» арестанты (ставленники тюремного руководства) запугивали «нулевых»:

«Крытая держится на страхе… Страх стараются вселить во вновь прибывших сразу. Сперва рассказами бывалых о замученных, изнасилованных, убитых в "прессах" строптивцах. О бесполезности сопротивления, о полной безнадежности протестов, о совершенном отсутствии выходов из положения. Кроме одного: работай, делай что говорят – и все будет "ништяк", т.е. хорошо…

Администрации не нужен просто ужас в душах зеков. Беспредельное отчаяние может привести к бунтам… Поэтому страх дозирован. Не станешь выполнять норму выработки – будут бить в прессах. Не захочешь подписывать отречения от воровских идей – изнасилуют, сделают "петухом". Замыслишь организацию бунта – убьют. Будешь перевыполнять норму выработки - получишь дополнительно рубль отоваровки в ларьке и кино 2 раза в месяц. Сделаешься прессовщиком – получишь льготы, освободишься без надзора. Беспредел регламентирован».

Однако подобная «регламентация» вовсе не значит, что арестант, на которого не подействовали должным образом «жутики» и «угрозы», застрахован от прямого физического насилия и надругательств:

«…Когда обычные методы малоэффективны, прибегают к пытке не прямого болевого воздействия. Иногда их применяют параллельно с побоями. Например, истязуемого запихивают в мешок (наматрасник), завязывают веревку и подвешивают к стене или шконке. Может провисеть часы, может дни и недели с кратковременными извлечениями из мешка. Затем слабого, как зимняя муха, перевоспитуемого вытряхивают на пол, угощают пинками и оставляют в покое. До нового подвешивания.

Иногда применяется фиксация к шконке. Истязуемого крепко привязывают в лежачем положении и так оставляют. Дни, недели.

Если администрация дала "добро", прессуемого перегибают через мостик и насилуют. Обычно по очереди и право первого за бригадиром. Теперь прессуемый петух. Давая санкцию на изнасилование, администрация руководствуется различными соображениями. Например, уничтожить авторитет прессуемого в уголовном мире полностью и навсегда… Возможно, до администрации дошло: у прессуемого состоятельные родственники, богатые друзья, он сам имеет на свободе капиталец. Прессуемому делается предложение перевести деньги на такой-то адрес… Не внявшего предложению ожидает мостик…»

В общем-то в разных дозах подобные методы практиковались и практикуются во многих тюрьмах России. Но Елецкая крытка с конца 1970-х сумела резко выделиться на общем фоне чудовищной концентрацией бессмысленной жестокости и ужаса. Тюрьма в Ельце получила в уголовном мире название «Красная полоса» (красным цветом в арестантских представлениях обозначается ментовский беспредел).

В дальнейшем ситуация не изменилась к лучшему. В 1990 году корреспондент газеты «Труд» И. Травин в течение месяца пробыл в образцово-показательной тюрьме, оформившись на должность контролера, а затем в трех номерах газеты дал репортажи «В Елецком централе». Несмотря на то, что Травин не стремился написать разоблачительный материал, свидетельства довольно яркие: автор показывает, что «образцово-показательная тюрьма» целиком держится на физическом насилии, моральном унижении, стравливании сидельцев. Например, автор пишет: «В тюрьме, пожалуй, нет ни одного заключенного, который не написал бы хоть одно письмо с покаянием в нераскрытых преступлениях». И тут же раскрывает секрет. Оказывается, все письма не стоят ни гроша: «Разгадка бурного "покаяния" несложна: повинные письма идут в зачет соревнований между камерами – чем их больше, тем весомее шанс занять "призовое" место в тюремном соревновании. И, значит, получить звание "Коллектив отличного труда и примерного поведения", а с ним и право на внеочередную "отоварку" в ларьке, лишний просмотр кинофильма в тюремном кинотеатре, надежду на то. что поставят и телевизор... И горе побежденным! Не отстоявшие звание "Коллектив отличного труда и примерного поведения" не получают ничего».

В основе «перевоспитания трудом» лежит принцип физического насилия. Все камеры разделены на «положительные» и «отрицательные». В первые подбираются заключенные, которым осталось совсем немного до выхода на свободу или отправку в колонию, и потому надо заслужить «особое доверие администрации». К ним и направляют по одному зэку из «отрицательных» камер. То есть из тех, где сидельцы не торопятся «перевоспитаться и исправиться». За несколько дней пребывания среди «передовиков» «путевый пацан» становится шелковым и пашет, как черт на мельнице...

Все рассчитано до смешного просто. На камеру дается общий план выработки, и если «отрицал» не выполняет своей нормы, вся бригада лишается права на внеочередную «отоварку» в ларьке и т.д. У кандидатов на освобождение возрастает угроза выйти на волю с административным надзором, что означает жизнь в условиях проверок ментами на дому, соблюдения «комендантского часа» (нельзя покидать квартиру после восьми часов вечера), необходимости отмечаться в отделении милиции. Естественно, новичка вся камера принуждает простым способом: постоянно избивая до полусмерти.

Журналист делает вывод о том, что персоналу тюрьмы, который работает подобными методами, нечего делать в системе исполнения наказаний: «Могут ли такие кадры быть воспитателями, врачевателями больных человеческих душ? Вряд ли. Это все равно, что токарю доверять операцию».

Но подобные «эксперименты» – просто танцы зайчиков вокруг новогодней елки. На самом деле методы «ломки», издевательств в Ельце намного круче. И в новом тысячелетии они мало изменились по сравнению с тем, что рассказывал Подрабинек. Елецкая крытка наряду с печально известным «Белым лебедем» («единое помещение камерного типа» в Соликамске) получила позорное клеймо «пыточной». Применение пыток в Ельце обсуждалось в 2003 году даже на заседании Конституционного суда России – в связи с жалобой адвоката Надежды Пономаревой на отказ в адвокатской помощи заключенным, водворенным в ШИЗО (штрафной изолятор) и ПКТ (помещение камерного типа). Так, в 1999 году заключенный Заза Шенгелая за отказ дать подписку о сотрудничестве с администрацией тюрьмы, был помещен в ШИЗО, где в течение трех дней подвергался пытке «распятием», т.е. подвешиванием за руки на оконной решетке. В своей статье «Елецкая-крытая» Пономарева пишет о Елецкой «пыточной» крытке:

«Суть ''перевоспитания'' в этом заведении – пытки и жестокое обращение в буквальном смысле этих слов…

Когда я все-таки встретилась с Шенгелая З.Р., он рассказал, что его заставляли дать подписку о том, что он будет сотрудничать с администрацией. На его отказ стали издеваться: повесили за руки на решетки, били, и только под угрозой быть изнасилованным он вынужден был эту подписку дать…

Следующий осужденный – Лопатин М.М., прибывший в Елец из Липецка.

От него таким же образом – путем угроз, что изнасилуют, – получили подписку, предварительно подвергнув издевательствам и избиению.

В 2001 году по той же причине пытался наложить на себя руки Дробышев Сергей Михайлович: его сначала били, потом прихвостень администрации, хоть и такой же осужденный, помочился на него, но ''сработала'', как всегда, угроза изнасилования и присутствие потенциального исполнителя.

Человек не смог пережить перенесенные унижения, чувство беспомощности, стыд и отчаяние.

Дробышев повесился, но его чудом удалось спасти.

Такая же суицидальная попытка была предпринята осужденным Денисовым А.Н. в ночь с 12 на 13 октября 2003 года».

А вот цитаты из писем самих заключенных:

«…Считаю необходимым затронуть такое явление в Т-2, как создание администрацией самодеятельных организаций (актива) и их направленности. Следует сразу сказать, что в п.7 ст. 111 УИК РФ не предусмотрено создание активов в тюрьмах. В Т-2 активисты наделены негласно полномочиями сотрудников администрации. Им разрешены практически любые действия против заключенных, не состоящих в активе, вследствие этого явления в Т-2 администрацией созданы ''пресс-хаты''. Одна из них камера № 128 (карантин), в которой находятся 5–6 осужденных, являющихся членами самодеятельных организаций или просто ''прессовщики''. По прибытии в Т-2 заключенного помещают в карантин, где он проходит ''обработку'' со стороны активистов – ''прессовщиков''. С заключенным активисты могут сделать все, что им вздумается – избить, изнасиловать и т.д., и все это с ведома администрации.

Хочу отметить, что и в каждой камере на тюремном режиме содержатся по 2–3 активиста, особыми привилегиями из них пользуются бригадиры. Бригадирам дается негласное разрешение на рукоприкладство, им разрешается не соблюдать режим содержания. Для сотрудников Т-2 бригадир всегда прав, невзирая ни на что.

Должность бригадира, в основном, дается осужденным, совершившим тяжкие и низкие преступления – маньякам, убийцам, насильникам детей и женщин.

Само собой для простого заключенного, в котором есть чувство чести и достоинства, такое положение дел является величайшим оскорблением его прав. Если заключенный будет не согласен в чем-либо с бригадиром, то администрация вступится за своего избранника, а простого заключенного выведут на коридор и изобьют до полусмерти с последующим наложением взыскания и водворением в карцер для экзекуции. С уничтожением в Т-2 неимущественных прав заключенных у многих из них стала исчезать потребность и вера в справедливость и просто желание жить, поэтому в течение нескольких лет в Т-2 совершались суициды, заключенные вскрывали себе вены, вгоняли металлические штыри в легкие, печень, кишечник.

В действительности подтверждение суицида находили лишь единичные случаи, да и те не заинтересовывали надзорные органы вопросом, почему совершаются самоубийства. Все остальные многочисленные факты суицида тщательно скрывались сотрудниками тюрьмы. В 2000 году в Т-2 произошел факт самосожжения, а именно из-за того, что заключенный не мог больше терпеть издевательств со стороны сотрудников Т-2»…

«Через пять суток перевели в камеру № 128, так называемый ''карантин''.

Там находились еще четверо осужденных, сидящих в ней постоянно. В этой камере меня под угрозой физической расправы и перевода в камеру с гомосексуалистами заставляли писать извинительные письма на начальника учреждения, из которого я прибыл на тюрьму, заявление в актив камеры, в газету ''Контакт'', издаваемую управлением исполнения наказаний по Липецкой области.

Мне запрещалось вставать из-за стола, руки заставляли держать только на столе, сидеть на одном и том же месте, запрещали разговаривать, курить разрешали один раз в два часа, также заставляли надеть повязку дежурного, заставляли бегом передвигаться по камере.

В туалет по большому разрешалось только после 19 часов. Если что-то делал не так, то избивали.

У меня туберкулез, работал в полуподвальном помещении. Рабочая камера не была оснащена окном, меня заставляли носить очень тяжелую продукцию. Работали с мелом без масок или респираторов. Работать заставляли по одиннадцать часов, так что приходилось ложиться спать грязными. Это продолжалось изо дня в день. Непосредственно начальник отряда Полторак П.И. принуждал меня вступить в актив под угрозой физической расправы, заточения в карцер и перевода меня в камеру гомосексуалистов…

Заключенные поджигают себя, вешаются, наносят телесные повреждения… Тех, кто в знак протеста против издевательств и мучений наносит себе телесные повреждения, отправляют в психиатрическую больницу, где некоторым из них вводят сильнодействующее психотропное вещество.

Не выведя больного (который в течение нескольких месяцев остается под воздействием этого препарата) из неадекватного состояния, его привозят назад в Елец. Такой осужденный не просто неадекватен, он испытывает сильные боли в суставах, его мышцы постоянно напряжены, он спит всего 3–4 часа в сутки, в остальное время мечется по камере.

В санчасти его не обезболивают, не дают успокоительное или снотворное, провоцируя тем самым на совершение суицидальных попыток, когда человек, в силу психического состояния на данный момент, не контролирует своих действий».

Все это можно было бы отнести к нарочитым преувеличениям, к искусственному нагнетанию ужасов (дескать, арестанту выгодно использовать любые средства, чтобы опорочить сотрудников тюрьмы). Однако на самом деле подобные методы ломки разной степени жесткости – совершенно обычное дело в российских пенитенциарных заведениях. Я не раз сталкивался с тем, что новый этап, прибывший в колонию, подвергался усиленной физической «обработке»: каждый должен был написать заявление в так называемый «актив» – самодеятельные организации осужденных, которые сотрудничают с администрацией. Тех, кто отказывался писать, избивали, особо упорных бросали в штрафной изолятор (с дальнейшим применением «мер воспитания»).

В личных беседах с сотрудниками российской пенитенциарной системы мне не раз приходилось слышать от них, что подобные методы вполне естественны и правомерны. Они-де направлены на борьбу с «воровскими» традициями и идеями. Никто же, мол, не заставляет тебя писать заявление в секцию дисциплины и правопорядка (лагерную арестантскую полицию)! Напиши в секцию культурно-массовой работы, библиотечную, спортивную, наконец. Главное – распишись в лояльности администрации. Большего от тебя не требуют. Таким способом система якобы пытается бороться с неформальными обычаями «арестантского братства», «воровским законом» и т.д. А жестокие меры применяются лишь к тем, кто мешает такой борьбе.

Однако уже полувековая практика показала абсолютную бессмысленность, тупость и звериную сущность подобного рода деления на «чистых» и «нечистых». Насилие и скотское подавление никогда ни в одном человеке не могут зародить ничего доброго. Более того, такой «пресс» вызывает только ответное противодействие и взрывы.

Но не будем переходить к глобальным проблемам. Вернемся все же к Елецкой тюрьме. Можно ли верить стенаниям и жалобам ее узников и их адвокатов? У меня на сей счет не возникает никаких сомнений. Убедительным подтверждением неблагополучия Елецкой крытки как раз и служит поговорка «Елец – всем ворам пиздец». Такие перлы народного творчества никогда не возникают случайно. Фольклор не обманешь. Как уже отмечалось, в России немало «крыток», которые пользуются дурной репутацией среди арестантов. Однако даже «Белый лебедь» не удостоился чести быть запечатленным в поговорке. Представляете, что же за беспредел должен твориться в Елецкой тюрьме, чтобы имя этого города так «прославилось»?

Правда, возникает еще один резонный вопрос. А ну как нынче присловье это жуткое уже утратило свою актуальность? Пришло другое руководство, сотрудники «новой формации», изменились порядки, покатил процесс гуманизации… Увы, не будем обольщаться. Вполне достаточно обратиться к публикации корреспондента «Липецкой газеты» Тамары Федюкиной «Елецкая крытка» от 18 января 2011 года (свежачок, так сказать): «Сегодня учреждение ЮУ-323/Т-2 управления исполнения наказаний по Липецкой области, как и в былые времена, считается одним из лучших в России. Но “люди особого сорта” (80 процентов заключенных – это убийцы) боятся его, как черти ладана». С гордостью написано, с радостным трепетом.

Но стоит ли гордиться подобной сомнительной славой?

подозреваемых в угоне автомобилей в округе Игл арестованы в ходе совместного расследования

EAGLE COUNTY »Шесть арестов, связанных с серией краж автомобилей по всему округу, были произведены во вторник вечером в ходе расследования, проводимого правоохранительными органами округа Игл, штат Колорадо.

Эдгар Ривера Гаэта, 21 год, из Гипса; Виктор Варела, также известный как Виктор Чавес, 19 лет, из Gypsum; и четверо несовершеннолетних латиноамериканцев из Игл и Гипсам были арестованы по подозрению в участии в более чем трех десятках краж из легковых и грузовых автомобилей по всему графству за последний месяц.

Расследование проводилось полицейскими управлениями Эйвона, Игла и Вейла и шерифом округа Игл.



Ривера Гаэта и Варела Чавес содержатся в следственном изоляторе округа Игл под залог в размере 50 000 долларов, а несовершеннолетние были зарегистрированы и позже переданы их родителям. Всем шестерым были предъявлены обвинения по нескольким пунктам обвинения в преступном посягательстве на владение недвижимостью первой степени, воровстве, краже путем получения и преступном причинении вреда.

Считается, что за последние шесть недель группа участвовала почти в 40 взломах в округах Игл и Гарфилд.В пресс-релизе шерифа говорится, что автомобили и грузовики были взломаны в основном в поздние ночные часы на стоянках жилых комплексов, гостиниц, кинотеатров, больниц, жилых районов, а также парков и аттракционов.



Среди украденных вещей были лыжи, сноуборды, плееры iPod, одежда, кошельки, кредитные карты, устройства GPS, автомобильные стереосистемы, телефоны и автозапчасти, говорится в сообщении. Подозреваемые были допрошены и признаны причастными к большинству преступлений. Несколько украденных вещей были обнаружены за ночь в домах подозреваемых правоохранительными органами.По сообщению шерифа, найденные предметы будут сфотографированы и возвращены жертвам преступления.

В сообщении говорится, что подозреваемые доставили украденные кредитные карты в Target в Гленвуд-Спрингс, Wal-Mart в Эйвоне и других местах и ​​приобрели такие предметы, как духи, телефонные карты и плееры iPod. Некоторые из этих предметов также были восстановлены. Камеры видеонаблюдения в некоторых местах просматриваются правоохранительными органами для выявления подозреваемых.



Иммиграционная и таможенная служба США изучает иммиграционный статус подозреваемых, и задержанные могут быть помещены на подозреваемых.

Полиция и депутаты просят всех, у кого есть информация об этих преступлениях или других преступлениях, позвонить в местные правоохранительные органы или остаться анонимным, позвонив в службу защиты от преступлений округа Игл по телефону (970) 328-7007.

Два трайка украдены из аэропорта Дабл Игл

АЛЬБУКЕРК, Нью-Мексико (KRQE) - Пилот Альбукерке просит людей не спускать глаз с неба после того, как два самолета были украдены из его ангара в аэропорту Дабл Игл.Фрэнк Демпси сказал, что воры украли два трайка, которые по сути являются моторизованными планерами, из его ангара в прошлую пятницу днем. Он сказал, что оба трицикла стоят более 50 000 долларов за штуку. «Надеюсь, у меня не будут слезы на глазах, но это наш побег, и я просто шокирован тем, что люди могут приходить и прибегать к воровству, а также красть у других в такое время».

ВИДЕО: Заместителя шерифа округа Чавес чуть не сбил водитель DWI

Есть фотографии двух угнанных трайков.Красный принадлежит Демпси, а синий - его другу, у которого он находится в ангаре. Демпси сказал, что он был сертифицированным летным инструктором более 20 лет. Он сказал в воскресенье, что его вызвали сотрудники службы безопасности Double Eagle, что его ангар был взломан и что по взлетно-посадочной полосе было разбросано оборудование.

Демпси также сказал, что люди, которые арендуют ангар рядом с ним, сказали ему, что они видели его ангар широко открытым в пятницу около 15:00 и видели там кого-то, но предположили, что это был Демпси или его друг.К сожалению, Демпси сказал, что, вероятно, это был вор на работе. «Они разобрали здесь все, и, как бы быстро они ни были, они поняли, что делают», - сказал Демпси. «Я предполагаю, что они кое-что знают об этом оборудовании. Есть несколько сомнительных персонажей ".

Демпси сказал, что в ангаре было всего четыре трайка. Так что он благодарен, что двое других не украли. Однако он сказал, что воры повредили те два других трайка, и камера наблюдения, которую он поместил в ангаре, также была украдена.Демпси сказал, что, к сожалению, его страховка не покрывает это.

KRQE News 13 связались с Bode Aviation, компанией, у которой Демпси арендует ангар. KRQE спросила, может ли Bode Aviation предоставить видео наблюдения за преступлением или получить какой-либо ответ. Менеджер не захотел комментировать. Управление полиции Альбукерке заявило, что их детективы по угонам автомобилей расследуют дело.

Последние местные новости

Белоголовый орлан

Белоголовый орлан

Haliaeetus leucocephalus

Виды, находящиеся под угрозой исчезновения в штате

Фон
Белоголовый орлан наиболее известен как национальный герб Соединенных Штатов Америки.Он был удостоен этой чести в 1782 году Вторым Континентальным Конгрессом, потому что этот вид является уникальным для Северной Америки. Тем не менее, белоголовый орлан превратился из обычного вида в начале 1700-х годов в чрезвычайно редкий в 48 штатах к 1960-м годам. Этот резкий спад был вызван потерей среды обитания и гнездовых деревьев, загрязнением пищевых продуктов пестицидами и незаконным отстрелом. Загрязнение пищевых продуктов хлорорганическим пестицидом ДДТ широко считается основной причиной сокращения популяции орлов, наряду со многими другими видами хищных птиц, в середине 20 века.ДДТ накапливается в пищевой цепи, и когда орлы попадают в организм с зараженной пищей, они откладывают яйца с ослабленной скорлупой, которая трескается, когда птицы высиживают свои яйца. Популяции орлов по всей стране были уничтожены. Общее использование ДДТ было запрещено в США в 1972 году.

Впервые белоголовый орлан был объявлен вымирающим видом после принятия федерального закона об исчезающих видах в 1973 году. Популяции в конечном итоге начали восстанавливаться благодаря запрету на использование ДДТ, успешным программам реинтродукции выращенных птенцов и птенцов, а также мерам по защите среды обитания и гнезд. .В 1995 году Служба рыболовства и дикой природы США реклассифицировала белоголовый орлан из находящихся под угрозой исчезновения в находящихся под угрозой исчезновения в нижних 48 штатах. Популяции продолжали восстанавливаться настолько, что в 2007 году белоголовый орлан был официально исключен из федерального списка исчезающих видов. Тем не менее, белоголовые орланы по-прежнему находятся под защитой на федеральном уровне Законом об охране белоголового орлана и беркута 1940 года и Законом о договоре о перелетных птицах 1918 года.

К 1950-м годам белоголовый орлан больше не был гнездящимся видом (искоренен) в Коннектикуте.Когда в 1992 году был принят первый официальный Список видов, находящихся под угрозой исчезновения, и особой опасности, Коннектикут, белоголовый орлан был классифицирован как исчезающий вид. В том же году в штате было зарегистрировано первое успешное гнездование белоголовых орланов с 1950-х годов, когда пара вырастила двух детенышей в графстве Личфилд. Обвязки на ногах показали, что гнездящаяся пара пришла из проекта реинтродукции в Массачусетсе, спонсируемого Отделом рыболовства и дикой природы Массачусетса. Пять лет спустя вторая пара белоголовых орланов успешно гнездилась в Коннектикуте.Гнездовая популяция постепенно увеличивалась, и в 2010 г. 18 пар белоголовых орланов предприняли попытки гнездования в штате. Попытки гнездования или территориальные пары были зарегистрированы в 6 из 8 округов штата. В связи с увеличением количества гнездящихся пар в последние годы статус белоголового орлана в Коннектикуте был реклассифицирован как находящийся под угрозой исчезновения в 2010 году.

Зимующие орлы приезжают в Коннектикут в поисках открытой воды для кормления, когда земля и воды в Мэне и Канаде замерзают. Если из-за суровой погоды в Коннектикуте любая открытая вода также замерзает, орлы продолжают мигрировать дальше на юг.Зимуют до 100 орлов в Коннектикуте с декабря по начало марта вдоль крупных рек и крупных водохранилищ. Количество зимующих орлов медленно увеличивается в зависимости от суровости каждой зимы. В связи с увеличением количества гнездящихся и зимующих орлов в Коннектикуте все еще существует проблема примирения отдыха человека и развития береговой линии, которые уменьшают подходящую среду обитания, с особыми потребностями этого находящегося под угрозой вида в штате.

Ареал
Белоголовый орлан гнездится на юге от Аляски и Ньюфаундленда до Нижней Калифорнии, побережья Мексиканского залива и Флориды.Наибольшая концентрация зимующих белоголовых орланов наблюдается с ноября по март на западе и среднем западе США. Небольшие скопления зимующих орлов также встречаются в Новой Англии в этот же период времени.

Описание
Взрослые белоголовые орланы имеют белоснежные голова и хвост, а также буровато-черное тело. Клюв, глаза и лапы желтые. Незрелые орлы имеют однородный серовато-коричневый цвет. Отличительное оперение взрослых особей достигается в возрасте от 4 до 5 лет.Белоголовые орланы имеют длину от 34 до 43 дюймов, могут весить от 8 до 14 фунтов и иметь размах крыльев от 6 до 8 футов. Полы внешне похожи, хотя самки крупнее. Средняя продолжительность жизни белоголовых орланов в неволе составляет от 25 до 30 лет.

Молодых белоголовых орланов часто путают с беркутами; однако они более серые, чем более темный беркут, и клюв намного тяжелее.

Среда обитания и диета
Естественная среда обитания белоголовых орлов круглый год включает озера, болота, реки или побережья, где поблизости есть высокие деревья для гнездования и ночевки, а также много рыбы для еды.

Хотя белоголовые орланы питаются в основном рыбой, они также являются оппортунистическими хищниками и падальщиками, которые поедают все, что можно легко поймать или добыть, например водоплавающих птиц, мелких и крупных млекопитающих и падаль домашнего скота. Кроме того, они имеют репутацию воров, грабящих добычу у других хищников или чаек.

Орлы убивают добычу, хватая ее своими сильными ногами и острыми когтями. Они могут нести свою добычу в полете, но не могут нести больше 4 фунтов.Клюв орла используется исключительно для разрыва плоти.

История жизни
Белоголовые орланы достигают половой зрелости в возрасте от 4 до 6 лет. Сезон размножения в Коннектикуте начинается в январе, и большинство пар откладывают яйца в феврале и марте. Белоголовые орланы год за годом возвращаются в одни и те же места гнездования и часто размножаются с одним и тем же партнером. Если что-то случится с самцом или самкой, выжившая птица найдет себе нового помощника. Гнездо, которое иногда достигает 7-8 футов в диаметре, представляет собой массу прутьев с плоской вершиной, покрытую тонкой растительностью, такой как тростник, мох или трава.Он построен на деревьях на высоте от 10 до 150 футов над землей. Обычно в кладке бывает от 1 до 3 (в среднем 2) тусклых белых яиц. И самец, и самка насиживают яйца и кормят птенцов. Яйца инкубируются около 35 дней, а птенцы обычно оперяются (достигают стадии полета) через 12 недель.

Интересные факты
Скорость полета белоголового орлана колеблется от 36 до 44 миль в час.

Ночью зимующие орлы часто собираются на общих деревьях-насестах; в некоторых случаях они перемещаются на 12 или более миль от места кормления до места ночевки.Петухи часто используют несколько лет. Многие насесты защищены от ветра растительностью или местностью, обеспечивая благоприятную тепловую среду. Использование этих защищенных участков помогает минимизировать энергетический стресс. Кроме того, совместное ночевка может помочь птицам в поисках пищи.

Несмотря на свой большой размер, орлов легко потревожить непредсказуемая деятельность человека, поэтому вокруг районов интенсивного использования орлов, особенно мест гнездования и зимовки, необходимы очерченные защитные зоны.Беспокойство в местах гнездования может привести к тому, что птицы покинут свое гнездо, даже если в гнезде есть яйца или птенцы. Поскольку зима - тяжелое время для орлов, важно, чтобы предпочитаемые ими районы нагула были защищены. Если птиц часто отвлекают от кормления и заставляют уходить в другое место за пропитанием, их жизни может угрожать опасность. Взрослых орлов потревожить легче, чем молодых.

Как вы можете помочь
Зима - тяжелое время для всех видов диких животных, в том числе для белоголовых орланов.Пищу труднее найти, а низкие температуры вызывают энергетический стресс. Если вы видите, как один или несколько орлов кормятся или сидят на насесте, оставьте их в покое и понаблюдайте за ними на расстоянии.

Также важно держаться подальше от мест гнездования, чтобы не беспокоить птиц. Несколько гнезд белоголовых орланов в Коннектикуте расположены на частной территории, где нет общественного доступа. Уважайте размещенные площади и не вторгайтесь в частную собственность, чтобы увидеть орлов.

Отдел дикой природы участвует в январской съемке орлов в середине зимы для Геологической службы США; волонтеры всегда рады помочь в этом деле.

Выпуск этой серии информационных бюллетеней об исчезающих и находящихся под угрозой видах стал возможным благодаря пожертвованиям в Фонд проверки подоходного налога на вымирающие виды и диких животных .
(ред. 10/10)

Welcome Thieves, с Шоном Бодуаном в разговоре с Клэр Дедерер

Присоединяйтесь к нам на то, что обещает стать отличным вечером для беседы, когда автор из Сиэтла Шон Бодуан обсуждает свою новую книгу рассказов Добро пожаловать воры с автором бестселлеров с острова Бейнбридж Клэр Дедерер.

Бодуан был циркачом, продавцом телемаркетинга, мастером по ремонту статуй и отмеченным наградами автором книг для взрослых. Этим можно объяснить богатое разнообразие персонажей его первого сборника рассказов для взрослых. Герои и антигерои Welcome Thieves включают беглецов панк-рока, танцовщиц из Вегаса, игрока в лакросс, ставшего разносчиком пиццы, и различных других неудачников. Их истории - от путаницы после апокалипсиса («Базовая Омега имеет двенадцать правил») до понимающей ухмылки «Ты тоже можешь получить диплом по контекстуальной семиотике» - занимательны и дико непредсказуемы.

«Захватывающие… истории в Welcome Thieves взрываются, как вереница петардов, шипя и хлопая с повествовательной скоростью, равной твердости и полировки. Бодуан определенно заслуживает внимания писателя ».
- Джонатан Эвисон, автор книги Это твоя жизнь, Харриет Ченс!

-----

Шон Бодуан - редактор-основатель TheWeeklings.com и отмеченный наградами автор пяти романов для молодежи.Он участвовал в разработке Rumpus , Onion и San Francisco Chronicle . Его первая книга для взрослых, Welcome Thieves: Stories , была опубликована Algonquin в марте 2016 года. Посетите www.seanbeaudoin.com.

Клэр Дедерер - автор бестселлера New York Times Позер: Моя жизнь в двадцати трех позах йоги . Ее новые мемуары How To Be Loved выйдут из Knopf в 2017 году.Она писала для The Atlantic, The New York Times, The Nation, Vogue, Slate, и многих других изданий. Она живет на Бейнбридже со своим мужем, писателем Брюсом Баркоттом, и их двумя детьми.

Воровство посылок в Джексон-Хайтс растет, говорят полиция и местные жители - Queens Daily Eagle

Дэвид Брэнд

Когда Дон Нгуен вернулся в свое кооперативное здание в Джексон-Хайтс в среду вечером, посылки Amazon были скопированы. на столе возле почтовых ящиков были в целости и сохранности.

На следующее утро соседи начали делиться фотографиями из вестибюля. Около дюжины коробок и мягких конвертов были разорваны, а их содержимое пропало. Суперинтендант снял записи наблюдения, и жители наблюдали, как мужчина в капюшоне с мешком для мусора вошел в здание около 3 часов ночи и ушел со своими вещами.

Это был второй случай ограбления здания на 34-й авеню с июля и последний в череде подобных преступлений в Джексон-Хайтс, в результате которых жители чувствуют себя оскорбленными.

«Ваш дом - это ваша крепость, и когда кто-то с этим справляется, вы не чувствуете себя в безопасности там, где живете», - сказал Нгуен.

Местные группы Facebook и приложение Nextdoor заполнены сообщениями об аналогичных кражах. Новости об ограблении в четверг вызвали несколько откликов от соседей, недавно ограбленных так называемыми «пиратами с крыльца».

«Нас тоже постоянно бьют», - ответила на Nextdoor владелица Pre-K Тэмми Роуз. «Наш супервизор передал фотографии в полицию, но ничего не было сделано.

Роуз живет на углу 79-й и 37-й авеню и говорит, что кражи посылок участились с начала пандемии COVID, когда курьеры перестали бросать предметы у дверей людей и начали оставлять их в вестибюле.

«Это происходит какое-то время», - сказала она Eagle . «Суперкар видел это на камеру, где, как только UPS или FedEx доставят посылки, через минуту или две к вам будут входить люди в капюшонах и масках, и их трудно опознать.

Многие жители, особенно пожилые люди, имеют тенденцию заводить людей в здание, не видя, кто они, что позволяет грабителям войти и забрать предметы, сказала она.

Она предложила Amazon и частным компаниям по доставке платить рабочим больше за доставку от двери до двери, поскольку компании уже выкладывают наличные, чтобы заменить украденные товары.

«У нас есть лифт», - сказала она. «Мне кажется, это было бы более рентабельно».

Преступникам, если их поймают, предъявляются различные обвинения в зависимости от стоимости украденных товаров.

Если предметы оцениваются более чем в 1 000 долларов, преступлением является кража в крупном размере. Меньше этого - мелкое воровство. Тем не менее, подача заявления в полицию редко приводит к обнаруженным объектам.

Местный 115-й полицейский участок не помог, когда дело доходит до предотвращения кражи посылок, сказали Нгуен и Роуз. Нгуен добавил, что сотрудники по координации работы с районами еще не ответили на вопросы.

Участок не ответил на звонки с просьбой прокомментировать, но написал в Твиттере предупреждение о росте числа краж пакетов в октябре.26.

80 миллионов золотых монет возвращено семье вора

Один человек, вероятно, украл на Монетном дворе США чрезвычайно редких двойных орлов на сумму 80 миллионов долларов, но десять золотых монет все равно возвращаются его семье благодаря постановлению 3-го окружного суда в Филадельфии.

Первоначально жюри присяжных вынесло решение в пользу правительства, сообщает Courthouse News, но их решение было отменено федеральным апелляционным судом двумя голосами против одного, поскольку Монетный двор задержал подачу жалобы о судебной конфискации по делу.

Двойной орел, созданный скульптором Августом Сент-Годенсом, считается самой красивой монетой США. Однако в 1933 году, во время Великой депрессии, президент Франклин Д. Рузвельт приказал переплавить все 455 500 монет двойного орла, отчеканенных на Монетном дворе Филадельфии в этом году, поскольку правительство отказалось от золотого стандарта и прекратило использование золота в американской чеканке.

Якобы выжили только два двойных орла того года, которые были помещены в коллекцию Смитсоновского института.Однако за прошедшие годы появились и другие образцы монеты, в том числе та, которая в 2002 году стала самой дорогой монетой США, когда-либо проданной на аукционе, когда за нее было продано 7,5 миллиона долларов на Sotheby’s.

Отдельные монеты редко стоят более 1 миллиона долларов (см. «Пенни березовых центов 1792 года может принести 2 миллиона долларов на аукционе Stack’s Bowers»), хотя коллекции древних монет могут быть весьма ценными (см. «Этот греческий хранитель - Корнелиус Гурлитт древних монет?»).

В 2003 году Джоан Лэнгборд, дочь филадельфийского ювелира Исраэля Свитта, и ее сыновья обнаружили десять двойных орлов 1933 года выпуска, запакованных в сейф.Семья Лэнгбордов отнесла монеты в Министерство финансов для проверки подлинности. Вместо того, чтобы определять подлинность монет, Монетный двор конфисковал их. Свитт ранее подвергался расследованию по подозрению в краже «Дабл Иглз».

«Правительство просто хочет вернуть свои монеты», - заявила помощник прокурора США Жаклин Ромеро по первоначальному делу, рассмотренному еще в 2011 году, согласно Courthouse News.

Согласно Закону о реформе конфискации гражданских активов (CAFRA), с того момента, как Лэнгборды потребовали вернуть монеты, у правительства было 90 дней, чтобы подать жалобу на конфискацию в судебном порядке.Правительство не успело подать жалобу.

Аргумент Монетного двора в пользу игнорирования CAFRA заключался в том, что у правительства не было оснований для возбуждения дела о конфискации собственности, которая уже принадлежит Соединенным Штатам.

Семья Лэнгбордов «не предполагала, что передача будет безоговорочной и постоянной передачей», - написала судья Марджори Ренделл в мнении большинства в апелляционном суде. «Теперь Лэнгборды имеют право на возвращение Двойных Орлов».

В особом мнении судья Долорес Словитер утверждала, что даже несмотря на то, что Монетный двор должен был вернуть монеты в соответствии с CAFRA, «это не означает, что истцы имеют право на владение спорным имуществом.Тем не менее, согласно постановлению, надлежащая юридическая процедура имеет приоритет перед законным правом собственности, и в результате сокровищница в размере 80 миллионов долларов переходит к Лэнгбордам.

«Семья Лэнгбордов очень рада вернуть свою собственность после более чем десятилетней борьбы за отстаивание своих прав», - сказал адвокат семьи Барри Берке в заявлении для прессы.


Следите за новостями Artnet в Facebook:

Хотите опередить мир искусства? Подпишитесь на нашу рассылку, чтобы получать последние новости, откровенные интервью и острые критические моменты, которые продвигают разговор.

Эксперимент в пещере грабителей / Реалистичная теория конфликта

  1. Теория социальной идентичности
  2. Реалистичная теория конфликта

Эксперимент в пещере грабителей

Доктор Саул МакЛеод, опубликовано в 2008 г., обновлено в 2020 г.


т. е. конфликт между группами) возникает, когда две группы конкурируют за ограниченные ресурсы. Эта теория подтверждается данными известного исследования группового конфликта: «Эксперимент в пещере разбойников» (Шериф, 1954, 1958, 1961).
Ключевые выводы: исследование «Пещера грабителей»
  • В ходе полевого эксперимента в пещере грабителей 22 белых 11-летних мальчика были отправлены в специальный удаленный летний лагерь в Оклахоме, Государственный парк «Пещера грабителей».
  • Мальчики привязались к своим группам в течение первой недели лагеря, занимаясь вместе различными видами деятельности, такими как пешие прогулки, плавание и т. Д.
  • Мальчики выбрали названия для своих групп: «Орлы» и «Гремучие животные».
  • Во время четырехдневной серии соревнований между группами между двумя группами стали проявляться предубеждения (как физические, так и словесные).
  • Во время последующего двухдневного периода охлаждения мальчики перечислили особенности двух групп. Мальчики имели тенденцию характеризовать свою внутреннюю группу в очень благоприятных условиях, а другую внешнюю группу - в очень неблагоприятных.
  • Затем Шериф попытался уменьшить предрассудки или межгрупповой конфликт, проявляемый каждой группой. Однако простое усиление контактов двух групп только ухудшило ситуацию.
  • В качестве альтернативы принуждение групп к совместной работе для достижения общих целей ослабило предрассудки и напряженность между группами.
  • Этот эксперимент подтвердил реалистичную теорию конфликта Шерифа (также называемую реалистичной теорией группового конфликта), идею о том, что групповой конфликт может быть результатом конкуренции за ресурсы.

В середине 1950-х Музафер Шериф и другие провели эксперимент в Пещере грабителей по межгрупповым конфликтам и сотрудничеству в рамках исследовательской программы Университета Оклахомы.

Проверялись следующие гипотезы:

  1. Когда люди, которые не знают друг друга, объединяются для взаимодействия в групповых действиях для достижения общих целей, они образуют групповую структуру с иерархическими статусами и ролями внутри нее.
  2. Когда две однажды сформированные внутренние группы вступают в функциональные отношения в условиях конкуренции и группового разочарования, возникают отношения и соответствующие враждебные действия по отношению к чужой группе и ее членам; они будут стандартизированы и разделены в разной степени между членами группы.

Обзор исследования

Обзор исследования

В полевом эксперименте участвовали две группы двенадцатилетних мальчиков в государственном парке Робберз-Кейв, Оклахома, Америка.

Двадцать два мальчика, участвовавшие в исследовании, были неизвестны друг другу, и все они были из белого среднего класса. Все они имели протестантское происхождение с двумя родителями.

Мальчики были случайным образом разделены исследователями на две группы, и были предприняты усилия, чтобы сбалансировать физические, умственные и социальные таланты групп. Ни одна из групп не знала о существовании другой.

Затем их, как отдельные группы, забирали автобусом в последовательные дни летом 1954 года и перевозили в лагерь бойскаутов Америки площадью 200 акров в государственном парке Robbers Cave в Оклахоме (с исследователями, которые выступали в роли консультантов).

Этап 1: Формирование внутри группы (5-6 дней)

Члены каждой группы познакомились друг с другом, выработались социальные нормы, сформировались лидерство и структура группы.

В лагере группы держали отдельно друг от друга, и их поощряли объединяться в две отдельные группы, преследуя общие цели, которые требовали совместного обсуждения, планирования и выполнения.

На этом первом этапе группы не знали о существовании другой группы.

Мальчики развили привязанность к своим группам в течение первой недели лагеря, быстро установив свои собственные культуры и групповые нормы, выполняя вместе различные действия, такие как походы, плавание и т. Д.

Мальчики выбрали названия для своих групп. «Орлы» и «Гремучие существа», и нанесли их по трафарету на рубашки и флаги.

Фаза 2: Групповой конфликт (4-5 дней)

Теперь сформированные группы вступили в контакт друг с другом, участвуя в играх и испытаниях, а также борясь за контроль над территорией.

Шериф организовал «этап соревнований», на котором в течение следующих 4-6 дней должны были возникнуть трения между группами. На этом этапе предполагалось привести две группы к соревнованию друг с другом в условиях, которые могли бы вызвать разочарование между ними.

Был организован ряд соревнований (например, бейсбол, перетягивание каната и т. Д.) С присуждением трофея на основе набранных командных очков.

Также были вручены индивидуальные призы для победившей группы, такие как медаль и многолезвийный карманный нож без утешительных призов "проигравшим"."

Реакцией Rattlers на неформальное объявление о серии соревнований была абсолютная уверенность в своей победе! Они провели день, рассказывая о соревнованиях и улучшая мяч на поле, которые они взяли на себя для такого Они говорили о том, чтобы повесить там знак «Держитесь прочь!» В итоге они вывесили на поле свой флаг «Рэттлер». В это время несколько грохотов сделали угрожающие замечания о том, что они будут делать, если кто-нибудь из «Орлов» потревожит их флаг.

Также были придуманы ситуации, когда одна группа выигрывала за счет другой. Например, одна группа задержалась на пикнике, а когда они прибыли, другая группа уже съела свою еду.

Сначала это предубеждение выражалось только на словах, например, в насмешках или оскорблениях. По мере того как соревнование продолжалось, это выражение приняло более прямой путь. Орлы сожгли флаг Рэттлера.

Затем на следующий день Рэттлер обыскал хижину Орла, перевернул кровати и украл частную собственность.Группы стали настолько агрессивными по отношению друг к другу, что исследователям пришлось их физически разделить.

Во время последующего двухдневного периода охлаждения мальчики перечислили особенности двух групп. Мальчики имели тенденцию характеризовать свою внутреннюю группу в очень благоприятных условиях, а другую внешнюю группу - в очень неблагоприятных.

Имейте в виду, что участниками этого исследования были хорошо приспособленные мальчики, а не члены уличных банд. Это исследование ясно показывает, что конфликт между группами может вызвать предвзятое отношение и дискриминационное поведение.Этот эксперимент подтвердил реалистичную теорию конфликта Шерифа.

Этап 3: Разрешение конфликта (6-7 дней)

Шериф и его коллеги пробовали различные средства уменьшения враждебности и низкого уровня насилия между группами.

Эксперименты в Пещере разбойников показали, что высшие цели (цели настолько большие, что для их достижения требуется более одной группы) уменьшают конфликт значительно более эффективно, чем другие стратегии (например, общение, контакт).

Ряд импровизированных примирительных возможностей (таких как конкурс по сбору бобов, показ фильма или съемка петард в честь четвертого июля) не привели к сколько-нибудь заметному снижению напряженности между Орлами и Погремушки.

Sherif et al. пришли к выводу, что такие надуманные возможности контакта не уменьшат напряженность между группами.

Теперь они организовали введение ряда сценариев, представляющих высшие цели, которые не могли легко игнорироваться членами двух антагонистических групп, но достижение которых выходило за рамки ресурсов и усилий одной группы.

Эти сценарии были разыграны на новом месте в надежде, что это будет препятствовать отзыву недовольства, которое было испытано в Пещере разбойников.

Проблема с питьевой водой

Первая задача высшего уровня, которая должна быть поставлена, касалась общего ресурса, используемого обеими группами. Их водоснабжение, которое внезапно прекратилось.

Вся питьевая вода в лагере поступала из водохранилища на горе к северу от лагеря. Водоснабжение прекратилось, и сотрудники лагеря обвинили в этом «вандалов»."

При исследовании протяженных водоводов, проведенных Орлами и Гремучими животными как отдельными группами, они обнаружили, что в выпускной кран был заткнут мешок.

Почти все мальчики собрались вокруг крана, чтобы попытаться его прочистить. Предложения от членов обеих групп, касающиеся эффективных способов разблокировки препятствия, были подброшены со всех сторон одновременно, что привело к совместным усилиям по устранению самого препятствия.Совместная работа над краном длилась более 45 минут.

Когда, наконец, вышла вода, было всеобщее веселье. Гремучники не возражали против того, чтобы Орлы опередили их, когда они все напились, поскольку у Орлов не было с собой фляг, и они были более жаждущими. Никаких протестов или замечаний типа «Дамы прежде всего»!

Проблема обеспечения безопасности фильма

Следующей важной целью, которая должна была быть поставлена, был любимый полнометражный фильм для мальчиков их возраста. Два фильма были выбраны по согласованию с экспертами по детскому кино и привезены в лагерь вместе с другими стимулирующими материалами.

Днем мальчиков созвали вместе, и персонал предложил посмотреть «Остров сокровищ» или «Похищенный»: обе группы одобряли эти фильмы.

После некоторого обсуждения один Раттлер сказал: «Все, кто хочет Остров Сокровищ, поднимают руки». Большинство участников обеих групп с энтузиазмом одобрили "Treasure Island", хотя по поводу этого выбора было высказано несколько разногласий.

Затем сотрудники объявили, что обеспечение пленки будет стоить 15 долларов, и лагерь не может заплатить всю сумму! После долгого обсуждения было предложено, чтобы обе группы заплатили по 3 доллара.50, а остаток оплатит лагерь.

Это было принято, несмотря на то, что после того, как пара скучающих по дому Орлов уехала домой, вклад из расчета на человека на группу был неравным.

За ужином в ту ночь не было возражений против совместной трапезы. Между членами обеих групп происходили драки и прилипание жевательной резинки друг к другу, но в них участвовало меньше мальчиков с обеих сторон, чем обычно было вовлечено в такие столкновения.

Другие задачи высшего уровня по решению проблем, представленные на этом этапе, включали совместное использование каната для перетягивания каната, и обе группы мальчиков «случайно» натолкнулись на застрявший в колее грузовик, в котором перевозили еду для обе группы.

В случае, если совместное преследование таких высших целей привело к уменьшению межгруппового конфликта. За завтраком и обедом в последний день лагеря рассадка была значительно перепутана в плане членства в группе.


Критическая оценка

Критическая оценка

События в Пещере грабителей имитировали конфликты, от которых страдают люди во всем мире. Самое простое объяснение этого конфликта - конкуренция. Распределите незнакомцев по группам, бросьте группы в соревнование, перемешайте котел, и вскоре возникнет конфликт.

Существует множество свидетельств того, что, когда люди конкурируют за ограниченные ресурсы (например, рабочие места, землю и т. Д.), Между группами растет враждебность. Например, во времена высокого уровня безработицы среди белых людей может быть высокий уровень расизма, которые считают, что чернокожие (или лица, ищущие убежища) взяли их работу. Исследование было полевым экспериментом, а это значит, что оно имеет высокую экологическую ценность.

Однако исследование «Пещеры разбойников» подверглось критике по ряду вопросов. Например, две группы мальчиков в исследовании были искусственными, как и соревнование, и не обязательно отражали реальную жизнь.Например, мальчики из среднего класса, случайно разделенные на две отдельные группы, не являются соперничающими бандитскими бандами или соперничающими футбольными болельщиками.

Также необходимо учитывать этические вопросы. Участники были обмануты, так как не знали истинной цели исследования. Также участники не были защищены от физического и психологического вреда.

Также не следует обобщать результаты на реальную жизнь, поскольку в исследовании использовались только 12-летние белые мальчики из среднего класса и исключались, например, девочки и взрослые.

Ссылки на стиль APA

Шериф, М. (1954). Экспериментальное исследование положительных и отрицательных межгрупповых отношений между экспериментально созданными группами: исследование пещеры грабителей . Норман, Оклахома: Университет Оклахомы.

Шериф М. (1956). Эксперименты в групповом конфликте. Scientific American, 195 (5), 54-59.

Шериф М.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *