Граффитисты это: Недопустимое название — Викисловарь

Содержание

Граффити (Graffiti) – Что это такое: история, виды, райтеры

Граффити (Graffiti от итал. graffito — надписи) — это уличная живопись. Споры относительно того, стоит ли считать граффити отдельным направлением искусства или актом вандализма не стихают до сих пор. К граффити принято относить любые изображения, размещенные на поверхности стен, зданий, и других общественных объектов. Что это, как появилось это направление, как оно развивается, что принято считать граффити в современном искусстве?

История граффити: от древнего мира к новому времени

Сейчас граффити принято называть любой вид уличного искусства и раскрашивания стен; вне зависимости от степени профессионализма нанесения изображений. В истории этот термин используется уже достаточно давно. Причём раньше происходило разделение на два понятия, такие как “дипинти” и “граффити”. Термин произошел от глагола “graffiare”, что в переводе с итальянского означает “царапать”. Глаголом “дипинти” же обозначали надписи, сделанные краской.

Классическое представление скрэтчинга в граффити — выцарапавание тегов на стеклах Эволюция “скрэтча” за авторством известного стрит-арт художника Vhils’а

Интересный факт: раньше техники царапания и нанесения краски зачастую объединялись. Примеры такой техники наблюдались у гончаров, которые выцарапывали на верхнем слое краски надписи, обнажая таким образом внутренний слой. Конечно, такую методику сейчас сложно назвать граффити в классическом понимании этого слова, но тогда это были одними из первых примеров применения техники. Особенно часто мастера таким способом подписывали свои работы.

Принято начинать отсчет истории граффити с момента, когда были обнаружены настенные надписи. Первые примеры были найдены в странах Древнего Востока, в Риме, а также в Греции. Позже, любая графика, которая была нанесена на поверхность стен, обозначалась как граффити, и во многих странах она расценивалось, как акт вандализма. Невероятно, но первые рисунки появились уже в тридцатом тысячелетии до нашей эры. Именно наскальные изображения стали прототипом этого направления в искусстве. Тогда, в качестве инструментов использовались натуральные пигменты и острые предметы: такие, как кости животных, камни и осколки затвердевших пород.

Родоначальники граффити — древние наскальные рисунки

Первый прототип граффити, такого каким мы привыкли видеть его сейчас, расположен в городе Эфес, который находится в Турции. Ранее он принадлежал Древней Греции и даже сохранил отметки этой культуры. Первым текстом послужила реклама услуг проституток. Рисунок изображал след ладони, отдаленно напоминающий сердце, цифру и отпечаток ноги. Весь этот рисунок трактуется, как сумма оплаты за определенные услуги.

Древние римляне также не были лишены чувства юмора, и зачастую делали карикатурные граффити с изображениями власть имущих. Тогда это направление использовалось как инструмент и для признания в любви, и для передачи своих мыслей и для политической риторики. В Помпеях отображалось извержение вулкана Везувия, различные проклятия, магические заклинания, алфавит, политические лозунги и многое другое. Как становится ясно из этого списка – направление было очень многогранным. Благодаря этим же надписям удалось раскрыть многие загадки и непонятные аспекты разговорной речи. Учитывая невысокий уровень образования у большей части народа, многие надписи оказались серьезной помощью в понимании устной речи.

Примечательно и то, что граффити практически одновременно появилось в разных частях света. Даже в Египте на территории исторического комплекса Гиза исследователи нашли множество надписей и рисунков, которые также были отнесены к этому стилю. Считается, что они были оставлены строителями и религиозными деятелями времени.

Граффити использовалось даже там, где не было никакой связи с цивилизацией. Древние племена Майя, в одном из своих крупнейших городищ – Тикаль, оставили множество отлично сохранившихся рисунков. Долгая и богатая история появления граффити имеется и у восточных славян. В Новгороде сохранились 10 примеров работ, относящихся к одиннадцатому веку. Большая часть посланий этого народа несет молитвенный посыл, хотя, иногда можно найти и какие-то шуточные сообщения. Стоит отметить, что зачастую наносились и народные заклинания, ведь люди тогда были весьма суеверными.

Уже в эпоху Ренессанса, такие известные художники, как Микеланджело и Рафаэль отправлялись в золотой дом Нерона где вырезали собственные имена, после чего они приступали к активной работе. Позже, французские солдаты оставляли надписи во время египетской кампании, возглавляемой Наполеоном. Лорд Байрон также оставил в греческом храме Посейдона свой след. И во время Второй Мировой Войны советские солдаты сделали огромное количество надписей на стенах Рейхстага.

Зарождение современного граффити

Примеры граффити нового времени принято считать базой, на основе которой было создано современное направление. Многие культурологи считают, что современный вид напрямую связан с хип-хопом и брейк-дансом. Однако, это заблуждение, ведь первая волна рисунков появилась 1920-х годах в метрополитене Нью-Йорка, что служит весомым опровержением этой теории. Рисунки часто можно встретить на поверхности вагонов, а также в пешеходных переходах.

Надписи на вагонах поезда в Нью-Йорке, 1920-е

Затем, во время Второй Мировой Войны стало распространяться выражение “Kilroy was here”. Эта надпись появлялась еще долго после окончания войны. Со временем, она стала дополняться и изображением. Эта фраза использовался американскими солдатами во время войны, из-за чего фраза и укрепилась в американской культуре.

Знаменитое граффити времен Второй Мировой “Kilroy was Here”, 1940-е (современная интерпретация)

Затем была волна появления надписей по всему Нью-Йорку, гласивших «Bird Lives». В Париже, при забастовках 1968 года стала популярна фраза “L’ennui est contre-révolutionnaire”, что в переводе означает “Скука контрреволюционна”. Как видно из этих примеров, граффити на протяжение всего существования человека было прочно вплетено в его культуру.

Центр распространения граффити-культуры

Формального и единого центра распространения граффити культуры, как такового, не существует. Одни считают, что центром этого направления является город Сан-Паулу, который является вдохновением для граффитистов со всего мира. Этот город часто сравнивают с Нью-Йорком 1970-х годов, здесь царит похожая атмосфера. Период с 1969 по 1974 год принято считать в истории революционным. Именно тогда зародилось огромное количество направлений, а центр развития этого вида искусства переместился из Филадельфии в Нью-Йорк. С тех пор именно Нью-Йорк принято считать центром развития граффити.

Ежедневные подборки лучших работ из мира уличного искусства в наших социальных сетях:

Мировой опыт противостояния граффити и государства

Во всём мире царит двоякое отношение к уличному искусству. Во многих странах граффити до сих пор принято считать вандализмом, а людей которые наносят рисунки штрафуют или же приговаривают к административному наказанию. В некоторых странах и штатах за такую деятельность даже лишают свободы.

В 1980-х годах в Филадельфии была образована организация, которая занималась борьбой с граффити – “Philadelphia Anti-Graffiti Network (PAGN)”. Власти быстро стали осознавать, что граффити и настенная роспись активно распространяется только в бедных районах городов. В таких случаях граффити является своеобразным отображением уровня жизни людей. Тогда власти США начали бороться с разрухой в городах для того, чтобы исключить вероятность возникновения рисунков на стенах.

Фото документалиста мира граффити Марты Купер для издания Subway Art

В 2006 году член городского совета по имени Питер Валлоне предложил выпустить законопроект, согласно которому всем лицам, не достигшим 21 года, запрещалось иметь при себе настенные маркеры или же аэрозольную краску. Тогда модельер Марк Эко подал в суд за нарушение прав художников и в том же году состоялось слушание. Требования Марка Эко были удовлетворены, а поправки в законодательстве удалили. Известен случай,когда в Чикаго в 1992 году к продаже были запрещены аэрозольные краски и другие средства нанесения рисунков на стены. И в том же году был издан закон, который налагал штраф, размером в 500 долларов на тех, кто наносит граффити на стену.

При этом размер штрафа превышал сумму, которая налагалась за нахождение в алкогольном опьянении в общественных местах, а также за нарушение религиозной службы. В 2005 году была создана система, позволяющая заносить рисунки в единую базу данных, что облегчало поиск художника, ведь по общему очерку было легче обнаружить их автора. Одним из первых посаженных был Джозеф Монтана, которого называли королем граффити. Он расписал более, чем 200 зданий, за что его и приговорили 2,5 годам лишения свободы.

Борьба с уличными художниками происходила и в Европе. Был выпущен закон, запрещающий продажу аэрозольной краски лицам, не достигшим 16 лет. И, несмотря на то, что самая жесткая борьба с граффити наблюдалась в Великобритании, именно здесь появился известнейший художник по прозвищу “Бэнкси”, которого прозвали арт-террористом. Самое интересное, что после долгих лет борьбы, его работы занесли в культурное достояние Великобритании. Художник обрел мировую известь, он выставляется во всех странах, стоимость его работ достигает миллионов долларов. Но, даже несмотря на это – его личность до сих пор не раскрыта.

Полицейские грузят работу Бэнкси в автомобиль. Нью-Йорк, 2014

Ожесточенная борьба с уличной живописью протекает и на Востоке. В Иране и Израиле это направление искусства преследуется законом. А в Сингапуре ученика американской школы приговорили к 4 годам лишения свободы. При этом, в Гонконге очень почитаем райтер (graffiti writer – граффити-художник) по имени Цан Цу Чой, который получил прозвище “Король Коулуна”, и часть его работ находится под официальный защитой.

Обратная сторона: становление граффити как нового направления в искусстве

Одним из первых известных художников принято считать Жан Мишель Баския, который начинал свою карьеру с настенных рисунков. Он оставлял короткие фразы с глубоким смыслом по всему Нью-Йорку, за что и получил известность. Проект был закончен фразой “SAMO IS DEAD”, после чего в жизни художника начался новый этап. Они, совместно с Энди Уорхолом использовали трафаретную технику для нанесения изображений на стены.

Одна из уличных работ Кита Харинга Первую славу Жан-Мишель Баския обрел как граффити-художник под псевдонимом SAMO

Среди современников особую известность получил уличный райтер по прозвищу “Бэнкси”, чья личность до сих пор окутана тайной. Он поднимает актуальные вопросы и высмеивает абсурдность ситуаций в современной политике. Многие его работы были признаны мировыми шедеврами.

Материалы и техника создания

Современными райтерами используется целый ряд инструментов:

  • аэрозольная краска (и множество техник нанесения)
  • маркеры
  • валики
  • кисти
  • наклейки
  • картонные трафареты и др.

В качестве эксперимента использовались магнитные светодиоды и проекции рисунков. Художники занимаются не только реставрацией, но и трансформацией старых работ, используя новую технику нанесения. “Yarnbombing” предусматривает использование трикотажных изделий, которые крепятся к рисунку. Образуется нечто промежуточное между классическим граффити и инсталляцией.

Виды и стили классического граффити

Определенные техники нанесения получили собственные названия. “Tag” (тег) – основная техника, которая подразумевает подпись райтера, нанесение его имени. Отсюда же происходит техника “граффити теггинг”, которая является одной из самых популярных на данный момент. Надпись может иметь инициалы или сообщения, буквы, каллиграфию. “Pissing” – одна из разновидностей теггинга, которая подразумевает наполнение пустого огнетушителя краской, после чего им наносится рисунок. Сложность этой техники заключается в том, что она слишком массивная, что часто делает ее небрежной.

Tag

Pissing

“Троу-ап”, он же “бомбинг” – рисуется быстро, с одним или несколькими цветами. Здесь главное быстро нанести рисунок, подчас жертвуя его качеством. “Masterpiece” – сложное исполнение имени райтера. “Roller” или “blockbuster” – массивные работы, выполняющиеся в печатной манере. При их создании используются ролики и валики, с помощью такой техники краска ложится на всю поверхность стены или объекта. “Wildstyle” – один из сложнейших видов граффити. Для него характерны замысловатые формы букв, переплетенные воедино, с засечками. Отдельно следует упомянуть о таком явлении, как “capping”, которое подразумевает покрытие одного изображения другим. Этот метод используется для порчи чужих работ и не приветствуется среди граффити райтеров.

Граффити – это отдельный мир, где люди общаются на собственном языке. Они несут послания, отражают реальность, заставляют задуматься или улыбнуться. Любить это направление или быть против него – индивидуальный выбор каждого.

Ежедневные подборки лучших работ из мира уличного искусства в наших социальных сетях:

ГРАФФИТИ – ИСКУССТВО ИЛИ ВАНДАЛИЗМ?


ГРАФФИТИ – ИСКУССТВО ИЛИ ВАНДАЛИЗМ?

Скейтбординг, хип-хоп и граффити сосуществуют вместе, а начиная с начала 80-х годов стало вообще сложно различить тот рубеж, где заканчивается одно и начинается другое. Многие скейтпарки выступают в роли неких «храмов искусства» для самовыражения граффити-художников, и никому в голову не приходит назвать это вандализмом.

Но если взглянуть на вещи шире, то становится уже не так просто отделить момент, где чистое искусство перетекает в вандализм. Граффити может предстать в наших глазах чем-то вроде ржавчины на общественном имуществе, как что-то уродливое или же как пример социального разложения. Оно часто рассматривается как элемент Теории разбитых окон – идея этой теории состоит в том, что даже небольшие свидетельства разрушений и упадка в общественных пространствах ведут со временем к нарастанию хаоса, который в конце концов приводит к росту организованной преступности и несоблюдению законов и норм правопорядка (еще раз повторимся – это всего лишь теория).

Несомненно, истина лежит где-то посередине. Люди, которые рисуют граффити, сами себя считают художниками, использующими общественное пространство как большой холст. А основы граффити-техник в изобразительном искусстве – их приемы и средства – сейчас являются базой для невероятно острого, на злобу дня, уличного искусства, ценность которого признается не только обществом, но и владельцами имущества, на котором это уличное искусство появляется.

Поэтому мы решили обратиться непосредственно к художникам и экспертам с вопросом, в какой части спектра «искусство - вандализм» они видят граффити.

В качесте экспертов выступили Алекс Харви (Alex Harvey), Дэн Пирс (Dan Pearce) и Эндрю Кульман (Andrew Kulman).

Алекс Харви является одним из основателей и менеджером в Blank Walls, группе, которая занимается поручительством и согласованием арт-проектов в Австралии и Великобритании. Дэн Пирс – графический дизайнер и художник, работавший, помимо прочих, с такими артистами, как Anthony Joshua, Rag’n’Bone Man и 50 Cent. И последний эксперт в нашем списке – профессор Эндрю Кульман (Andrew Kulman) из Школы Визуальных Коммуникаций Городского Университет Бирмингема.

 

МОЖЕТ ЛИ ВООБЩЕ ИСКУССТВО РАССМАТРИВАТЬСЯ КАК АКТ ВАНДАЛИЗМА?

Мысль о том, что творческая форма самовыражения может рассматриваться в качестве вандализма, мало распространена среди граффити-художников. «Граффити – это 100% искусство», - заявляет Пирс. «Это символ восстания против старых порядков, и оно дает просто фантастические новые формы для самовыражения, а что именно делает эти формы искусством – решать самому художнику. Я считаю, что абсолютно все является искусством, если художник в него вкладывает посыл и смысл». Но где проходит та черта общественной морали, за которой акт искусства превращается в акт вандализма? «Граффити, конечно, может скатиться в категорию, где это уже будет просто вандализм – бессмысленный тег с нецензурным содержанием на стене исторического здания, например» - соглашается Пирс.

Важно различать граффити и стрит-арт. «Существуют ключевые отличия между граффити и стрит-артом и парадокс заключается в том, каким образом оба этих направления обогащают современное искусство, в одно и то же время являясь порождением «уличного искусства» – отмечает Харви, поясняя – «Надо также принять во внимание тот факт, что граффити стало нелегальным только в момент массового распространения наружной рекламы».

Кульман соглашается с Пирсом в том, что существуют некие моральные границы, но также он настаивает на том, что решение всегда остается за художником: «Вопрос заключается в том, оскверняет ли вообще граффити общественное имущество? Многие граффити-художники считают, что общественные пространства и муниципальная собственность – это самая лучшая платформа для их работ, особенно когда они несут некий социальный или политический подтекст.

Интересно, что такие города как Амстердам и Берлин признают граффити частью современного городского искусства, и туристическая индустрия включается в это, организуя экскурсии по самым заметным образцам и работам. Я считаю, что следует разделять понятие теггинга, граффити и стрит-арта. Последнее чаще всего признается в качестве наиболее легитимной разновидности уличного искусства. Отношение к граффити поменялось за последние пару десятилетий, и власти таких городов как Бристоль стали извлекать выгоду из того, что на их улицах появляются работы Бэнкси (Banksy), и конечно же эти работы успели заслужить одобрение в среде критиков».

 

ВОПРОС ОФИЦИАЛЬНОГО ПРИЗНАНИЯ

Может ли и должно ли несанкционированное искусство типа стрит-арта и граффити быть когда-нибудь официально признанным? Или все же для того, чтобы оно продолжало существовать и нести заложенные смыслы, ему стоит оставаться в пограничном состоянии некоторой нелегальности.

У Дена Пирса нет сомнений на счет официального признания: «Прогуляйтесь по улицам Восточного Лондона, и вы увидите каких масштабов граффити там достигло – это целые районы, которые превратились в один большой холст, покрытый работами художников. И эта работа многих художников помогла обществу принять граффити. Художники подобные Шепарду Фейри (Shep Fairey) и Retna раздвигают границы восприятия своими работами, которые теперь занимают не просто отдельные стены, а целые здания по несколько этажей. Эти гигантские муралы нереально сложно рисовать, это требует планирования, работы воображения, работы с цветом и композицией, и зачастую в работе над ними поднимаются вопросы общественного одобрения. Они требуют огромного количества организации, включая согласования на уровне муниципальных и городских советов. Они 100% официально признаны и приняты местными жителями».

Харви в свою очередь подчеркивает важную особенность: «Стрит-арт — это разновидность граффити, с помощью которой мы можем оживлять общественные пространства. За годы работы в арт-индустрии мы обнаружили, что чем более разнообразен и выразителен дизайн пространств, и чем он более завязан на одобрении и отвечает запросам местного комьюнити, тем меньше вероятность того, что пространства будут подвергаться вандализму и порче. Примером может служить работа 2018 года Remembrance Day mural художника Джерома Девенпорта (более известного под ником Ketones6000)».

Кульман указывает на то, что официально разрешенные работы могут терять часть своей художественной ценности в качестве произведения искусства в связи с тем фактом, что они были созданы с официального разрешения местных властей, но это не значит, что они не несут ценности вообще, и что должны отделяться от художественных принципов, которые лежат в их основе.

«Я считаю, что чем больше мы будем видеть такого типа работ в местах, где их невозможно представить без официального разрешения, тем меньшее воздействие на зрителя будут иметь эти работы» - говорит Кульман. «Официальные» граффити-стены выглядят намного менее выразительно и органично, нежели работы, созданные на заброшенных и опустевших зданиях и сооружениях. Общественное признание граффити на официальном уровне вынудит наиболее непримиримых участников граффити-сообщества еще больше раздвигать границы дозволенного и решаться на более бескомпромиссные шаги. Как любое искусство, взаимодействующее с социумом, граффити нуждается в ясно сформулированной цели или должно нести четкий художественный посыл, независимо от того, что это - политическое, социальное или ироническое высказывание, или же просто художественное выражение чувств создателя. Теггинг является некой системой шифров для граффити-банд и для стороннего наблюдателя может выглядеть как набор ничего не значащих символов. С другой стороны, самые эффектные граффити могут оказать на вас глубокое художественное впечатление, в то время как вы будете просто проходить мимо».

 

СУЩЕСТВУЕТ ЛИ ТАКОЕ ПОНЯТИЕ, КАК «ПЛОХОЕ» ГРАФФИТИ?

Если согласиться с тезисом о том, что любой вид человеческого самовыражения имеет право на существование, то следуя этому умозаключению, «плохого» граффити не может существовать. По мнению Дена Пирса, «если на создание чего-либо, будь то красивый, абстрактный, захватывающий художественный элемент, затрачено время и приложены должные усилия – то это уже можно признать произведением искусства. Хорошее оно или плохое – зависит от смотрящего, и того, какой смысл он вкладывает в увиденное».

Кульман соглашается: «Нет, не существует «плохого» граффити, существует просто граффити как способ личного художественного самовыражения и в этом случае граффити является убедительным художественным жестом. Люди могут пробовать доказать, что выбор места или поверхности для граффити неуместен или вредит общественному пространству, но факт того, что оно существует, предполагает то, что кто-то будет пытаться навесить свои ярлыки в отношении граффити. По-эстетски мы все можем сделать выводы о художественной ценности того или иного граффити, но в то же время нельзя отрицать, что, рассуждая так, мы находимся в плену Западных ценностей, что мешает нам до конца объективно оценивать культурную значимость того или иного произведения».

 

НАРИСОВАНО НА СТЕНЕ? – НЕ ИСКУССТВО!

Главный вывод, к которому приходят и художники, и критики, и искусствоведы, заключается в том, что граффити обязательно надо придать статус признанного вида изобразительного искусства. Проблема вандализма будет всегда, когда речь идет о граффити, но, если судить объективно, редко когда граффити портит то место, где оно нарисовано. В подавляющем числе случаев все совсем наоборот. Для тех художников, кто достиг вершин в искусстве, используя краску из баллонов, граффити – это не просто рисование на стенах – это высказывание, метод самовыражения, возможность проявить свой талант через яркость формулировок и здоровую иронию.

Многие из нас окружены сотнями примеров уродливых вещей, разбросанных по округе и созданных с разрешения местных органов власти – отвратительные уличные рекламные биллборды, бездушные архитектурные проекты, огромные дорожные развязки без какой-либо пешеходной инфраструктуры вокруг. Однако каким-то неведомым образом разрешения на их создание были получены. Враждебность по отношению к граффити в сравнении с этими «произведениями искусства» начинает походить на некие проблемы с общим уровнем художественного восприятия.

Когда граффити несет с собой причинение убытков и криминал – это вопрос соблюдения законов. Но когда оно выражает справедливое и емкое утверждение, дает выход эмоциям и выглядит наполненным смыслами, красотой и производит впечатление на смотрящего как произведение искусства, критикующим не следует в своих высказываниях путать категории «Мне это не нравится» и «Это – вандализм!».

 

НА КОГО СТОИТ ОБРАТИТЬ ВНИМАНИЕ?

Итак, кто же прямо сейчас создает самые заметные работы? Мы задали этот вопрос нашим экспертам.

 

АЛЕКС ХАРВИ

Jerome Davenport (Ketones6000) – откинув все кривотолки о том, что Джером мой бизнес-партнер, он является первоклассным художником, заслужившим не только мое, но и всеобщее признание во многих граффити и арт-кругах. Его работы не перестают удивлять меня, а их темы хорошо продуманы и всегда приносят массу позитивных изменений в тех местах, где они располагаются.

Kobra – Все, чем бы не занялся Кобра, принимает поистине всемирные масштабы. Один из самых крупных и уважаемых художников в мире прямо сейчас.

Vhils – уникальный стиль, признанный во всем мире.

Joel Artista – Он способствует созданию арт-проектов, объединяющих местных художников с целью вовлечения в процесс молодежи и подростков, и продвижения социальных изменений.

PichiAvo – широко известный дуэт художников из Испании.

Rosie Woods – Одна из самых сильных девушек-художниц в мире на данный момент.

 

ЭДРЮ КУЛЬМАН

Kid Acne and Phlegm – мне нравится подход к граффити от Шеффилдских художников.

Space Invader

Это не граффити! Гид по понятиям и жанрам уличного искусства (и примеры с петербургских стен)

В Петербурге уже несколько месяцев обсуждают закон о легализации стрит-арта, а горожане оттирают монетками любимые работы уличных художников, закрашенные коммунальными службами. Несмотря на интерес к искусству на городских стенах, петербуржцы, парламентарии и СМИ до сих пор путают жанры уличного искусства. «Собака.ru» попросила куратора и сооснователя Института исследования стрит-арта Альбину Мотор разъяснить «по понятиям» как отличить стрит-арт от паблик-арта, а неомурал от визуальной пропаганды?

Граффити

Как выглядит? Рисунки, похожие на профессиональные книжные иллюстрации, — это не граффити. Граффити — это тег или шрифтовая композиция с именем автора или названием команды, к которой он принадлежит. Пример: анонимная группа «Осколки», у которых сформировался собственный «ломаный», навеянный русским авангардом стиль надписей. Еще один вариант граффити — мультяшный персонаж. Самый распространенный в Петербурге — человечек художника Самка, который поселился на стенах почти каждого городского района (особенно их много на набережной Смоленки в районе Уральской улицы).  К культуре граффити относится и стикер-бомбинг.

Для кого? Для своих. Граффити — это глобальная субкультура и способ общения внутри сообщества. Райтеров не волнует, поймут ли их работы горожане. Граффити — нелегальная практика, и в этом ее суть.

Стрит-арт

Как выглядит? Рисунки, инсталляции, постеры и трафареты — стрит-арт может выглядеть как угодно. Это несогласованная интервенция художника в городское пространство, работу могут закрасить коммунальщики уже через пару часов. В отличие от паблик-арта, стрит-арт никто не заказывает, а художник может быть анонимным.

Для кого? Для всех, кто успеет увидеть. В отличие от граффити, стрит-арт-работы понятны широкому кругу и популяризируют идею свободного высказывания или действия.

Визуальная пропаганда

Как выглядит? Если вы видите на брандмауэре изображение исторических персон или прославление военных побед — это визуальная пропаганда. В этом направлении работает художник Павел Шугуров, патриотические работы на стенах Петроградской стороны — его рук дело.

Для кого? Для широких слоев населения.

Монументальное искусство

Как выглядит? Масштабное произведение искусства, выполненное по академическим канонам профессионалами-монументалистами на заказ. Стрит-арт и даже паблик-арт работают с актуальной повесткой, а монументальное искусство — вне времени. Например, мозаики, которые украшают ТЮЗ, мозаичные панно на станциях метрополитена — это монументальное искусство.

Для кого? Для вечности.

Паблик-арт

Как выглядит? Произведение искусства в форме масштабной росписи, объекта, инсталляции, перформанса, которое выполнено для общественного пространства профессионалами. Стиль и жанр изображения могут быть любыми.

Для кого? Для фестиваля или города. У паблик-арта, в отличие от стрит-арта, всегда есть заказчик, а автор не скрывает свое имя. В Петербурге проходит международный «Арт-проспект», в котором участвуют такие петербургские художники, как Андрей Люблинский и Стас Багс.

Неомурализм

Как выглядит? Масштабный рисунок на стене или брандмауэре, иногда высотой несколько метров. Для создания нео-муралов используют подъемную технику, проекторы и много дорогих художественных материалов, поэтому они редко бывают «партизанскими».

Для кого? Для заказчика. Неомуралы делают чаще стрит-артисты, чем художники-монументалисты. Жанр востребован у застройщиков многоэтажных жилых комплексов: огромный красочный рисунок освежает однотипную архитектуру.

текст: Альбина Мотор, Александра Генералова
фото: архив пресс-службы

Краткая история граффити: от вандализма к искусству – DTF MAGAZINE

И стория граффити началась с сообщений, которые представители банд Нью-Йорка оставляли на улицах города в 1920—1930-х годах. Со временем, подобные надписи стали появляться на всевозможных недвижимых и движимых объектах, а количество художников и стилей росло в геометрической прогрессии, пока к концу прошлого века полиция и власти городов в разных странах начали вести борьбу с адептами уличного искусства. В результате, андеграундное течение разделилось на несколько направлений, а некоторые художники предпочли улицы коммерции и ушли в галереи, уступив дорогу самым смелым ветеранам жанра. Так или иначе, граффити как явление прочно закрепились в уличной культуре, и без них сложно представить современные города.

DTF Magazine совместно с американским брендом Pabst Blue Ribbon, который недавно вышел на украинский рынок, поэтапно разобрались в истории граффити и в том, как эта городская субкультура стала такой популярной

1920—1950-е годы: первые рисунки на улицах

Первыми проявлениями граффити считаются рисунки и надписи, которые оставляли на стенах зданий и товарных вагонах поездов члены нью-йоркских уличных банд в 1920—1930 годах. Так участники группировок «метили территорию» и общались между собой.

Затем подобную практику переняла молодежь, однако и она не сразу использовала рисунки на стенах для самовыражения. Надписи появлялись как реакция на социально-политические проблемы, а характерными для того периода стали вызывающие слоганы и лозунги.

Лишь к началу второй половины XX века к новому движению присоединились уличные художники, оставлявшие на улицах короткие отметки со своими псевдонимами.

1960—1970-е годы: развитие культуры рисунков на домах и поездах

Развитие культуры уличных рисунков началось на Восточном побережье США в 1960-х. Именно тогда первые энтузиасты стали оставлять надписи с именами в случайных местах по городу. Среди первых райтеров оказались художники Cool Earl и Topcat126, а уличный артист из Филадельфии Cornbread считается неофициальным основателем движения в культуре — он одним из первых стал оставлять подписанные его именем заметки без политического подтекста.

 

Поначалу люди не придавали этим надписям особого значения, да и сами отметки были непримечательны — о многообразии стилей в то время не шло и речи, поскольку молодое движение улиц только начинало обретать культурный мотив.

Первые упоминания граффити

Отправной точкой в истории граффити считается публикация в газете The New York Times, вышедшая в начале семидесятых годов. В заметке рассказывалось о молодом уличном художнике из Нью-Йорка под псевдонимом Taki183. Он работал курьером, поэтому много времени проводил в метро. Там он на каждой посещаемой станции оставлял отметку со своим именем. Со временем их стало так много, что на них обратили внимание не только прохожие, но и местные журналисты. Художник стал первой заменитостью в истории граффити и считается одним из его основоположников. И хотя Taki183 не был первым художником, оставлявшим отметки на улицах, благодаря его вездесущности о ранее малоизвестной культуре рисунков заговорили жители города и пресса. Другими знаковыми художниками того периода считаются Stay High 149, PHASE2, Stitch2 и Joe136.

Практикой Taki183 и других пионеров граффити стали теги — надписи с псевдонимами, оставляемые на стенах, заборах, вагонах и в других видных местах. Художники зарабатывали дополнительное уважение за теги в труднодоступных локациях: например, на большой высоте или на охраняемых территориях. Тогда приоритет отдавался не визуальной стороне, а популярность измерялась в количестве отметок по всему городу. Среди других заметных артистов, тэгавших улицы и метро оказались — Hondo 1, Japan 1, Moses 147, Snake 131, Lee 163d, Star 3, Pro-Soul, Tracy 168, Lil Hawk, Barbara 62, Eva 62, Cay 161 и Junior 161.

Эти проявления индивидуализма стали вызовом нарастающей вездесущности брендинга и общественной инфраструктуры, поэтому граффити, незаконно появлявшиеся поверх витрин, объявлений или рекламных постеров, считались сугубо негативным явлением для городских властей, а некоторые горожане и вовсе считали надписи отголосками проделок уличных банд.

Метро как способ общения

Средством связи для уличных артистов стало метро. Благодаря рисункам, оставленным на стенах вагонов подземки, художники из разных районов узнавали о существовании друг друга, поэтому со временем надписи чуть ли не полностью покрывали как внешнюю, так и внутреннюю части поездов. Так нью-йоркское метро стало своеобразным средством коммуникации для андеграундных артистов.

В те времена метро охранялось недостаточно, а чисткой вагонов занимались редко, поэтому разрисованные составы месяцами курсировали по городу, а художники исписывали вагоны, чтобы представить свое творчество на обозрение как можно большему количеству людей — это явление получило название «бомбинг». Чтобы как можно быстрее нанести теги и рисунки на вагоны художники специально выбирали короткие псевдонимы — Tee, Iz, Pi, In, Le, To, Oi, благодаря чему рисовка тегов занимала гораздо меньше времени. Однако существовали и так называемые стайлрайтеры, для которых на первый план выходил стиль. Эти два вида художников негласно конкурировали между собой, рисуя в депо и на вагонах метро.

Развитие техник

Одним из первых художников, активно практикующих стиль в подземке, стал Futura 2000. С первых же работ он увидел потенциал в рисовке на вагонах метро — именно там прохожие увидели его первые теги и рисунки.

И в то время как новая культура привлекала все больше участников, узнаваемым лицам пришлось задуматься над тем, как же выделиться среди увеличивающегося количества тегов. Наиболее изобретательные художники стали внедрять в подписи графические детали в виде штрихов, кругов, звезд и других подобных элементов, пробовать художественные стили или играть с толщиной, стилем и цветом надписей. Новые практики быстро подхватывали новички — так началась эволюция стилей.

Конкуренция побудила художников к изобретательности, а вслед за этим уличные артисты начали постепенно отходить от тегов с надписями и оснащать рисунки большим количеством графических элементов. Художник из Филадельфии Topcat126 придумал стиль Broadway, а вскоре на замену ему пришел стиль Block Busters, характерной чертой которого стали надписи с использованием огромных наклоненных букв. А еще один энтузиаст под псевдонимом PHASE2 стал использовать объемные шрифты в виде пузырей под названием Bubble Letters.

Эти стили стали основными, на основе которых развивались другие практики уличных художников. Block Busters и Bubble Letters подтолкнули художников к креативу, а многообразие техник вылилось в один смешанный стиль под названием Wild Style. Период с 1975 по 1980 год считается одним из самых благоприятных для развития граффити: с расцветом противостояния между стилями художников каждый пытался стать заметнее других. Известные художники этого периода — Case 2, Seen, Mare, Comet, Repel, Cos 207, Duro, Kade 198, Fed 2, Revolt, Rasta, Zephyr, Lee, Dondi, Blade, Crash и Daze.

1980—1990-е годы: борьба против граффити и приход в Европу
Борьба против вандализма

Только в начале восьмидесятых годов уличные художники столкнулись с первыми реальными проблемами. Когда городские власти начали массовую борьбу с рисунками, многие произведения начали беспощадно уничтожаться — срок жизни свежих работ заметно сократился, а количество охранников в метро и полицейских на улицах заметно увеличилось. Для борьбы с райтерами городские власти даже ввели ряд законов, запрещающих продажу краски несовершеннолетним, а баллончики с краской, подобно оружию, хранились в сейфах или защищенных шкафчиках.

Из-за возникших сложностей поредело и сообщество художников: многим пришлась не по душе угроза криминальной ответственности, поэтому часть артистов прекратили рисовать на улицах и в метро, а часть занялись легальным творчеством, работая в студиях.

Для оставшихся художников правила игры заметно ужесточились. Когда круг локаций, доступных для рисования, уменьшился, их противостояние местами стало напоминать вражду уличных банд. Художники-одиночки не осмеливались делать творческие вылазки без оружия, ведь в противном случае их могли избить, а сплоченные коллективы и вовсе ходили рисовать группами в целях безопасности. Среди старожилов, принимавших участие в противостоянии, работать продолжили Skeme, Dez, Trap, Delta, Sharp, Seen, Shy 147, Boe, West, Kaze, Spade 127, Sak, Vulcan, Shame, Bio, Min, Duro, Kel, T Kid, Mack, Nicer, Brim, Bg 183, Kenn, Cem, Flight, Airborn, Rize, Jon 156, Kyle 156 и X Men.

Оставшаяся сцена заиграла новыми красками: когда количество уличных артистов сократилась, ветераны граффити дали себе волю, а уже существующие стили приобрели еще более яркие формы и узнаваемые черты.

Кроме того, с началом «войны» за чистоту подземки, художники обратили внимание и на другие передвижные объекты —  автомобили. В основном райтеры предпочитали рисовать на фургонах или небольших грузовиках городской службы доставки — эти машины ежедневно курсировали по городу, а у райтеров появилась еще одна возможность прорекламировать себя и свое творчество. Поэтому, после того как условия рисовки в метро усложнились, практика рисования на городском транспорте стала набирать популярность.

Уклон в сторону искусства: иконы восьмидесятых

Одной из самых заметных личностей в культуре стрит-арта стал Кит Харинг, известный не только выставками в галереях, но и иллюстрациями в метро. Его стиль основывался на смешении течения поп-арта с уличными рисунками, поэтому Харинга нельзя назвать райтером в привычном понимании этого слова. Особенностями его рисунков считались жирные линии, яркие цвета и изображения человечков, постоянно появлявшиеся в разных уголках города. Харинг объединял творчество с активизмом: художник известен борьбой против СПИДа, и этот посыл стал неотъемлемой частью его рисунков.

Еще одной иконой культуры граффити считается Жан-Мишель Баския. Он начал рисовать в начале семидесятых, а через десять лет подружился с Энди Уорхолом  — знаковой личностью среди художников в период расцвета поп-арта. Баския и его друг, художник Эл Диас основали движение SAMO (Same Old Shit), сигнатурные подписи и рисунки которого покрыли улицы города. В современной культуре Баския стал одной из самых ярких личностей, а его работы выставляются в музеях по всему миру.

Граффити в Европе

Однако не стоит недооценивать роль и отошедших от дел американских коллег. Когда часть художников перебрались в галереи, а работы таких райтеров, как Dondi, Lee, Zephyr, Daze и Futura 2000, появились в арт-пространствах Европы, культура граффити пришла и в Европу. После первых выставок европейскую молодежь охватила одержимость нью-йоркской культурой, а дополнительным фактором стал хип-хоп. Рисунки в галереях послужили наглядным гайдом для энтузиастов, и в скором времени надписи стали появляться в европейских городах.

Одним из пионеров движения во Франции стал художник под псевдонимом Blek le Rat. Для создания рисунков он использовал специальные трафареты, что позволяло ему быстро рисовать граффити и избегать арестов. Своей деятельностью художник намеревался показать, что искусство может быть доступным каждому и не ограничивается стенами галерей.

 

В Великобритании стрит-арт ассоциируется в первую очередь с именем Бэнкси — он начал рисовать в девяностых годах и до сих пор считается самой заметной и самой скрытной фигурой уличной культуры. В то время как настоящая личность артиста держится в тайне, его работы выставляются в галереях по всему миру, а рисунки неожиданно появляются в самых разных городах. Помимо этого, Бэнкси ведет активную политическую деятельность, что явно отражается в его провокационных работах в тематике полицейского произвола, расовой и гендерной дискриминации, военных конфликтов и многих других современных проблем.

Граффити в XXI веке: с улиц в музеи и галереи

В наше время уличная культура все еще остается противоречивым явлением: часть рисунков граффити заслужили принятие горожан, однако, учитывая неизменные случаи вандализма, далеко не все положительно относятся к творчеству райтеров. На уличной арт-сцене появилось множество новичков, а состоявшиеся иконы хоть и стали привычными участниками выставок и арт-проектов, все равно продолжают рисовать на улицах городов.

Граффити все также остается неотъемлемой частью протеста против потребительской культуры. Пример тому — работы уличного художника Kidult, разрисовывающего краской витрины бутиков Chanel, Céline, Maison Margiela, Supreme и других известных мировых брендов.

Характерной чертой для современной граффити-культуры стала коммерция. Когда крупные компании осознали популярность рисунков уличных художников, артисты стали все чаще привлекаться для реализации рекламных кампаний, а проявления граффити в массовой культуре можно найти везде — начиная от рекламы и фильмов и заканчивая видеоиграми.

С развитием соцсетей художники больше не использует подземку в качестве связующего элемента для андерграундной культуры, а еще одной причиной снижения популярности рисовки на вагонах стала усиленная охрана объектов. Вместо этого, райтеры Нью-Йорка и других городов оставляют рисунки на фургонах или грузовиках, а среди поклонников передвижных арт-объектов оказался даже Banksy, разрисовавший однажды ночью один из фургонов службы доставки. После того, как работы уличных художников появились в галереях, владельцы автомобилей добровольно приглашают райтеров разрисовать транспорт чтобы придать ему оригинальный внешний вид.

Кстати, благодаря Pabst Blue Ribbon, все, кто придут 18-20 мая на крупнейший в Украине тату-фестиваль Tattoo Collection, смогут почувствовать себя уличными художниками и разрисовать настоящий минивэн, а еще выиграть тату.

Читайте также:

Подписывайтесь на DTF Magazine в Facebook, Twitter и Telegram
Также подписывайтесь на нашу еженедельную рассылку на сайте

искусство или контекст? – журнал «Искусство» Граффити в районе Брик-Лейн, Лондон, 2012 © Журнал «Искусство» Если поначалу граффити воспринимались как явление за гранью и вкуса, и китча, то сейчас говорят об особом мастерстве авторов, об оригинальных замыслах, о тонкостях и чуть ли не шедеврах, без которых город потускнеет. Граффити становятся вариантом концептуального или актуального искусства по той причине, что они врываются в пространство города без разрешения и бросают вызов привычным нормам урбанистического (или даже «урбанного», то есть одобряемого этикетом) поведения Граффити становятся вариантом концептуального или актуального […]

Граффити в районе Брик-Лейн, Лондон, 2012

© Журнал «Искусство»

Если поначалу граффити воспринимались как явление за гранью и вкуса, и китча, то сейчас говорят об особом мастерстве авторов, об оригинальных замыслах, о тонкостях и чуть ли не шедеврах, без которых город потускнеет.

Граффити становятся вариантом концептуального или актуального искусства по той причине, что они врываются в пространство города без разрешения и бросают вызов привычным нормам урбанистического (или даже «урбанного», то есть одобряемого этикетом) поведения

Граффити становятся вариантом концептуального или актуального искусства по той причине, что они врываются в пространство города без разрешения и бросают вызов привычным нормам урбанистического (или даже «урбанного», то есть одобряемого этикетом) поведения.

Я помню, как в 1950‑е годы в СССР прославлялись уличные мальчишки, которые на стенах домов в заграничном мире капиталистической эксплуатации, рискуя свободой, рисовали красной краской пятиконечную звезду, серп и молот или «Миру — мир». Сейчас граффити рассматривают вне зависимости от их идеологического или правового статуса как художественные высказывания. Чтобы понять смысл этого сдвига, достаточно представить себе, что недавнюю акцию Pussy Riot начали бы обсуждать с точки зрения музыкальной или хореографической критики.

Так мы подходим к новой линии в толковании граффити — как произведений искусства вне их трансгрессивного контекста. Конечно, напрашивается вопрос, не разрушаем ли мы при этом сами границы адекватности художественного анализа. Нас долго учили, что всякое художественное произведение следует судить только в контексте его социально-культурного символизма. Не будет ли анализ композиций уличных граффити с точки зрения колорита или композиции разрушением этих идеологических принципов искусствоведческого взгляда?

Именно в этом направлении и делается сейчас первый шаг институционализации граффити. В них пытаются разглядеть мастерство композиции, колорита, каллиграфии и прочие достоинства. На типологически адекватном граффити, материале тюремных татуировок или сортирно-заборной символики эти вещи обычно никого не интересуют.

Уличные граффити переведены из разряда нарушения правил поведения в разряд форм художественной мысли, и теперь их рассматривают в ряду с образцами наскальной палеолитической живописи. Значение этого поворота нельзя недооценивать. Оно столь же естественно, как отказ осуждать первобытного человека за плевок на землю или хождение по траве. Вместо того чтобы воспринимать эти художественные явления как нарушение границ, мы выводим эти границы из поля зрения как нечто исторически случайное и сосредотачиваемся на существе предмета, оценивая его в категориях вечных критериев эстетики.


Мы видим теперь в граффити нечто общее с экспрессионизмом, фовизмом и дадаизмом, их «дикость» даже менее вызывающа, так как в противоположность Дюшану, пририсовавшему усики Моне Лизе и выставившему в музее обычный писсуар, художники граффити не претендуют на помещение своих шедевров внутри Лувра, вполне довольствуясь даже не наружными стенами того же Лувра, а стенами никому неведомых гаражей и брандмауэров.

Граффити в районе Брик-Лейн, Лондон, 2012

(c) Журнал «Искусство»

Граффити в районе Брик-Лейн, Лондон, 2012

(c) Журнал «Искусство»

Граффити в районе Брик-Лейн, Лондон, 2012

(c) Журнал «Искусство»

Граффити в районе Брик-Лейн, Лондон, 2012

(c) Журнал «Искусство»

Готовность граффитистов покрывать своими фресками стены малодоступных для зрителя сооружений наводит на мысль, что прямое социальное действие их произведений вообще не несёт социального вызова. В отличие от «фаллоса» группы «Война» на Литейном, они не демонстрируют себя полиции или властям — их творчество, подобно катакомбной живописи, часто скрыто от широкой публики, адресовано посвящённым, то есть самим себе. Тогда в чём его смысл? Служит ли оно символическим предметом, своего рода иконой? Или же ориентировано на самосозерцание индивидуальной виртуозности?

Готовность граффитистов покрывать своими фресками стены малодоступных для зрителя сооружений наводит на мысль о том, что прямое социальное действие их произведений вообще не несёт социального вызова

При всей оригинальности отдельных граффити в целом они, кажется, не претендуют ни на историческую новизну, ни на авторскую индивидуальность, свойственную современному искусству. Эти исторические и социальные моменты в них так же вторичны, как и социальная обращённость к зрителю. Нелегко проследить хронологию нововведений в их манере, авторском почерке или уловить местный стиль. Кажется, что идеи граффити распространяются, как луговая трава, захватывая новые земли, страны и континенты.


Авторы граффити почти всегда неизвестны, их могут знать только близкие знакомые Что означает эта анонимность? Её можно связывать с анонимностью фольклора, но характер распространения граффити отличается от фольклора своей таинственной скрытностью, дистанцией между автором и его произведением, которую народное искусство не знает. Фольклорное искусство обычно носит явно выраженный локальный характер — семейное, деревенское, местное, а в граффити мы сталкиваемся с неожиданным для фольклора интернационализмом, универсальностью, в которой локальность затушёвана. Граффити, скорее, напоминает нам о вездесущей промышленной рекламе или комиксах. В них и на самом деле время от времени встречаются графические мотивы комиксов и мультипликации, но нельзя сказать, чтобы они занимали какое‑то особое положение в мире источников граффити. Граффити весьма техничны, как и современная реклама, они связаны с техникой коммуникаций, печатью и интернетом.

Сходство с рекламой может отчасти объяснить агрессивность граффити. Яркость красок и надломленный ритм каллиграфических символов, кажется, имеют какую‑то особую идеологическую интенцию, то есть адресованы кому‑то, но эти метафорически говоря, выкрики граффити на самом деле не направлены ни на кого, они погружены в тишину.

Яркость красок и надломленный ритм каллиграфических символов, кажется, имеют какую‑то особую идеологическую интенцию, то есть адресованы кому‑то, но эти, метафорически говоря, выкрики граффити на самом деле не направлены ни на кого, они погружены в тишину

Кому же предназначены эти многокилометровые картинные галереи? Пассажирам в несущихся мимо вагонах или самим себе? Рядом с ними нет толп созерцателей. Они адресованы всем и никому — как политические лозунги или реклама кока-колы. Двойная таинственность покрывает социальное пространство граффити.


Создаётся мистифицирующее ощущение ненаправленности граффити, и эта ненаправленность как нарушение основополагающих принципов коммуникации или цивилизации и придаёт им сверхвызывающий обычаям города смысл. Вандализм в данном случае оказывается сродни языковой несовместимости, отказ от адресной коммуникации выступает как аналог немоты. Но это не отсутствие речи. Напротив, граффити, скорее, кричат, чем говорят, и порой настолько оглушительно, что смысла уже не разобрать, и их месседж, если таковой есть, сближается скорее с шумом, рёвом или лаем, нежели с членораздельной речью.

Граффити в районе Брик-Лейн, Лондон, 2012

© Журнал «Искусство»

Это позволяет продолжить сравнение с луговой травой, заполняющей поля и рассеивающейся по ветру. Граффити выходят за рамки антропологической нормы. Но в граффити есть и нечто человеческое, следы цивилизации. Если бы граффити стремились явить людям мир дочеловеческого или сверхчеловеческого сознания, они ограничивались бы абстрактными мыслеформами, что уже встречалось в истории авангарда. Однако в них видны орнаменты, каллиграфические символы, изображения, символические фигуры, что и сближает граффити с концептуализмом.

Впрочем, концептуализм строится как рациональная игра с языком, он обращается к разуму, а не к чувству или спонтанной раздражительности. В концептуализме мы слышим диалог разума и безумия, здесь же — ни то ни другое. Хотя при желании можно видеть в граффити и симптомы безумия, как в рисунках душевнобольных: в них есть присущий таким рисункам синтез орнаментального и изобразительного начала, лежащий между словом и криком, словом и знаком.

Тем не менее, если бы граффити были делом рук душевнобольных, то мы наверняка имели бы больше шансов видеть авторов, наблюдать их работу, безумцы не смогли бы так успешно скрываться за анонимностью. Рисунки душевнобольных, как правило, аутичны и лишены агрессивной обращённости к потенциальному зрителю, а граффити, напротив, именно обращены, они громкие, хотя и безадресные, целеустремлённые, хотя и бесцельные, экстатичные, хотя и не личные. Их экстатика напоминает оргиастический ритуал, ориентирующийся на аудиторию своих, на группу, на «своих» или «наших».


Пытаясь определить область возникновения и практического использования граффити, мы вынуждены говорить одновременно и о групповой солидарности их авторов и зрителей, и в то же время об асоциальности как противопоставленности коллективному сознанию горожан, социуму. Здесь приходят в голову аналогичные для этой ситуации категории — возраст и психология поколений. Возможно, что граффити есть способ монументального самовыражения инфантильной реакции на мир взрослых.

Может быть, стоит сопоставить граффити с молодёжной рок-культурой, её культом индивидуального мастерства, яркости, громкости и частичной социальной реактивности тех, кто «ждёт перемен». Но рок-культура требует коллективного зрелища, становясь предметом шоу-бизнеса, а граффити изъяты из коллективизма социального присутствия, они живут без толпы, без коммерции. Субъект восприятия здесь напоминает виртуальную толпу, исчезающую вместе с самими художниками, их гримаса — улыбка чеширского кота. Граффити — эхо ритуалов, отсвет небывших событий.

Но сравнение с эхом, опережающим взрыв, кажется слишком сильным и противоречивым, поскольку энергетика граффити вольно или невольно означает не аккумуляцию энергии, а разрядку. Это, скорее, воображение, чем реальность, в нём прошлое и будущее неразличимы. В их обращении со временем будущее становится вспышкой памяти о бессобытийном событии.

Это событие трудно описать в психологических терминах, оно остаётся миражом интерпретатора. Пожалуй, его можно было бы интерпретировать как знаковую систему, в которой репертуар средств выражения и предлагается, и преодолевается одновременно. Здесь происходит нечто вроде становления нового языка из смешения слова и иероглифа, звука и изображения.

Граффити в районе Брик-Лейн, Лондон, 2012

© Журнал «Искусство»

В таком случае язык граффити, служащий средством выражения эмоций и состояний сознания, в то же время выступает как отчуждённый эксперимент в области синтеза возможностей становления языка поколения, предчувствующего радикальную перемену уже не только в политике, экономике или нравах, а в самих формах мысли и переживания, в семиотике экзистенциального самообнаружения. Если это так, то в урбанистическом граффити можно видеть предвестников новых знаковых средств экзистенциального самоопределения и рефлексии.


В отличие от предметных поисков футуризма, нигилизма, абстракционизма, супрематизма, ар информель мы имеем здесь случай самодеятельного конструирования художественного языка. Адольф Лоос, сближавший современное увлечение орнаментом в архитектуре с преступлением («Орнамент и преступление», 1908), уловил революционизирующие интенции орнаментального творчества, но не заметил того, что отказ от орнамента в архитектуре начала ХХ века превращал всю архитектуру в урбанистический орнамент объёмов и стен, вытесняющий орнамент со стен.

В отличие от предметных поисков футуризма, нигилизма, абстракционизма, супрематизма, ар информель мы имеем здесь случай самодеятельного конструирования художественного языка

Появление граффити на стенах или асфальте в конце ХХ века можно тогда рассматривать не просто как реакцию против обнажённой геометричности современной архитектуры, но и как попытку возрождения самодеятельной орнаментации, преодолевающую изоляцию художественного профессионализма. До граффити эти поиски шли в сфере профессиональной монументальной живописи, обсуждавшейся в утопической проблематике вагнеровского «синтеза искусств». Эстафету принял авангардизм с его мечтой о первобытном единстве языков. Позже они были узурпированы рекламой (тут в монументальном орнаменте начали использоваться буквы и слова) и наконец многообразными техническими световыми панно. Профессионально тиражируемая световая реклама вытеснила рукодельные вывески.

Граффити в районе Брик-Лейн, Лондон, 2012

© Журнал «Искусство»

Граффити появились как вызов этой технологии. Как вызов со стороны поколения, противопоставившего себя массовой культуре и проектной организации городской среды, подчинённой бизнесу и власти.

«Дикость» граффити есть возвращение к самодеятельной ручной технике, хотя граффити широко используют аэрозоли и маркеры, поставляемые как раз современной технологией (граффити вынуждены принимать технические условия века). Но это только половина дела. Невидимость авторов и зрителей в таком случае можно истолковать как парадоксальный вызов анонимности СМИ, в которых электронная коммуникация, создавая дистанцию между актером и зрителем, разрывает и опосредует социальные контакты. Новая анонимность — проявление самоотречения и воли, прямо противопоставленной диктатуре технической цивилизации.


Эта тайная работа сопровождается недоступным внешнему наблюдению экспериментом над языками монументальной графики, каллиграфии, цвета, изображений и орнаментов. Их синтез появляется в современной городской среде на правах незаконнорождённого ребенка старых и новых утопий, тех же синтетических материалов и технологий. Этот бастард городской цивилизации учится говорить на своём — пока что инфантильном — языке мюралей, как социальных погремушек, их гром предвещает и нечто обещающее, и пугающее одновременно. И неясно, что же скрывается за этой аттрактивной и свободной семиотической алхимией.

Граффити – искусство или вандализм?

В рамках темы месяца «Уличная культура и стрит-арт» приглашенный редактор Design Mate Александр Мущенко размышляет об истории и природе граффити, его ценности, как искусства, и о том, как относиться к граффити в современном мире.  

Александр Мущенко Продакшн-директор Музея стрит-арта в Санкт-Петербурге#AlexanderMushchenko

На этот вопрос можно дать простой ответ. Граффити может быть вандализмом. И искусством тоже. Является оно вандализмом или нет зависит лишь от того, где и с какой целью оно создано. То, что этот вопрос возникает, говорит об отсутствии сформировавшегося отношения к феномену граффити и о широком интересе к нему как со стороны обывателя, так и со стороны участников профессионального сообщества.

Но самое главное здесь отнюдь не соотношение искусства и вандализма. Вопрос скорее в том, является ли граффити искусством, что это такое и как к нему относиться в условиях современного мира. В эпоху постмодернизма искусством может быть все, что угодно. Фактически, на вопрос о причастности граффити к искусству необходимо ответить каждому из нас. Только для того, чтобы ответ был объективен, необходимо знать, что такое граффити, какое место оно занимает в современной культуре и какова история его происхождения.

В первую очередь, отметим, что термин «граффити» рассматривается в двух смыслах – в широком и узком. В широком смысле – от итальянского graffito («царапать») – это изображения или надписи, выцарапанные, написанные или нарисованные краской или чернилами на стенах и других поверхностях. Данный термин известен достаточно давно и в данном контексте применяется преимущественно в среде историков. В узком смысле граффити — это субкультурное явление, ставшее значимой частью уличного искусства. В его основе лежит написание собственного имени или названия команды в как можно большем количестве мест. Чем в более опасном месте находится так называемый «кусок» (произведение), чем больше его тираж. Чем уникальнее стиль художника, тем больше степень уважения, которую он получит внутри сообщества.

Очень часто к граффити причисляют объекты стрит-арта, мурализма.

Это неправильно, потому что самая важная составляющая граффити — это шрифт. Чем он узнаваемее и сложнее, тем лучше. Еще одни отличие граффити от стрит-арта в том, что представители этого направления создают свои работы преимущественно для граффити-райтеров – им не важна оценка их произведения рядовым зрителем и случайным прохожим. Важен респект внутри закрытого комьюнити. А стрит-арт наоборот «работает» на обычного зрителя, взаимодействует с горожанами, городом, его архитектурой. Одним словом, с городской средой. Соответственно, сегодня мы рассматриваем граффити в более узком понимании субкультурного явления.

Исторически феномен граффити связан с Нью-Йорком. В конце 60-х-начале 70-х годов в городе сложилась нестабильная социальная атмосфера. Причин этому несколько: полным ходом идут процессы, связанные с джентрификацией (переселением населения из центральных районов в социальные районы, ставшие гетто на окраинах города), активизацией преступных групп и националистических организаций. Активные общественные изменения, вызванные в том числе нестабильной экономической ситуацией, накаляют обстановку в городе. В этом контексте будет уместно упомянуть о том, что появлению субкультуры граффити способствовало наличие криминальных надписей, которые выполняли чисто информативную функцию: они сообщали о занятости района той или иной бандой. Стены становились инструментом коммуникации в рамках криминального сообщества. Таким образом, последовавшее появление субкультурного граффити в Нью-Йорке во многом навеяно криминальной эстетикой.

Фактически, временем появления граффити принято считать 1971 год. В этот год на первой полосе The New York Times выходит знаменитое интервью под заголовком «Taki 183 Заводит друзей по переписке», в котором было впервые представлено новое молодежное явление – граффити, и в частности история Тaki из 183 района, который в течение долгого времени писал свое имя по всему Нью-Йорку. Данная публикация повлекла за собой появление множества подражателей, движение начало развиваться в геометрической прогрессии и в последующие 10 лет (в том числе благодаря подъему хип-хоп культуры) превратилось в настоящую субкультуру со своими правилами, понятиями и традициями.

Безусловно, с точки зрения обывателя эта культура (или скорее, контркультура) враждебна городскому порядку.

Она вторгается в частное и государственное владение, отрицает право собственности и установленные нормы морали. Но зная предпосылки появления граффити и социальную обстановку того времени, мы можем прийти к заключению, что этот феномен фактически является коммуникационным каналом как между участниками сообщества, так и с окружающим миром. Надписи на стенах, являющиеся именами (никнеймами) художников, говорят о существовании этих людей. Надписи, сделанные на поездах, становятся посланием благополучному центру из гетто и символом зачастую бессознательной борьбы против классового неравенства: «Смотрите, мы есть, хотя вы нас не видите». В условиях развития городов, как системы управления гигантскими массами людей, подобного рода действия можно трактовать, как борьбу индивида за городское пространство, подчиненное четким, не поддающимся сомнению правилам.

В данном контексте интересны мысли французского философа Ги Дебора, который писал о том, что урбанизм является новым эффективным средством для сохранения классовой структуры власти. Поэтому выход индивида в городское пространство с деструктивными посланиями во многом связан с изменением статуса города во второй половине XX века. Феномен нью-йоркского граффити – лишь один из примеров такой борьбы. Но нужно понимать, что схожие процессы происходили во Франции конца 60-х годов, когда во время студенческих выступлений, известных как Красный май, одним из основных инструментов коммуникации выступали художественные практики, осуществляемые в городском пространстве. Также интересен пример Берлина, в котором стена стала символом противоборства двух политических систем и местом для проявления жителями своего отношения к тем или иным политическим и социальным процессам. Таким образом, обладая необходимой информацией, мы можем сформировать собственное отношение к граффити. Причем эти мнения могут быть и позитивными (если рассматривать граффити в контексте борьбы молодежи за городское пространство) и негативными (если рассматривать граффити в контексте порчи имущества — вандализма).

Теперь что касается вандализма и граффити. В общественном мнении эти два понятия чаще всего синонимичны. Однако это не совсем справедливо, т.к. граффити далеко не всегда является вандализмом. С правовой точки зрения «вандализм это осквернение зданий или иных сооружений, порча имущества на общественном транспорте или в иных общественных местах». С первого взгляда может показаться, что к данному толкованию можно отнести любое граффити. Однако объективная сторона преступления выражается в действиях, оскорбляющих общественную нравственность. И такими действиями могут быть нанесения непристойных рисунков, оскорбительных текстов, бесцельной порчи имущества, порчи исторических памятников и т.п. Таким образом, отнести граффити к вандализму с точки зрения законодателей можно в строго определенных случаях, например, надписи на общественном транспорте, надписи на исторических памятниках.

Что касается значения слова вандализм в культурной сфере, чаще всего его понимают как одну из форм деструктивного поведения человека, в ходе которого уничтожаются или оскверняются предметы искусства, культуры. Как и в случае с правовой оценкой вандализма, это определение делает акцент на умышленной порче объектов, обладающих высокой культурной и исторической ценностью. Как мы видим, феномен граффити нельзя отнести к вандализму и поставить между ними знак равенства. Поэтому рекомендуем разделять эти два термина и использовать их в правильном месте и в нужный момент.

Интересно и то, что уличная реклама воспринимается нами как нечто естественное, но часто наносит гораздо больший ущерб чем граффити и при этом не считается вандализмом.

Это немного странно, потому что фактически граффити является саморекламой и визуально в городской среде очень часто считывается как рекламная вывеска. Быть может, просто еще не прошло достаточно времени для того, чтобы мы привыкли к этому новому явлению и перестали завышать его общественную опасность? Тут есть над чем подумать.

И последнее. Граффити стало своеобразным мостом, по которому в город вышли уличные художники, отдалившиеся от субкультурной составляющей граффити, увидевшие интерес в работе с городским пространством. И эти художники, работающие с городской архитектурой, с актуальными темами, визуально вписывающие свои произведения оказали очень большое влияние на глобальную культуры. Некоторые города фактически стали музеями под открытым небом, эти работы стали визитными карточками городов, они легитимны, а их художники популярны и востребованы. Граффити, образно говоря, плохой парень, старший брат стрит-арта, без которого бы младший не смог найти дорогу в городском пространстве. И уже только за это можно относиться к этому проявлению молодежной культуры более снисходительно. К тому же, очень часто мы забываем, что граффити-райтеры, что бы нарисовать свою работу, идут на очень большой риск, берут на себя ответственность, которая гораздо выше нанесенного ущерба.

Но так ли велика общественная опасность от действий, связанных с нанесение рисунков на поверхности городского пространства? Этот и другие вопросы, связанные с историей развития уличного искусства отражены в книге лауреата премии Сергея Курёхина Игоря Поносова «Искусство и город».

Видя очередное произведение на стенах свежевыкрашенного дома, мы не знаем, как к нему отнестись: какие критерии оценки использовать, нравственные, эстетические или правовые?

История развития граффити

Граффити» — слово итальянского происхождения, которое переводится как «нацарапанный» («graffito»). Правда, многим уличным художникам подобная этимология слова «graffiti» не очень-то нравится, и их можно понять, поскольку между каракулями типа «продам-куплю», найденными еще при раскопках римского форума (все-таки итальянские корни!) и нынешним искусством граффитчиков, говоря словами А.Грибоедова, «дистанция огромного размера». И разница тут не столько во времени, сколько в стилистике исполнения граффити. Абы как и лишь бы что нацарапать на стене у современных мастеров этого искусства просто не принято. Они прежде всего художники, а не вандалы с зубилами или дрелью в руках.

Однако, что ни говори, а граффити зародились именно из простых каракулей на стенах, типа: «Здесь был Килрой» или «Здесь был Фуфел». А если вам доведется побывать в Шильонском замке, то на одной из колонн мрачного каземата вы сможете увидеть автограф самого лорда Байрона. Конечно, подобные надписи были очень разными: среди них можно встретить и магические формулы, и любовные посвящения, и даже проклятия в адрес неугодных правителей. А кто не знает историю про слово «рок», начертанное по-гречески на стене собора Парижской Богоматери, которое побудило великого французского писателя Виктора Гюго написать бессмертный роман?

До семидесятых годов прошлого столетия граффити оставались исключительно словесной формой самовыражения. Посему исследователей этого периода уличного начертательного искусства больше интересует не «как», а «что и зачем» написано. Дело в том, что сами граффитчики того времени почти не обращали внимания на это пресловутое «как». Вспомните, что поется в известной песне Гарфанкела и Саймона конца шестидесятых годов: «…и слова пророков написаны на стенах подземки». И ни намека, ни даже легкого кивка в сторону того, как все это написано.

Graffiti, в том виде, в каком мы их знаем сейчас, зародились в Нью-Йорке как составная часть культуры хип-хоп. Безусловно, по этой причине в языке современных граффитчиков изобилуют хип-хоповские словечки, а купить сувениры в стиле граффити опять-таки проще всего в магазинчиках, торгующих всякой хип-хоповской мелочью. Однако настоящее произведение граффити, отличающееся яркой индивидуальностью, масштабностью и сделанное не ради денег, а исключительно для души, в подобных «шопах» купить невозможно.

Для своих полотен пионеры граффити использовали самые простые аэрозоли и маркеры, вручную изготовляли необходимые рабочие инструменты. Не брезговали ничем: даже штепсельная краска шла в ход, а отслуживший баллончик дезодоранта становился самым распространенным корпусом для такой «начинки». Но, несмотря на всю примитивность этих «инструментов», на свет появлялись истинные художественные полотна…

Среди граффитчиков можно встретить настоящих мастеров, которые способны воплотить в своих произведениях даже библейские сюжеты. Однако большинство уличных художников — это граффитчики с амплуа «шрифтовщика» или «писателя». Такое примитивное направление в граффити зародилось из стилизованных «автографов», или «тэгов», довольно простеньких по форме и исполнению. Безусловно, «тэггер» — это начинающий граффитчик, еще только постигающий азы оригинального уличного искусства.

…В Нью-Йорке граффити быстро набирали обороты, и вскоре им были уже тесны закоулки и школьные туалеты. Творчество рвалось на волю, на простор, поэтому самым идеальным объектом для подростков-граффитчиков становятся поезда метро. Вагоны этих поездов, раскрашенные ночью в отстойниках уличными художниками, выходили на маршрут совершенно неузнаваемыми. Представьте «художественное полотно» размером в целый вагон, которое увидели жители Нью-Йорка в 1975 году!.. А год спустя граффитчики разрисовали за ночь уже целый состав. Плоские и белые вагоны как нельзя лучше подходили для такого подземного творчества, а вот бруклинские, из гофрированной стали, не пользовались особой популярностью, хотя некоторые мастера graffiti не брезговали и ими. Руководству метро, да и города в целом, такое творчество не пришлось по душе. И даже не потому, что оно нарушало привычное представление о подземке и ее поездах, — некоторые граффитчики не прочь были похулиганить, компенсируя таким образом отсутствие мастерства и художественного вкуса. Поэтому к середине восьмидесятых годов прошлого века уличные художники были полностью вытеснены из подземки Нью-Йорка, а их творения попросту закрашены. Известный граффитчик и рэппер того времени Футура-2000 с горечью и сожалением напишет об этом: «Как много юных умов, которым есть что поведать миру, да все их творения безжалостно затираются машинами…»

Сегодня Нью-Йорк уже не является мировой столицей граффити — она переместилась в Лос-Анджелес. Однако «город желтого дьявола» по-прежнему считается колыбелью этого уличного искусства. Более того, в последнее время в Нью-Йорке широкое распространение получило творчество туристов-граффитчиков, которые стремятся во что бы то ни стало оставить надпись на стенах города: ведь этим так приятно похвалиться, вернувшись к себе на родину, — все-таки колыбель граффити! Напомним, именно в Нью-Йорке зародились многие направления и течения этого искусства — от старой школы так называемых «надувных букмастеров» до самого ультрасовременного стиля «wild style», который требует огромного мастерства и опыта в написании сложнейших письмен и узоров, да еще, как правило, в яркой индивидуальной манере.

В 1982 году об этом стиле граффити выходит фильм Чарли Ахерна «Wild style». Главный герой картины — парень-граффитчик, расписывающий поезда в Южном Бронксе. И хотя, по словам критиков, лента получилась драматургически наивной и слабой, в социологическом плане она довольно верно раскрывает суть и некоторые направления уличного искусства. Еще более достоверной картиной о граффити становится фильм Стэни Латана «Beat Street», считающийся культовой хип-хоповской картиной.

Однако лучше всего о сути и значении любого стиля в творчестве граффити скажет Генри Чэлфант в своей книге «Subway Art», которая до сих пор считается своеобразной библией граффитчиков. Для каждого уличного «писателя» стиль — понятие чрезвычайно конкретное, напишет Чэлфант, и определяется оно неповторимой формой и уникальным соединением букв, всем тем, что достигается не часами, а месяцами, а то и годами упорнейшего труда. Лучшая учеба, заметит автор книги, это повторение — бесконечное восхождение от простого к сложному, это «черновик», куда забрасываются, а потом шлифуются и шлифуются новые идеи.

Документальный фильм «Война стилей» показывает историю соперничества различных направлений в искусстве граффити. На заре его становления война разных стилей была до примитивного простой — поверх работы конкурента рисовалась своя надпись или картина, а если на это не хватало времени и таланта, то художество соперника просто перечеркивалось крест-накрест. Старые граффитчики Нью-Йорка помнят и специальную команду «The cross outs», которая по сути объявила войну всем стилям, а потому «крестила» любые уличные картины. Сейчас такая манера борьбы считается глупым ребячеством, до которого не снизойдет мало-мальски уважающий себя мастер graffiti. Существуют более цивилизованные способы выяснения споров и отношений, а именно соревновательные. Например, один из художников предлагает за определенное время «заполнить» картиной конкретную площадь стены. Победителем становится тот, кто быстрее, а главное, лучше выполнит это задание. Другой способ разрешения споров нацелен на количество — кто сумеет «освоить» как можно большую площадь. В любом случае в качестве арбитра всегда выступает третья, независимая, сторона или команда. Заранее обговаривается вознаграждение победителя или штраф проигравшего. Краски и другие материалы для граффити становятся в этом случае лучшим подарком для выигравшего спор. Проигравшие могут порой лишиться права подписывать свои произведения. Как бы то ни было, ритуал наказания проигравшего становится более важным, чем само наказание, — чаще всего оно носит чисто символический характер.

Аббревиатуры названий различных команд, кругом и всюду оканчивающиеся на букву «k» (kings — короли), — это еще одно напоминание о вечном соревновании различных направлений и стилей в граффити. Тут каких только королей не встретишь! Своеобразный писательский стиль того или иного направления — тоже чаще всего результат непримиримой борьбы друг с другом, и властями в том числе. Например, огромные квадратные буквы с определенным наклоном в двух цветах — прекрасное оружие против чужих граффити или руководства подземки. Во-первых, можно быстро и легко добиться максимального результата, а во-вторых, на начальном этапе развития уличного искусства такие гигантские буквы становились показателем крутизны: у кого имя больше — тот и круче. Правда, историю graffiti — как стиля, как настоящего искусства — можно проследить именно с того момента, когда в них появилось осознание, что увесистыми буквами вывести свое имя может любой бездарь, и это не свидетельствует об индивидуальности и мастерстве.

Искусство граффити всегда подвергалось гонениям. Люди, стоящие на страже порядка и закона, считали и считают до сих пор, что даже высокохудожественная роспись муниципального имущества представляет серьезную угрозу обществу. Многие американские граффитчики поплатились за свое творчество штрафами, а некоторые даже угодили в тюрьму. Во многих крупных городах Америки пытались решить эту проблему за счет выделения для уличного творчества специальных стен и дворов, однако для всех граффитчиков таких площадей просто не хватает. Тогда власти (например, того же Лос-Анджелеса) повели борьбу как бы с другой стороны, обозначив строгие зоны нетерпимости для граффити. Местная полиция в этой борьбе использует как современную технику, так и некоторые, с точки зрения морали, недозволенные методы. Например, однажды переодетые полицейские под видом съемочной группы сплотили вокруг себя 60 ничего не подозревающих граффитчиков, которые раскрыли свои любимые объекты, поставщиков красок и материалов и признались в своих личных творениях. Руководство штата Нью-Гэмпшир пошло еще дальше и предложило наказывать уличных художников битьем деревянной палкой по заднице. К счастью, до дела так и не дошло. А в Филадельфии был составлен список самых опасных граффитчиков, в эту борьбу включились даже производители всевозможных красок, которые посчитали, что уличные художники подрывают их престиж.

Престиж же самого искусства граффити в Америке подрывают, во-первых, слияние его с культурой хип-хоп, а во-вторых, сравнительно большая зависимость уличного творчества от «крутых» парней, которые используют граффити для метки своей территории. Естественно, в этом случае применяются малохудожественные средства. Все перипетии и гонения сторонников граффити вкупе приводят к тому, что среди уличных художников так мало представительниц прекрасной половины человечества.

Если же говорить о гонениях, то часть нью-йоркских подземщиков в конце концов перебралась в Европу и здесь открыла новую страницу истории. Например, в Великобритании graffiti претерпели интересную эволюцию и стали частью национальной поп-культуры. Для британского полицейского уличный художник — это потерянный подросток из малоимущей семьи, которому в этой жизни не светит ничего хорошего. Однако благодаря граффити такие малоимущие таланты успешно находят себя в рекламе, дизайне и музыке. Поэтому можно утверждать, что резкой границы между легальным искусством и нелегальными граффити в Великобритании не существует, и что такое хорошо, а что такое плохо, с точки зрения закона, — понятия тоже весьма расплывчатые. И то, что один граффитчик из Шеффилда схлопотал за свое творчество 5 лет тюрьмы, вовсе не говорит о том, что осуждено искусство граффити в целом и теперь каждому уличному художнику в Англии запрещено приближаться к железнодорожному мосту или появляться в лондонском метро.

За последние годы Европа значительно уступила искусству уличного ваяния, и лидирующими странами, в которых особенно распространились граффити, стали Италия и Франция. Не намного отстают от них Польша и Чехия, а в Берлине существует даже специальный салон, куда можно обратиться с заказом и предложением своих услуг. В Швейцарии или Финляндии уже никого не удивляет, что скудный скандинавский пейзаж часто оживляют картины уличных художников. Британский мастер граффити Чу, который позднее нашел себя в дизайне компьютерных игр, убежден, что уличное художество благодатно и раскрывает творческие возможности человека.

В России история граффити началась в 1985 году вместе с повальной модой на брейк-данс, что вполне объяснимо, поскольку это течения одной культуры. В середине восьмидесятых, вспоминает Макс-Навигатор, основоположник российских граффити, по стране прокатилась волна своеобразных break-фестивалей, больше походивших на концерты. Эти молодежные шоу чаще всего сопровождались декорациями в стиле граффити, которые, при всей их тогдашней наивности и несовершенстве, настолько потрясали публику, что сами выступления артистов отходили на задний план. Макс вспоминает, как в то время у знакомых моряков, побывавших в Америке, они буквально по клочку выуживали любые сведения о graffiti. И когда, например, видели фотографии разрисованных поездов нью-йоркского метро — были просто в шоке. Но еще больший шок Макс испытал в Риге, когда воочию увидел это уличное искусство, выполненное талантливым художником Крысом. «В тот момент, — вспоминает знаменитый российский граффитчик, — я настолько был поражен этими настенными картинами, что, купив в рижском магазинчике несколько десятков баллончиков с аэрозольной краской, тут же бросился создавать что-то подобное…»

Кстати, тому, что искусство граффити намного быстрее и эффективнее прижилось в Прибалтике и Калининграде, есть вполне прозаическое объяснение. Дело в том, что аэрозоль в Прибалтике тогда стоил намного дешевле, чем в остальной части России. Например, в Риге баллончик хорошей краски стоил в пять раз дешевле, чем в Москве, и выбор здесь был гораздо богаче. Да и взаимоотношения с городскими властями тут были менее напряженными…

Сам Макс пришел однажды в мэрию своего родного Калининграда и предложил сравнить эскизы собственных задумок по граффити с фотографиями реальных уличных художеств. Администрация городской мэрии была настолько поражена увиденным, что тут же узаконила визуальную среду для городских граффити. В дальнейшем, по словам самого художника, больше хлопот ему доставляли не чиновники, а сами горожане, которые всячески противились новому уличному искусству. Да еще вмешивались граффитчики-тинэйджеры, пытающиеся внести свои штрихи в уже готовые картины.

А вот в Москве достучаться до мэрии по этому вопросу очень нелегко. Как говорится, другой масштаб и совсем иной менталитет. Хотя российской столице, по мнению многих опытных граффитчиков, совсем не помешали бы яркие фантастические картины уличных художников, которые согрели бы души москвичей и вдохнули в город ощущение молодости, раскованности и новизны…

Надо сказать, что в последнее время неофициальные граффити в столице России заметно помолодели, и рядом с работами основоположников уличного творчества все чаще можно видеть творения новичков. Правда, по мнению профессионалов, сейчас на всю Россию  отыщется не более трех-четырех человек, которых можно назвать истинными мастерами искусства граффити, да еще 15-20 человек приближающихся к ним. Однако эти уличные художники творят в стиле граффити настолько талантливо, что им могут позавидовать даже профессионалы из Америки и Европы.

Почему граффити - это искусство, а не вандализм

18 Дек Искусство граффити: почему граффити - это искусство, а не вандализм

Отправлено в 15:43 в мнении от ArtLife

Хотя граффити обычно считается современной формой искусства, на самом деле оно зародилось тысячи лет назад. Самыми ранними примерами являются наскальные рисунки и надписи на древних зданиях в Египте, Греции и Римской империи, причем само слово «граффити» происходит от итальянского слова graffiato , что означает «поцарапанный».Тем не менее, по мере развития вида искусства менялись и окружающие его коннотации, и в настоящее время превращение стен в холсты остается не чем иным, как вандализмом в соответствии с законодательством США.

Споры о том, является ли граффити искусством или вандализмом, невероятно сложны и зависят от многих факторов, таких как расположение конкретной части, а также качество и послание дизайна. Нет однозначного ответа, и легко увидеть обе стороны в споре - в конце концов, не все будут рады, если их собственность будет окрашена без их согласия.С другой стороны, можно также утверждать, что граффити - это право художника на свободу самовыражения и способ гарантировать, что его работа будет оценена по достоинству теми, кто не принадлежит к художественной элите.

Тем не менее, мы поддерживаем множество художников-граффити здесь, в ArtLife, и хотя всегда будут исключения, мы твердо уверены, что граффити заслуживает своего статуса искусства по следующим причинам:

Граффити требует технических навыков

Для создания блестящих произведений искусства требуется большой талант, и граффити не исключение.На самом деле, есть множество уличных художников, чьи работы явно демонстрируют огромный уровень технических способностей. Возьмем, к примеру, Ретну, который вышел за рамки росписи стен и покрыл целые здания своим отличительным каллиграфическим стилем, например, 21-этажное здание Куаутемок в Мехико. Это невероятно сложное достижение потребовало большого стратегического планирования и настоящего воображения, а также четкого понимания цвета и композиции. Это может быть верно не для всех созданий граффити - многие критики утверждают, что вам не нужен талант, чтобы нарисовать неряшливую бирку.Однако искусство субъективно, и в каждом движении всегда будут «хорошие» и «плохие» художники. Такие, как Retna, доказывают, что, как и в любом другом виде искусства, граффити может быть исключительным, если его создает кто-то с впечатляющим мастерством.

Это пример свободы слова

Искусство перестает быть искусством без свободы выражения, и, возможно, граффити использует это право больше, чем любое другое средство. Вывод творчества на улицы означает, что художникам не нужно беспокоиться о кураторах галереи, критиках или потенциальных покупателях, и поэтому они могут быть совершенно неограниченными и даже анонимными, если они того пожелают.Статус не имеет значения, а отсутствие ограничений позволяет художникам граффити нарушать условности и раздвигать границы, чтобы создавать еще более захватывающие - и, возможно, более аутентичные - произведения искусства.

Мощно представлены политические и социальные темы

Многие из самых известных произведений искусства дают мощный комментарий по социальным и политическим вопросам своего времени, и граффити может иметь огромное влияние в этом отношении. Достаточно взглянуть на Бэнкси, который стал всемирно известным благодаря своим юмористическим и подрывным комментариям, таким как Love is in the Air , впервые нарисованный на ограде Иерусалима на Западном берегу в 2003 году как заявление в защиту прав палестинцев.Точно так же Кейт Харинг смог привлечь внимание масс к эпидемии крэка через свою фреску Crack is Wack , а также к гомосексуализму и кризису СПИДа. Многие поклонники утверждают, что это долг искусства - проливать свет на такие темы, и, учитывая, что эти темы касаются обычных людей, возможно, неудивительно, что самые знаковые образцы были созданы на улицах, на которых живет целевая аудитория.

Впечатляющие работы оживляют серые пространства

Искусство не только имеет значение, но и ценится за его красоту, и нельзя отрицать, насколько красиво могут выглядеть некоторые граффити, поэтому туры по стрит-арту сейчас так популярны во всем мире.Несмотря на то, что доступ к граффити, как правило, бесплатный, все больше и больше людей готовы платить, чтобы увидеть одни из самых великолепных работ в выбранном городе. Яркие цвета, формы и узоры являются ключевыми особенностями этого вида искусства, и когда художники дают волю своему воображению, их творения мгновенно превращают серые пространства в места, где люди рады быть. Учитывая, что искусство используется для украшения стен наших домов, нельзя ли утверждать, что граффити делает то же самое со стенами снаружи?

Огромные продажи демонстрируют его художественную ценность

Любой, кто утверждает, что граффити - это не искусство, может с трудом объяснить, почему люди так много платили за него в последние годы.Например, картина Жана-Мишеля Баския Untitled была продана в 2017 году за огромные 110,5 миллиона долларов, что стало самой дорогой американской картиной, когда-либо продававшейся на аукционе в то время, а картина Бэнкси Девушка с воздушным шаром была продана за 1,37 миллиона долларов. Среди других дорогих произведений - Retna's Untitled (38 000 долларов) и Charlie Chaplin от Mr. Brainwash (100 000 долларов). Не все согласятся с тем, что стоимость произведения искусства определяется его ценой, однако тот факт, что граффити можно продать за такие высокие суммы, доказывает уважение и престиж, которые оно вызывает в арт-сообществе, и поэтому было бы полностью унизительно требовать все граффити. это просто вандализм.

Можно ли считать граффити искусством? - The Wrangler

В крупных городах, таких как Лос-Анджелес и Нью-Йорк, на стенах большинства зданий нанесены какие-либо надписи или рисунки. Хотя некоторые из этих фресок созданы специально, некоторые созданы без ведома владельца. Граффити, также известное как уличное искусство, определяет картины или слова, написанные в общественных местах. Некоторые называют эту форму выражения вандализмом, а другие называют ее формой искусства.

По закону граффити - это вандализм.Нанесение каракулей на собственность другого человека без его согласия в Соединенных Штатах является незаконным. Однако некоторые люди считают граффити формой современного искусства. Аргументы против граффити понятны. Во-первых, из-за этих «каракулей» места выглядят грязными и небезопасными. Это потому, что большая часть публики связывает граффити с бандами. Банды использовали слова и символы, чтобы обозначить свою территорию и запугать других соперников. Не говоря уже о том, что огромные суммы налоговых денег тратятся на удаление граффити из городов и районов.Имея это в виду, вместо того, чтобы тратить деньги от налогов на улучшение школ, больниц и районов, деньги от налогов тратятся на удаление граффити. Несмотря на то, что граффити имеет противоречивые аспекты, включая принадлежность к бандам и ненужную потерю налоговых денег, граффити следует рассматривать как форму искусства.

Как и в случае со многими другими аргументами «или или», есть исключения из включения граффити в искусство. Граффити, связанные с наркотиками, насилием и бандами, не считаются искусством.Важно понимать разницу между теггерами и художниками-граффити. Из-за схожих методов многие путают разницу между теггерами и художниками-граффити. Tagger'ы - это обычно неопытные подростки, которые каракули на стенах общественных / частных зданий; Однако художники-граффити создают продуманное художественное произведение. В конце концов, граффити следует отнести к категории искусства.

Граффити - это форма самовыражения. В отличие от каракулей и знаков, многие люди путают граффити, поскольку, если все сделано правильно и с опытом, граффити создает прекрасные произведения искусства.Фактически, некоторые художники, относящие себя к категории художников-граффити, действительно успешно продают свои работы. Буквально на прошлой неделе британский художник Бэнкси продал свои работы более чем за 400 000 долларов. Не только Бэнкси, но и платформа для граффити находится на подъеме. Многие люди действительно наслаждаются граффити как видом искусства. Граффити, включая его растущую известность, обычно несет важную информацию. Как упоминалось ранее, граффити - это форма искусства и форма самовыражения. Он использует их платформу, чтобы высказывать комментарии об обществе.Имея это в виду, граффити приносит пользу сообществу, поскольку дает людям возможность выразить свое мнение по определенному вопросу в их обществе. Amber Le (11) ¨поймите, почему некоторые могут подумать, что граффити считается вандализмом, но я считаю, что при правильных ограничениях и правилах его можно отнести к категории искусства. В общем, с правильным посланием и правильным размещением граффити многие придут к выводу, что граффити - это форма искусства.

- это искусство граффити? | БУ Сегодня

CFA prof на Фейри, Бэнкси и где провести черту

Фотографии любезно предоставлены Art of the State

Когда уличный художник Шепард Фейри был арестован в прошлом месяце по двум невыполненным ордерам за порчу имущества - кстати, по пути на первую музейную выставку его карьеры в Бостонском институте современного искусства - представитель Бостонская полиция сравнила его работу с граффити.

Но Фейри, который стал известен после того, как его плакат с Обамой Хоуп был показан в прошлогодней президентской гонке, с тех пор не признал себя виновным по предъявленным обвинениям, описывая свои работы как «графическое искусство с социальными и политическими посланиями».

Арест, 15-й по счету Фейри, дал новую пищу для давних споров о том, что такое искусство, а что порча собственности. Следует ли наказать Фейри или его следует праздновать?

BU Сегодня попросил Хью О’Доннелла, профессора живописи из колледжа изящных искусств, который ведет курс CFA по искусству для конкретных мест, высказаться по поводу обсуждения.

BU Сегодня : Когда граффити становится искусством?
O’Donnell:
Граффити - это буквально надпись на стене - голос тех, кто не может найти другого способа анонимно опубликовать свои мысли. Этот термин используется для описания публичного визуального выражения, которое не было санкционировано уполномоченным органом, чего-то, что публикуется для всеобщего обозрения, без запроса и разрешения. Однако сегодня это уже не аноним, а эзотерическая форма саморекламы, которая ищет как можно более широкую аудиторию.

Граффити может быть арт. Искусство - это то, что мы называем чем-то, когда оно несет в себе значимое человеческое символическое выражение. Все дело в степени, а есть хорошее искусство, великое искусство и плохое искусство.

Искусство граффити вызывает больше или меньше воспоминаний, чем другие формы?
Свобода граффити, его способность быть где угодно и повсюду, а также иногда смелые места, в которых оно создано, придают ему романтический оттенок и мощную экспозицию. Сегодня средства массовой информации получили распространение, и проблема распределения интеллектуальной собственности приобрела для искусства такое же значение, как и для научных или медицинских исследований.Произошла революция в распространении музыки, но визуальное искусство отстает в освобождении от галерей и музеев, которые являются традиционными способами контроля и предоставления доступа публике.

Но почему шумиха должна быть зарезервирована для избранных, когда распространением идей правят дилеры, кураторы и критики? Движение граффити использует общественность для распространения своих идей. Это выживание сильнейших, и у него есть свои недостатки, потому что искусство теперь должно выживать на той же арене, что и рекламные кампании, а иногда оно просто страдает от скорости, с которой оно делается, а также от повторяющихся действий по продвижению бренда. узнаваемый образ снова и снова.Однако Энди Уорхол узаконил это как искусство еще в 1960-х годах. По мнению многих, идея успеха даже в искусстве заключается в том, что оно эффективно взаимодействует, даже если оно представляет собой не более чем упрощенный брендинг.

Когда полиция арестовывает уличного художника вроде Фейри, это цензура? Помогает ли внимание СМИ донести сообщение до более широкой аудитории?
Шепард Фейри, вероятно, принимает тот факт, что его арестовывают, потому что это дает ему такую ​​возможность в прайм-тайм, которую он так жаждет.Если полиция хочет обуздать гламур его дурной славы, она должна арестовать его только тогда, когда он на самом деле рисует граффити. Выставка ICA - это не граффити.

Почему у уличных художников, таких как Фейри или Бэнкси, в Англии огромное количество преданных поклонников?
Когда вас знают многие, вы знаменитость, и наша культура поклоняется знаменитостям. Когда Брэд Питт и Анджелина Джоли собрали свои работы, Бэнкси стал феноменом мирового уровня.Он смог сделать свое фото-документальное издание своей работой книгой номер один в Англии.

Уличные художники часто комментируют в соцсетях - иногда аресты укрепляют их точку зрения?
Это укрепляет их авторитет, а не их очки. Часто дело обстоит довольно бойко и заметно только из-за дурной славы. Я бы сказал, что быть печально известным - это важное стремление автора граффити.

Что бы вы предложили в качестве юридического решения этой проблемы?
Если бы кто-нибудь нарисовал граффити на моей стене, и это было плохое искусство, я бы хотел, чтобы их арестовали и заставили восстановить стену.Следует поощрять больше сайтов, которые являются законными, с процентной долей для произведений искусства, предоставляемой владельцем пространства точно так же, как новые здания в некоторых штатах дают процент для произведений искусства в качестве обязательного требования. Владелец должен быть соавтором. С этим планом не было бы места для выбора.

Какой совет вы бы дали студенту, который думает о карьере в уличном искусстве?
Я бы попросил их проверить лабораторию исследований граффити, чтобы узнать, как делать публичные заявления, которые наносят минимальный ущерб общественной собственности.

С Эдвардом А. Брауном можно связаться по адресу [email protected]

Изучите связанные темы:

Граффити - это искусство, а не вандализм - The Temple News

ABBY STEINOUR / НОВОСТИ ХРАМА

Я родом из маленького городка в Нью-Джерси с отполированными тротуарами и нетронутыми зданиями. Во время поиска в колледже меня привлекла Филадельфия из-за ее замысловатого уличного искусства. Мне нравятся районы города, наполненные красками, от крупномасштабных фресок до переулков с граффити.

И хотя я регулярно вижу креативные граффити по всему городу, многие люди не могут признать это жизнеспособным видом искусства. Вместо того, чтобы считаться значимым выражением, граффити рассматривается как вандализм. Это несправедливо ярлык, чтобы дать что-то, что требует такого же творческого и тяжелая работа, как и другие формы уличного искусства.

«Я думаю, что люди автоматически приходят к выводу, что это незаконно и не художественно», - сказал Дермот Мак Кормак, председатель отдела графического искусства и дизайна Temple.«Эти формы произведений искусства очень важны сами по себе. Просто нужно посмотреть на это по-другому ».

«Я думаю, что если это эстетично, игриво и авантюрно, я очень ценю это», - добавил он. «Я рассматриваю это как форму самовыражения».

Для меня граффити интересно и привлекает внимание. Глухая стена здания или нетронутый переулок становится чем-то совершенно новым с добавлением граффити. Он становится выражением художественного видения человека.

Согласно веб-сайту Mural Arts Philadelphia, первая законная попытка города искоренить граффити началась с создания сети Anti-Graffiti Network в 1980-х годах.В ответ художница Джейн Голден запустила программу Mural Arts Program, которая поощряет художников-граффити использовать свои таланты для «конструктивных проектов паблик-арта». Голден теперь является исполнительным директором программы.

Существование законного коллектива уличного искусства - это позитивная форма самовыражения в Филадельфии, но оно не должно дискредитировать независимое искусство граффити.

Graffiti предлагает то, чего не могут предложить другие виды уличного искусства. Из-за отсутствия контроля или направления со стороны внешних влияний он передает необработанное сообщение без цензуры.

Бэнкси, анонимный художник-граффити из Англии, комментирует спорные социальные проблемы в своей работе, такие как насилие и бездомность. Он может доносить до общественности свои мысли без чьего-либо одобрения. Это то, что делает граффити несравненно мощным видом искусства.

23-летний специалист по художественному образованию, работающий под ником Gunk, уже почти десять лет создает искусство граффити. Temple News не раскрывают имя студента, потому что его искусство считается вандализмом.

Он сказал, что в старшей школе его познакомили с граффити, и со временем это стало обычным хобби.

«Я не смотрю на это как на что-то незаконное», - сказал Гунк. «Я думаю об этом как о соревновании со своим окружением. Я ни в коем случае не преступник. Я не жестокий человек. Мне просто нравится заниматься искусством ».

Как и все остальное, созданное людьми, граффити можно использовать в негативных целях. И даже если в намерения художника не входит сбивать с толку, всегда найдутся люди, которые его не одобряют.Но цензура любого вида искусства сложна и проблематична. Предоставление граффити на усмотрение художников - вот что делает его красивым и раскованным.

«Вы можете использовать в этом свою силу», - сказал Гунк. «Мне не нужно никого просить об этом, я просто иду и делаю это».

Я убежденный сторонник любого визуального и художественного отображения персонажей, и я думаю, что граффити - прекрасный тому пример. Мир - это холст, а мазки и брызги краски делают любой город более захватывающим и красочным.

Граффити не менее художественно, чем фрески в Центре-Сити или нарисованные мусорные баки на Саут-стрит. Его следует принимать и поощрять, а не осуждать. Я не верю, что без него Филадельфия была бы такой же.

Граффити искусство или вандализм?

Макайла Браатен

Вы когда-нибудь вели машину и замечали картину на стене дома? Вы считаете это искусством или вандализмом? Граффити - это надписи или рисунки на стене или другой поверхности, обычно как форма художественного выражения, без разрешения и на виду у публики.Кроме того, где грань между искусством и вандализмом? По иронии судьбы, если вы посмотрите на вандализм, первое, что появится на экране, - это граффити.

Когда люди в нашем обществе видят любую форму граффити, они закрывают ее. Мы сказали себе, что искусство, окрашенное распылением, - это вандализм. На самом деле баллончик с краской - это просто инструмент, который художники используют для создания произведения искусства. Как и инструменты рисования, граффити - это инструмент массовой коммуникации в мире. Он может анонимно услышать мнение и голоса человека и заставить людей говорить.

Двенадцатилетний художник по индивидуальному заказу Диего Гонсалес попросил учителя нарисовать фрески в школьном учреждении, где она работала. Он сказал «да» и потратил всю ночь на создание вещей, к которым ученики могли бы подключиться и которые хотели бы видеть в течение школьного дня. Как только студенты вошли на следующий день, атмосфера изменилась. Коридоры, по которым они шли в класс, были не такими скучными, как раньше, теперь они стали такими яркими. Студенты также начали ходить в класс по разным коридорам, чтобы каждый день видеть его фрески, потому что это оказало на них такое сильное влияние.Затем ученики начали придумывать свои собственные творческие идеи и начали рисовать фрески в школе. На людей, которые даже не являются художниками, оказали большое влияние, и они создали вещи, которые очень положительно повлияли на их сообщество.

Диего Гонсалес упоминает в своем выступлении на Ted Talk исследование, проведенное двумя исследователями о том, как люди будут реагировать на брошенную машину в центре города. Исследователи оставили машину, в которой все было в порядке, на обочине дороги, а через несколько недель они вернулись, чтобы посмотреть, не было ли чего-нибудь испорчено, но все было в порядке.Затем они разбили окно и оставили несколько царапин, чтобы посмотреть, отреагируют ли люди на брошенную машину. Через несколько недель исследователи вернулись и заметили, что на машине было больше царапин, разбитых окон и нескольких картин. Когда машина стояла брошенная, но не взломанная, людей это не преследовало. Но когда с ним что-то случалось, люди тоже начинали бить окна или царапать его. Граффити может иметь положительное влияние на людей, но может иметь и отрицательные последствия.

Хотя стоимость зданий предприятий может возрасти в зависимости от количества выставленных на них произведений искусства или даже наличия на здании произведения искусства уличного художника Бэнкси, это также может стоить предприятиям десятки миллионов налоговых долларов, если просто привести его в порядок. Компании могут потратить эти деньги на вещи, которые принесут пользу их сообществу. Еще один негативный эффект - граффити считается преступлением, ведущим людей к алкоголю, наркотикам или действиям банд. Граффити открыто, где все могут видеть; да, это анонимно, но демонстрируя преступление на почве ненависти или ненормативную лексику, оно действительно может повлиять на общество.Это также заставило многих людей чувствовать себя небезопасно. Итак, перевешивают ли негативы позитивные?

Граффити рассматривается как форма художественного самовыражения и может иметь положительные результаты для людей, это также незаконно и считается вандализмом. Итак, где же грань между искусством и вандализмом? Художники выходят и создают искусство, но без разрешения. В какой-то степени граффити - это одновременно искусство и вандализм.

Макайла Браатен - ученица центральной средней школы Филмора.Она - одна из восьми студентов, участвующих в проекте написания журналов, которому уже 21 год.

Граффити считается формой визуального искусства - Орион

Я слышу, как люди жалуются, что художники-граффити оскорбляют наше сообщество каракулями, но я считаю их художниками. Когда люди говорят о граффити, обычно о нем думают с негативным подтекстом, но «искусство в глазах смотрящего».

Очень жаль, что люди не воспринимают граффити как искусство, потому что художникам приходится разрушать стены, чтобы продемонстрировать свое искусство.Вероятность того, что сообщество предложит деньги кому-то за граффити на фреске где-нибудь в городе, равна нулю. Я понимаю, почему сообщество безумно, мне тоже не нравится идея, что люди ходят вокруг и разрушают чужую собственность. Это создает плохую репутацию художников-граффити, которые пытаются зарабатывать себе на жизнь.

Согласно словарю Google, искусство определяется как «выражение или применение человеческих творческих навыков и воображения, обычно в визуальной форме, такой как живопись или скульптура, создание произведений, которые следует ценить в первую очередь за их красоту или эмоциональную силу.”

Искусство граффити - это еще одна форма художника, использующего свои творческие способности как выражение в визуальной форме. Так почему бы не считать это искусством? Это может означать от красочной фрески со значимым посланием до трафаретов букв или изображений, которые протестуют против чего-либо. В каждом случае идея искусства граффити - заявить о себе.

Согласно Джорджу К. Тауэрсу, исходя из эстетических критериев, граффити можно считать формой искусства. Он сравнивает простые ярлыки с более сложными предметами, заявляя, что ярлыки следует рассматривать не как искусство, а на более крупные предметы, требующие планирования и художественных элементов.

«Искусство граффити призвано не только общаться с другими, но и украшать сообщество, появляясь в местах, которые обычно вызывают бельмо на глазу, таких как стена на пустыре или заброшенное здание», - писала Тауэрс. «Кроме того, все эстетические свойства и критерии - от базового элемента цвета до сложной проблемы намерений художника, которая приписывается другим работам в России».

Как и многие другие формы искусства, граффити со временем эволюционировало, изменив образ жизни благодаря тому, что они помечают тегами в поездах метро, ​​на автострадах или в заброшенных зданиях.Инструменты художника-граффити также изменились: от уличных маркеров и аэрозольной краски до трафаретов, но их главная цель - представить что-то значимое, чтобы публика запомнила. Были художники, которые были известны своими фресками, а иногда даже устраивали выставки уличного искусства.

Местный художник-граффити из Лос-Анджелеса по прозвищу Vsual1 упомянул, что делать граффити рискованно, особенно когда выходишь на улицу и оставляешь свой след в мире граффити.

«В каком-то смысле это вандализм, вы можете воспринимать это так, как хотите. Дело в том, чтобы ваше имя было признано в мире граффити и сделало себе имя, потому что в этом случае люди будут относиться к нему более уважительно », - сказал Всуал1. «Стены с искусством говорят словами, и это лучше, чем обычная стена, и если люди увидят мою работу, которая заставит их почувствовать себя своего рода, то это значит, что я делаю свою работу правильно».

Кроме того, граффити - это форма искусства, и я не говорю о случайных актах вандализма.Я имею в виду тот, который движет сообществом в целом и представляет сообщение.

С Карен Лимонес можно связаться по телефону [адрес электронной почты защищен] или @theorion_news в Twitter.

Граффити искусство или вандализм?

Есть ли плохие граффити?

Если все человеческие выражения верны, значит, таких вещь как плохое граффити. Как говорит Пирс: «Если бы время и усилия были вложить в создание красивого, абстрактного или увлекательного искусство тогда это вид искусства.Хорошо это или плохо, все зависит от зрителю, который принимает такое решение, но все, что угодно, является искусством, если в нем есть значит для вас. "

Кульман соглашается: «Нет, плохих граффити не бывает, только граффити, как личное визуальное выражение Любое граффити - допустимый жест », - говорит он. «Люди могут возразить, что выбор пространства или поверхности может быть непродуманный или антиобщественный, но тот факт, что он существует, предполагает, что кто-то имел намерение создать знаки. Эстетически мы все можем определить то, что мы считаем законченным граффити, но мы рискуем прикрепляя наши предвзятые представления о западных художественных ценностях к чему-то это может противоречить культурному значению.”

Надписи нет на стене

Главный вывод художников и ученых заключается в том, что это жизненно важно сохранить граффити и уличное искусство как заслуживающие доверия ценные формы выражение. Вопрос вандализма всегда будет возникать при обсуждении граффити, но на самом деле редко можно увидеть граффити, которые не добавляют что-то в свою среду. Для уличных артистов, которые поднимаются на вершину забрызганной краской лестницы, все дело в сознании общества, комментарий, критика, юмор, талант и вдумчивость.

Большинство из нас могло вспомнить десятки бельмо на глазу в наших местах, которые были оплачены или одобрены местным правительством - уродливый рекламный щит конструкции; бездумные жилищные проекты; обширные дорожные системы это закрытые зоны для пешеходов. Но почему-то они неохотно принял. Враждебность к выражению граффити может начать выглядеть как что-то более тревожное в культурном отношении.

Если граффити посягает на преступный ущерб, это дело закон. Но когда он делает заявление, выплескивает эмоции и выглядит как ярким и захватывающим, насколько это возможно в лучшем искусстве, критики не должны путать «Я не нравится »с« Это вандализм ».

Некоторые художники, на которые стоит обратить внимание

Итак, какие художники сейчас создают самые интересные работы? Кого лучше спросить, чем Алекса, Эндрю и Дэна?

Алекс Харви

Джером Давенпорт (Ketones6000) - без предвзятости, потому что он мой деловой партнер, он действительно художник, которого я уважаю больше всего, и пользуется уважением во многих кругах. Его работы никогда не перестают меня удивлять и смысл его работ всегда хорошо продуман и делает положительная разница для сообществ, которые видят его работы.

Кобра - Просто за все, чего он достиг в таком мировом масштабе. Один из самые большие и уважаемые художники в мире прямо сейчас.

Vhils - Такая уникальный стиль, уважаемый во всем мире

Джоэл Artista - он содействует арт-проектам в сообществах вокруг мир, который исследует социальные темы и взаимодействует с молодежью, чтобы продвигать позитивные социальные изменения.

ПичиАво - А уважаемый дуэт художников из Испании.

Рози Вудс - одна из наших и, на мой взгляд, одна из лучших женщин-художников.

Кульман Андрей

Дитя Acne and Phlegm - мне нравятся работы этих художников граффити из Шеффилда.

Космический захватчик 👾 - Мне нравится встречаться с этим художником, который использует мозаику [в своих работах].

Дэн Пирс

Бен Эйн - я большой поклонник Бен. Он один из самых успешных в мире художников по формам букв. и считается пионером в исследовании современного типографское искусство. Он нарисовал такую ​​большую фреску, что ее видно из космоса.

Sen2 - из золотой век граффити в 1980-х годах, он был одним из основателей Безумный экипаж.Теперь он перешел от классического нью-йоркского граффити к сочетание стилей графических надписей с 3D элементами, изображения поп-арт и техники абстрактного искусства. Недавно ему было поручено раскрасить теннисные корты к Открытому чемпионату США.

Шепард Фейри - он нарисовал огромные фрески в большинстве крупных городов и всегда открыто говорил о спорных социальных и политических темах. Он часто жертвует и создает произведения искусства, чтобы повысить осведомленность социальные вопросы и равенство.

Opake Один - лондонский художник-граффити, который разработал отличную техника живописи, сочетающая оба иллюстративных изображения с элементами граффити.(В настоящее время я сотрудничаю с Opake One над произведениями искусства для предстоящая совместная выставка в Artisan Gallery 7 декабря, 13–17.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *