Рэйко кицунэ – Amino

Кицунэ

И снова здравствуйте. Мы начинаем заключительную (наверное) статью про представителей японского фольклора и речь сегодня пойдет про лисиц. Не совсем простых лисиц.

Для западной культуры оборотень практически всегда был человеком, который мог превращаться в другое животное. Поэтому даже поверхностное знакомство с дальневосточной традицией может удивить. В Китае, Японии и Корее этот принцип знаком, но в целом подход к оборотничеству иной. Оборотнем можно назвать, скорее, животное, которое может превращаться в человека. Среди животных, обладающих такими способностями, на Дальнем Востоке лиса — одно из самых главных, если не главное вообще. С лисой связано огромное количество историй в Китае и Японии. Корейского фольклорного материала западноевропейских языках доступно немного, но и там, без всякого сомнения, лисы играют очень большую роль в народных поверьях.

В Китае истории про волшебных лисиц встречаются уже в период династии Хан (202 год до н.э. — 221 год н.э.), в Японии косвенные свидетельства о том, что с лисами уже связывают целый комплекс поверий — примерно в VIII веке н.э.

Если говорить о японской кицунэ просто как о лисе, которая, прожив определённый срок, получает способность превращаться в человека и разыгрывает в этом облике других людей, то этот подход сильно упрощает сам образ кицунэ. Лисы проникли во все сферы жизни. Лиса может быть объектом поклонения, так как выступает посланником синтоистского божества Инари. Лиса может быть опасным демоном, который вселяется в человека. Лиса может превратиться во любое другое существо или в неодушевлённый предмет. Лиса может остановить человека в бамбуковом поле ночью и потребовать от него померяться с ней силой в борьбе сумо, а попутно и украсть у него всю еду, который тот нёс с вечеринки, как случилось с крестьянином около города Фунабаси в 1912 году. А может вытравить на корню всю семью человека, который убил лису на своём поле. Лиса может быть выступать в истории в роли зловредного призрака умершего, а может и в роли типичного домового духа. Лисы находятся в услужении людей, а у целых кланов в Японии "владение волшебными лисами" передаётся по наследству. Лиса может быть чем угодно и её поведение не ограничено какими-то рамками.

Происхождение.

В период династии Хан (202 год до н.э. — 221 год н.э.) в Китае с лисами уже связано множество представлений. Более характерны они для северо-восточной части Китая и Маньчжурии. По мере продвижения на юг количество фиксируемых историй про волшебных лис существенно уменьшается и, в конце концов, становится вовсе незначительным.

Высказывалось предположение, что и в Китай истории про лис-оборотней, по крайней мере некоторые из них, тоже были занесены. Их родиной могла быть Индия, где встречаются подобные китайским истории, но герои в них не лисы, а наги. Прежде всего, это тип истории про жену-оборотня. Змея или лиса, превратившись в женщину, становится женой мужчине с условием того, что он не будет нарушать определённый запрет. Через некоторый период счастливой жизни с ней, мужчина нарушает этот запрет и его жена, превратившись обратно в свою животную ипостась, покидает его навсегда.

Японские представления о лисах обычно считаются экспортированными из Китая. Этого мнения придерживалось большинство учёных востоковедов. Китайские представления о лисах и многочисленные истории, связанные с ними, попали в Японию с литературой. Даже не стоит говорить какое огромное влияние оказала китайская литература на японскую и насколько долго китайский язык продержался в Японии в качестве языка науки и культуры. Единственное, что считалось оригинальным дополнением японской культуры к образу лисы — это поклонение ей в качестве посланника богини Инари и та роль лисы, которую она стала играть в культе плодородия, связанными с Инари. Но проблема ещё и в том, что не у всех японских историй про кицунэ есть свой китайский аналог и помимо тех, в которых лиса является связанной с этим божеством синтоистского пантеона. Уже обращалось внимание на то, что помимо китайского влияния, несомненно огромного, японские поверья о лисах сложились не без помощи ещё одного источника. Известно, что у айнов лиса играла довольно существенную роль в поверьях и могла повлиять на японские представления о лисах за время многовековой ассимиляции этих народов.

Лисьи проделки.

Тип историй, когда лиса, превращается в человека (обычно в женщину) и ищет связи с человеком, считается основным в Китае. В Японии этот тип историй тоже хорошо известен. Даже больше, легенда этого типа — самая древняя сохранившаяся в Японии и дошла до нас в памятниках, самый ранний из которых датирован VIII веком.

В самой первой истории про кицунэ даже раскрытие истинной натуры своей жены не помешало паре наслаждаться семейным счастьем. В других историях после раскрытия своей лисьей сущности жена-кицунэ вынуждена бежать, как в сравнительно недавно записанной истории XIX века, в которой жена-кицунэ убегает из дому после того как её ребёнок замечает, что в отблесках огня у мамы лицо как у лисы, а вскоре возле лисьей норы неподалёку находят детскую игрушку. Считалось, что дети от таких браков вырастали рослыми, сильными и необыкновенно быстрыми. Некоторые японские источники XI века рассказывают о человеке которого звали Лис из Мино (Mino no kitsune), которого считали потомком того самого первого брака человека и кицунэ

Так, например, Абэ-но-Сэймей, знаменитый колдун онмьёджи был полудемоном и сыном кицунэ. Его мать, Кузуноху, спас от охотников его будущий отец. А процессе чего был ранен. Кузуноха превратилась в девушку, чтобы ухаживать за ним. В результате чего двое полюбили друг друга и вскоре у них родился сын. Но этот несчастный все-таки узнал, что его жена лисица и Кузуноха была вынуждена уйти от него с ребенком. Печальная история...

Это далеко не самое худшее, что может случиться от связи с кицунэ. Трикстерская и злобная натура лисы может проявиться в этих историях во всей своей красе. Один автор XII века в своём дневнике под 1144 годом сообщает, что в одном из зданий императорского дворца лиса в облике девушки соблазнила 16-летнего юношу и заразила его венерическим заболеванием. "Я никогда не слышал ничего более странного!", — пишет автор.

Истории, где лисы-кицунэ соблазняют женщин тоже присутствуют, но носят другой характер. Если мужчин кицунэ соблазняют, то женщин агрессивно домогаются и даже берут силой. Вообще, считается, что в китайских историях лисы всегда враждебны к женщинам. В Японии историй про кицунэ, который преследовал девушку, требуя от неё любви во всех её проявлениях, тоже хватает. В одной из них кицунэ, влюбившись в служанку важного господина, принимает облик последнего, чтобы удовлетворить свою похоть. В другой легенде один японский аристократ c острова Сикоку, придя домой обнаруживает, что его ждут две женщины, которые выглядят точь-в-точь как его жена и буквально дерутся за право называться его супругой.

Еще одна история рассказывает про кицунэ, которая любила появляться на дороге в Киото в облике грязной девушки, просившей попадавшихся ей путником верхом подвезти её. Проехав с ними какое-то время, она резко спрыгивала с лошади и в облике лисы убегала, крича как лиса. Один молодой человек решил покончить с этими выходками. Выехав из Киото, он поехал по той дороге, где, как говорили, она появлялась. Так и не встретив её по пути из Киото, он поехал назад и тут она ему попалась, по обычной своей привычке прося подвезти. Юноша согласился, подсадил девушку на лошадь, а затем привязал к седлу. Доехав до Киото, он успешно сдал её дворцовой страже, но только он сделал это, она превратилась в лису и убежала. Внезапно и дворец, и город куда-то исчезли и молодой человек обнаружил себя в чистом поле, а его коня нигде не было видно.

Очень любят кицунэ и такую шутку. Они выбирают человека и специально обращаются перед ним в его знакомого, так, чтобы тот заметил. Уверенный в том, что его пытается надуть кицунэ в обличье знакомого, человек, естественно, во всеоружии и готов вспомнить все способы как победить кицунэ. В конце концов, поколотить его тоже можно. Убедившись, что человек уже ждёт следующего появления этого самого знакомого, кицунэ не делает больше ничего. Прячется в сторонке и наблюдает за весельем. Когда этот самый знакомый попадётся тому человеку, его ждёт незавидная участь. Ведь его считают кицунэ. И, вообще, хорошо, если он останется жив.

Способности.

Кицунэ — это обычная лиса. Имя kitsune является самым распространённым для обозначения лисы в противоположность многочисленным другим, относящимся к особым случаям. Это показывает, что в Японии не разделяли "обычную" и "сверхъестественную" лису. Это подтверждают и некоторые источники, в которых самые обычные, действительные черты лис соседствуют с волшебными по нашим понятиям.

Самое главное умение лисы по дальневосточным представлениям — это умение превращаться в нечто другое. Лиса — не единственное животное, которому оно доступно. В разных областях подобные представления бытуют о волках и о барсуках (енотовидных собаках), то есть тануки по-японски, лягушках, змеях. К слову, образы тануки и кицунэ были настолько близки по своему поведению и свойствам в Японии, что с XIII века появляется термин "кори", который обозначает "или кицунэ или тануки", когда точно нельзя понять из этих животных в изменённом

облике столкнулся человек.

Вера в то, что, прожив определённый срок, лиса может превратиться в человека — очень древняя. Она встречается в китайских источниках, как минимум, в IV столетии нашей эры. Идея достижения определённого возраста, приносящего качественные изменения была широко воспринята в Японии. В китайских и японских источниках нет полного согласия насчёт того, сколько нужно прожить лисе, чтобы научиться менять свой внешний вид. В одном китайском сочинении, предположительно V века н.э., сказано, что что по достижению 50 лет лиса может превращаться в женщину, по достижении 100 лет — в прекрасную девушку или мужчину. Когда ей исполняется 100 лет, она знает, что происходит на расстоянии тысячу ли, может вселяться в людей (при этом люди теряют свой разум и память) и убивать их колдовством. Когда лисе исполняется тысяча, она входит на небо и становится небесной лисой.

Это интересно: Нередко, грибной дождь, то есть необычное и достаточно редкое событие, в котором происходит соединение двух несоединимых явлений, дождя и солнца одновременно, объясняется через ассоциацию, в которой представители мира потустороннего, то есть существа необычные, занимаются типично земной, обыкновенной деятельностью. В Японии считается, что во время такого дождя можно увидеть свадебную процессию кицунэ. Это поверье, похоже, уже перенесено из другого, где оно смотрится на своём месте. Цепи огоньков или просто огоньки, видимые ночью на большом расстоянии, тоже считаются свадьбой кицунэ и считаются огнями фонарей свадебной процессии.

Лисий огонь.

Связь лис и огня подчёркивалась издавна. Она не исчерпывалась наиболее классическим и известным сегодня поверьем о том, что кицунэ высекает огонь, ударив хвостом об землю. кицунэ мог навлечь пожар и в то же время его близость к дому могла означать, что дом не пострадает от огня, а даже если в нём случится пожар, то большого вреда он не принесёт.

В Японии часто считалось, что лисы не только производят огонь хвостом, но и само их дыхание тоже огненное. Видимый в темноте свет или огненный контур, который окружает кицунэ, как в истории с Тамамо-но Маэ, тоже намекает на огненную природу кицунэ.

Блуждающие огоньки называют в Японии кицунэ-би (狐火), буквально "лисий огонь". Считается, что кицунэ производят эти голубоватые (864: p.104) огоньки своим дыханием или, иногда, хвостами. В районе Кита города Эдо (сейчас Токио) существовала традиция, о которой впервые мы узнаём уже в 1689 году. Считалось, что в канун нового года кицунэ из восьми близлежащих провинций собираются у старого дерева эноки и зажигают лисий огонь. Если огонь яркий, то крестьяне верили, что урожай в этом году будет хороший.

Разновидности лисиц.

Бьякко (byakko, 百狐) — это "белая лиса". С самых древних времён считалось, что увидеть белую лису к удаче. Бьякко всегда выступает доброжелательным в историях. В центральном храме Инари в Киото находится святилище Бьякко связь которого с плодородием наиболее очевидна, так как это любимое место поклонения у бесплодных женщин, проституток, просящих побольше любовников, крестьян, просящих хороший урожай.

Генко (Genko, 黒狐) — "чёрная лиса". Встречается гораздо реже, но, как и белая, издавна считалась добрым предзнаменованием.

Рейко (Reiko) — "призрачная лиса". Это кицунэ-трикстер. Имя появляется в историях про проделки кицунэ или, когда кицунэ вселяется в человека.

Якан (Yakan) — "полевой щит". Иногда считалось, что это просто прежнее название кицунэ. Но в самых ранних источниках это слово не встречается вообще, а в "Кондзяку моногатари" (XI в.) употребляется лишь один раз как синоним "кицунэ ". В японском словаре 1688 года говорится со ссылкой на китайское произведение, что якан — слово, применяемое к лисе ошибочно. Якан — это небольшое животное с большим хвостом, которое умеет лазить по деревьям, чего лиса не умеет. В более позднее время якан стал считаться одной из самых злобных и опасных разновидностей кицунэ.

Тока (Toka) — то, что днём называют кицунэ, ночью называется тока. В провинции Хитати на острове Хонсю тока — название белой лисы и считается священным посланцем Инари, а его имя объясняется происходящим от "приносящая рис".

Корио (Koryo) — вселяющаяся в людей лиса. Очевидно, так называют кицунэ в тех случаях, когда она вселяется в человека.

Яко (Yako, 野狐) — "полевая лиса", одно из общих названий, с которым не связано какое-то ощущение особенной святости или зловредности.

Куко (Kûko , 空狐) — воздушная лиса. Для японского фольклора не важна и являет собой явно китайское заимствование, которое не прижилось.

Тенко (Tenko, 天狐) — божественная лиса. Возможно, каким-то образом может быть сопоставлена с воздушными демонами тэнгу, но для японской мифологии тоже не играет особой роли.

Дзинко (Jinko, 人狐) — мужчина-лиса. Это кицунэ, которая превратилась в мужчину или, иногда, мужчина, который превратился в кицунэ. Альтернативное название кицунэ-моти — "дзинко-моти".

Кванко или Куда-гицунэ (Kwanko, Kuda-gitsune) — фактически не является лисой, но тоже называется кицунэ. Это небольшое животное, похожее, скорее, на ласку. Хвост животного по некоторым описаниям напоминает трубу, распиленную вдоль. Животное могут использовать колдуны (ямабуси) для своих нужд. В части японских семей кванко выполняет роль домового духа или духа-обогатителя и похож на обычай кицунэ-моти в префектуре Симане острова Хонсю.

Шакко (Shakko, 赤狐) — "рыжая лиса". Встречается в ранних японских источниках и считается хорошим предзнаменованием. В более поздних, по-видимому, это название не сыграло особенной роли.

Томэ (Tome) — "старая женщина". Это имя для лисы известно только при центральном храме Инари в Киото.

Миобу (Myobu) — "придворная дама". Японское энциклопедическое сочинение «Айносё» объясняет имя «миобу» как китайское слово, которым обозначали придворных дам и, так как в храмах, где поклонялись лисицам присутствовали женщины-прорицательницы, то, возможно, от имени придворных дам оно перешло на прорицательниц и, соответственно, на самих божественных лисиц. Слово тоже, как и Томэ, связано с культом Инари.

Ногицунэ — "дикая лиса". Фактически, употребляется достаточно редко и, в принципе, выступает синонимом кицунэ. По типу этот кицунэ близок рейко и якану, самым опасным разновидностям кицунэ.

На этом мы завершаем наш рассказ про японских лисиц. Конечно можно еще много чего рассказать о них и их проделках, но это займет слишком много времени. В этой статье я попытался осветить наиболее важные моменты. Что ж, до новых встреч в новых статьях.

 

 

 

Автор статьи: Keitaro

Автор заглавного арта: ChrisLive

haremking.ru

Ликантропия может быть милой или кто такие Кицунэ

Я уверен, что многие на этом сайте знают значение японского слова «кицунэ» — лиса. Поэтому я использовал именно эту вариацию в заголовке. Однако на самом деле история о лисах-оборотнях уходит корнями в китайскую мифологию, и уже потом некотором смысле дублируется в культуре Японии и Кореи.

Китайские лисы-оборотни занимают большое место в мифологии Поднебесной. Эти существа не имеют ничего общего с возникшими в средневековой европейской культуре вервольфами. По европейским представлениям ликантропия – превращение человека в зверя – была формой страшного недуга или проклятия. В то время как китайские лисы-оборотни – это могущественные волшебные существа, которые изначально являются лисами, умеющими принимать облик человека.

К нашему времени сложившийся образ лисицы-оборотня – это плод мифотворчества преимущественно трех восточных стран: Китая, Японии и Кореи, где эти волшебные существа носят названия хули-цзин, кицунэ и кумихо соответственно.

Это, конечно, не единственная причина, но очевидно, что это не простое совпадение. Мы привыкли, что лиса как персонаж произведения, как правило, имеет женский пол. Она умна, хитра, обладает невероятным обаянием и женским шармом. Китайские волшебные лисы тоже по большей части имеют женский пол и в первую очередь являются соблазнительницами (в современном китайском имя лисы-оборотня «хули-цзин» является синонимом слова «соблазнительница»). Истоками такого образа принято считать басню о распутной женщине, которую звали А-Цзы. Впервые упоминание этого сюжета встречается в «Записках в поисках духов» за авторством китайского писателя и историка времен династии Цзынь (336 н.э.) Гань Бао. Согласно запискам Бао женщина по имени А-Цзы была развратницей и превратилась в лисицу. Со временем вместо образа с негативным окрасом женщины-лисы стали восприниматься как мистические женщины-соблазнительницы. И с тех пор в массе не только восточных, но и западных произведений и сказок мы часто встречаем хитрую, но обаятельную женщину-лису.

О чем писали древние китайцы

Доживший до тысячи лет фазан уходит в море и становится устрицей; доживший до сотни лет воробей уходит в море и становится мидией; дожившая до тысячи лет черепаха-юань научается говорить как человек; дожившая до тысячи лет лиса становится прямо и превращается в красавицу; дожившая до тысячи лет змея, разорвавшись, разрастается по частям; по дожившей до ста лет крысе можно гадать. — Таков у них у всех предел счета лет.

***
Во время Поздней Хань, в годы Цзянь-ань уроженец округа Пэйго по имени Чэнь Сянь был военным наместником в Сихае. Буцюй из его личной охраны Ван Лин-Сяо по неизвестной причине сбежал. Сянь даже хотел его казнить. Через некоторое время Сяо сбежал вторично. Сянь его долго не мог отыскать и потому посадил в тюрьму его жену. Но когда жена ответила без утайки на все вопросы, Сянь понял: «Все ясно, его увела нечистая сила. Нужно его найти».

И вот наместник с несколькими десятками пеших и конных, захватив охотничьих собак, стал рыскать за стенами города, выслеживая беглеца. И в самом деле Сяо был обнаружен в пустом могильном склепе. Оборотень же, услыхав голоса людей и собак, скрылся. Люди, посланные Сянем, привели Сяо назад. Обликом он совершенно уподобился лисицам, человеческого в нем почти ничего не осталось. Мог только бормотать: «А-Цзы!» (А-Цзы — это кличка лисы.) Дней через десять он постепенно начал приходить в разум и тогда рассказал:

– Когда лисица пришла в первый раз, в дальнем углу дома между куриных насестов появилась женщина красивая собой. Назвавшись А-Цзы, она стала манить меня к себе. И так было не один раз, пока я, сам того не ожидая, последовал ее призыву. Тут же она стала моей женой, и в тот же вечер мы оказались в ее доме… Встречу с собаками не помню, но рад был как никогда.

– Это горная нечисть, — определил даос-гадатель.

В «Записках о прославленных горах» говорится: «Лиса в глубокой древности была развратной женщиной, и имя ей было А-Цзы. Потом она превратилась в лисицу». Вот почему оборотни этого рода по большей части называют себя А-Цзы.

Кто такие лисы-оборотни

Китайская лиса-оборотень как персонаж мифических произведений – это трикстер. Морализатор для главного героя и читателя. Эти лисы сочетают в себе такие противоречивые качества как ученость, распутство, преданность, искусство соблазнения, мстительность. Обхитрив человека, лиса тем самым дает ему жизненный урок.

Чем старше лиса, тем она могущественней. Также о силе лисы говорит количество имеющихся у нее хвостов. Самыми могущественными являются девятихвостые лисицы.

Факты о лисах-оборотнях

  • Лисы образованы и умеют слагать стихи.
  • Лисы уважают обычаи и порядки людей.
  • Лисам-соблазнительницам нравятся свадебные обряды людей.
  • Лисы отвечают добром на добро и помогают людям, с которыми оказываются в родстве.
  • Лисы могут предсказывать будущее, чем пользуются для получения выгорды или помощи близким людям.
  • Лисы способны насылать напасти на своих врагов.
  • Лисы любят доставлять обидчику мелкие пакости.
  • При всем при том лисы очень рассудительны и обладают способностью к наукам.
  • Лисы имеют связь с загробным миром.

Все же вспомним о Кицунэ

Хоть волшебные лисы и появились изначально в Китае, нам они близки как персонажи японской культуры. В Японии лисы-оборотни являются волшебными существами под покровительством богини злаковых растений Инари. Могущественные кицунэ способны превращаться не только в людей, но даже в драконов и гигантские деревья. Японцы, издревле склонные к порядку, даже придумали особую классификацию лис-оборотней.

Виды кицунэ:

Йако или Йакан — обыкновенная кицунэ.

Бьякко («белая лиса») — очень хорошее предзнаменование, обычно имеет знак служения Инари и выступает посланником Богов.

Генко («чёрная лиса») — обычно является добрым знаком.

Рейко («призрачная лиса») — иногда не находится на стороне Зла, но определённо нехорошая.

Кико («спиритическая лиса»).

Корио («преследующая лиса»).

Куко или Куюко («воздушная лиса») — крайне плохая и вредная. Занимает равное с Тэнгу место в пантеоне.

Ногицунэ («дикая лиса») — это понятие в то же время используется, чтобы различать «хороших» и «плохих» лис. Иногда японцы используют «кицунэ», чтобы назвать хорошего лиса-посланника от
Инари и «ногицунэ» — лис, совершающих проказы и хитрящих с людьми. Тем не менее, это не настоящий демон, а скорее озорник, шутник и трикстер. По поведению напоминают Локи из скандинавской мифологии.

Тенко («божественная лиса») — кицунэ, достигший возраста 1000 лет. Обычно у них девять хвостов (и иногда — золотая шкурка), но каждый из них или очень «плох», или благожелателен и мудр, как посланник Инари.

Шакко («красная лиса») — может быть как на стороне Добра, так и на стороне Зла.

Кицунэ в аниме

Естественно, мы с вами знаем о кицуне благодаря японскому аниме. В работах японских аниматоров лисицы являются частыми гостями. Мы можем вспомнить таких персонажей как Соуши Микицуками из аниме «Пес, я и Секретная Служба», мальчика-лисенка Шиппо из «Инуяши», дух кицунэ О-Тян из «Алых осколков», конечно, Кураму из «Наруто» и многих других. Не обошлись без лисички и Покемоны с их вульпиксом и его эволюцией нинеталисом (девятихвостая лиса!).

Лисы-оборотни в играх

Волшебные лисы оказались персонажами многи ролевых игр, как настолок, так и своих электронных собратьев на больших и не очень экранах наших телевизоров и мониторов.

Ролевая игра Werewolf: The Apocalypse

Ролевые книги Werewolf: The Apocalypse – это серии книг из цикла Мир Тьмы, которые позволяли игрокам играть, отыгрывая определенные роли, и погружаясь в фентезийный мир. Данный цикл был посвещен непосредственно оборотням всех мастей. Несмотря на то, что в центре внимания были волки-оборотни, лисам здесь тоже нашлось свое место.

Настольная игра Dungeons & Dragons

Во второй и третьей редакции D&D женщина-лиса является существом из базового бестиария в разделе «Ликантропы». В четвертой редакции появляется игрокава раса кицунэ. Персонажи представляют собой многохвостую лису, они обладают особой лисьей магией и умеют превращаться в человека.

Компьютерная ММО игра Revelation

В отличие от довольно старых предыдущих примеров Revelation является одним из самых свежих примеров появления лис-оборотней в современной культуре. Лисы — одна из раса мира Revelation.

Говорят, что лисы — самый древний народ в мире. Но по их внешнему виду этого не скажешь. Это вечно юные и прекрасные существа, самые настоящие оборотни. Все они умеют превращаться в животных и с самого детства усердно тренируются, оттачивая свое мастерство. Внешне девятихвостых воинов можно отличить от людей лишь по большим лисьим ушам. Но, пообщавшись с представителем этого народа, вы никогда больше не спутаете их манеру общения с чьей-то еще.

Лисам подвластна особая магия. Каждый искатель приключений наверняка хотя бы раз попадал под действие их сонных чар. Хоть, возможно, и не всегда наутро мог вспомнить об этом. Лисы обожают подобные шутки и хитрые розыгрыши. Иногда они могут околдовать путника просто от скуки. Но не стоит бояться — создания эти добры по своей природе и не желают зла незнакомцам.

Юные лисы живут в небольшой деревушке неподалеку от Императорской академии. Там они постигают азы волшебства и учатся искусству превращения под присмотром внимательных наставников. Взрослые лисы отправляются во Дворец двух лун. И если окажетесь поблизости, то непременно загляните в гости к этим созданиям. Наблюдать за их жизнью необычайно интересно. Древняя магия, богатство, роскошь — все это вызывает восхищение или жгучую зависть. Но одно точно: лисий народ никого не оставляет равнодушным.

Какое отношение имеет Россия к лисам-оборотням

Интересный факт, но наша страна тоже внесла свой вклад в популяризацию лис-оборотней в современной культуре. В первую очередь это относится в работе российского писателя с мировой известностью Виктора Пелевина, который написал книку «Священная книга оборотня». Главным персонажем этого происведения является волшебница-гипнотезерка лиса-оборотень А Хули, которая пытается выжить в современной России. При чем делает это она путем различных уловок и лисьего волшебства, т.е являясь классичсеким примером восточного мифологического персонажа кицуне.

Также в России вышла фэнтези книга «Дело лис-оборотней» под именем Хольма ван Зайчика. Такой забавнй псевдоним себе выбрали российские писатели Вячеслав Рыбаков и Игорь Алимов. В романе главные герои имеют дело с лисьими чарами и оборотнями, пытаясь распутать таинственное дело.

www.playground.ru

Кто такие кицунэ - Лисья Хатка — LiveJournal

Кицунэ(яп.) — японское название лисы. В Японии существуют два подвида лисиц: японская рыжая лисица (хондо кицунэ, обитающая на Хонсю; Vulpes vulpes japonica) и лисица Хоккайдо (кита кицунэ, обитающая на Хоккайдо; Vulpes vulpes schrencki).

В японском фольклоре эти животные обладают большими знаниями, длинной жизнью и магическими способностями. Главная среди них — способность принять форму человека; лиса, по преданиям, учится делать это по достижении определённого возраста (обычно сто лет, хотя в некоторых легендах — пятьдесят).

Кицунэ обычно принимают облик обольстительной красавицы, симпатичной молодой девушки, но иногда оборачиваются и стариками.

Надо отметить, что в японской мифологии произошло смешение коренных японских поверий, характеризовавших лису, как атрибут богини Инари и китайских, считавших лис оборотнями, родом близким к демонам.

"Для обычной зоологии китайский лис не очень отличается от остальных, но это не так для Кицунэ. Статистика указывает, что продолжительность его жизни колеблется от восьмисот до тысячи лет. Считается, что это существо приносит несчастья и что каждая часть лисьего тела имеет волшебное назначение. Ему достаточно ударить хвостом об землю, чтобы вызвать пожар, он может предсказывать будущее и принимать образы стариков, или невинных юношей, или ученых. Он хитер, осторожен, скептичен. Находит удовлетворение в мелких хитростях и бурях. После смерти души людей переселяются в Лисов. Их норы находят неподалеку от кладбищ." (Хорхе Луис Борхес "Книга вымышленных существ")

В фольклоре кицунэ — это разновидность ёкая, то есть демона. В данном контексте слово «кицунэ» часто переводят как «лисий дух». Однако это не обязательно означает, что они не являются живыми существами или являются чем-то другим, нежели лисами. Слово «дух» в данном случае используется в восточном смысле, отражая состояние знания или озарения. Любая лисица, которая прожила достаточно долго, таким образом, может стать «лисьим духом».

"Виды" и названия кицунэ:
Бакемоно-Кицунэ — волшебные или демонические лисы, такие, как Рейко, Кико или Корио, то есть какой-то вид нематериальной лисы.
Бьякко — "белая лиса", очень хорошее предзнаменование, обычно имеет знак служения Инари и выступает посланником Богов.
Генко — "чёрная лиса". Обычно — добрый знак.
Йако или Йакан — практически любая лиса, то же самое, что и Кицунэ.
Кико — "спиритическая лиса", разновидность Рейко.
Корио — "преследующая лиса", разновидность Рейко.
Куко или Куюко (в смысле «у» с призвуком «ю») — "воздушная лиса", крайне плохая и вредная. Заминает равное с Тенгу место в пантеоне.
Ногицунэ — "дикая лиса", в то же время используется, чтобы различать "хороших" и "плохих" лис. Иногда японцы используют "Кицунэ", чтобы назвать хорошего лиса-посланника от Инари и "Ногицунэ" — лис, совершающих проказы и хитрящих с людьми. Тем не менее, это не настоящий демон, а скорее озорник, шутник и трикстер. По поведению напоминают Локи из скандинавской мифологии.
Рейко — "призрачная лиса", иногда не находится на стороне Зла, но определённо нехорошая.
Тенко — "божественная лиса". Кицунэ, достигший возраста 1000 лет. Обычно у них 9 хвостов (и иногда — золотая шкурка), но каждый из них или очень "плох", или благожелателен и мудр, как посланник Инари.
Шакко — "красная лиса". Может быть как на стороне Добра, так и на стороне Зла, то же самое, что и Кицунэ.

Небесной покровительницей кицунэ является богиня риса Инари. Их статуи являются неотъемлемой частью храмов в ее честь. Более того – некоторые источники указывают, что Инари сама есть высшая кицунэ. Ее обычно сопровождают две белоснежные лисы о девяти хвостах.Особенно популярна Инари на Кюсю, где проводится ежегодный фестиваль в ее честь. На фестивале главным блюдом является жареный тофу, соевый творог (нечто наподобие наших сырников) – именно в таком виде его предпочитают как кицунэ, так и вполне обычные японские лисицы. Существуют храмы и часовни, посвященные кицунэ как таковым.

Одной из знаменитых Кицунэ также является великий дух-хранитель Кюби. Это дух-хранитель и защитник, помогающий юным «заблудшим» душам на их пути в текущей инкарнации. Кюби обычно остаётся ненадолго, лишь на несколько дней, но в случае привязанности к одной душе, может сопровождать её годами. Это редкий тип кицунэ, награждающий нескольких счастливчиков своим присутствием и помощью.

Вопрос о происхождении кицунэ сложен и мало определен. Большинство источников сходятся на том, что кицунэ становятся после смерти некоторые люди – ведшие не самый праведный, скрытный и малопонятный окружающим образ жизни. После рождения кицунэ, он растет и набирает силу. Совершеннолетия кицунэ достигает с 50-100 лет, тогда же он обретает умение менять форму. Уровень сил лиса-оборотня зависит от возраста и ранга – который определяется по количеству хвостов и цвету шкуры.

У кицунэ может быть до девяти хвостов. В целом, считается, что чем старше и сильнее лиса, тем больше у неё хвостов. Некоторые источники утверждают даже, что кицунэ отращивает дополнительный хвост каждые сотню или тысячу лет своей жизни. Однако, лисы, встречающиеся в сказках, почти всегда обладают одним, пятью, или девятью хвостами.

Когда кицунэ получают девять хвостов, их мех становится серебристым, белым, или золотым. Эти кюби но кицунэ («девятихвостые лисицы») получает силу бесконечной проницательности. Похожим образом в Корее говорится, что лиса, прожившая тысячу лет, превращается в кумихо (дословно «девятихвостая лисица»), но корейская лиса всегда изображается злой, в отличие от японской лисы, которая может быть как благожелательной так и недоброжелательной. В китайском фольклоре также есть «лисьи духи» во многом схожие с кицунэ, включая возможность девяти хвостов.

foxhut.livejournal.com

Kitsune / Кицунэ / Кумихо / Лисы / Коллекции

Ками
640x325

Спрашивая о том, кто такие "ками" (神) вы часто можете услышать, что так в синтоизме называются боги. Европейцу очень понятно, что такое «бог» - многие европейцы являются последователями одной из трёх мировых религий, где Бог – это единственный Всемогущий Абсолют. Также европеец может вспомнить богов из мифов Древней Греции, египетских петроглифов или скандинавских легенд. Но, к сожалению, что бы ни вспомнил европеец при слове «бог», это мало чего общего имеет с японскими «ками», одним из основных понятий японской религии синто.

Гравюра Утагавы Хиросигэ, "Идзанами и Идзанаги", иллюстрация к "Кодзики" Гравюра Утагавы Хиросигэ, "Идзанами и Идзанаги", иллюстрация к "Кодзики" 750x517

Очень красиво и наиболее близко описал ками Мотоори Норинага в комментариях к Кодзики: "так называются божества неба и земли, описанные в древних писаниях, и так могут именоваться люди, птицы, звери, поля и любая другая природа, обладающая исключительными качествами, внушающими трепет". И вот оно это ключевое ощущение, которое человек испытывает от встречи с ками: «исключительные качества, внушающие трепет»!

Главное божество Японии - богиня солнца Аматэрасу Главное божество Японии - богиня солнца Аматэрасу 800x352

Есть много различных вариантов, происхождения самого слова «ками», мне больше всего нравится версия айнского «kamuy» - «божество». Всё-таки, айну были автохтонным населением японских островов!

Японские ками не всемогущи, не абсолютны и даже смертны. За каждым из них закреплена своя ограниченная сфера влияния - даже старшим божествам приходится опираться на помощь подчинённых. Бывает, что ками не имеют ни формы, ни имени, как например многочисленные ками лесов, полей и гор.

Фудзин, бог ветра Фудзин, бог ветра. За спиной у него мешок,
который набит бесчисленным количеством ветров 582x616

Но зачастую они обладают вполне антропоморфным образом, а так же человеческими чертами характера и эмоциями. Можно сказать, что оставаясь обладателями внушающих трепет исключительных качеств, ками находятся очень близко к людям, а люди - очень близко к ками. Настолько близко, что даже могут составить друг другу пару.

И это ещё одна особенность - согласно синтоизму, люди были не сотворены богами, а рождены ими. Кстати, Императорский род Японии традиционно считается потомками богини солнца Аматэрасу. Сам титул "Тэнно" (天皇), который обычно переводится как "Император", на самом деле означает "Небесный хозяин".

Небесный хозяин Дзимму Небесный хозяин Дзимму, сын богини Аматэрасу и первый Император Японии, историческое лицо (ум. 585 г до н.э.) 438x674

Ещё одно отличие от европейских богов – ками не обязательно добрые и благостные. Например, в сборнике стихов «Манъёсю», написанном в восьмым веке, ками предстают как некая грозная сила, и если она не будет ублажена - гнев не заставит себя долго ждать. Однако в «Гэндзи моногатари», датированном X-XI веками, ками уже практически не воспринимаются карающей силой и в первую очередь спасают людей и помогают им. Несмотря на эти перемены, ками по-прежнему могут проявить свой гнев, если им не оказали должного почёта.

Райдзин, бог грома и молнии Райдзин, бог грома и молнии. Обычно изображается окруженным барабанами (тайко)
и бьющим в них. Таким образом он создает гром. 683x605

Оказать почёт ками можно разными способами, например преподнести угощение. Отличным подношением будет рисовое сакэ. Впрочем, позволить себе сакэ каждый день могут лишь немногие божества, и обычным меню ками является рис, вода и соль. Так же можно сделать ками подарок (согласно официальному списку кому, когда и что можно подарить), прочитать норито (его читает только священнослужитель в особо торжественных случаях и вообще-то это больше похоже не гимн, нежели на молитву) или … развлечь! Да, ками любят искусства, так что красивый танец, игра на флейте или театральное представление оставит божество в добром расположение духа.

Святилище бога росы с подношением. Святилище бога росы с подношением. На ветке сидит сам бог, а рядом его последовательница. Аниме "Тетрадь дружбы Нацуме"/Natsume Yuujinchou 800x450
Как только в Японию пришёл буддизм, многочисленные ками смешались с не менее многочисленными буддами, обряды почитания тех и других тоже смешались. В период реформации Мэйдзи

Мэйдзи — девиз правления императора Муцухито; период в истории Японии с 23 октября 1868 года по 30 июля 1912 года. Этот период ознаменовался отказом Японии от самоизоляции и становлением её как мировой державы. Википедия Дата: 25 янв. 1868 г. – 30 июл. 1912 г.

была попытка навести порядок и отделить будд от ками, но она потерпела фиаско.
Кстати, рядовые японцы благодарят ками каждый день: хлопнуть в ладоши, поклониться и сказать «итадакемасу» перед приёмом пищи означает «я смиренно принимаю» и включает в себя благодарность Рису, за то, что вырос, благодарность Рыбе, которая отдала свою жизнь, чтобы насытить человека, и, конечно же, благодарность Повару, который всё это приготовил.

shikimori.one

Лекция на тему: "Кицунэ - волшебные лисы Японии": picturehistory — LiveJournal


Такой тип мифологического персонажа, как волшебные лисы, характерен для всей Восточной Азии. В отличие от традиционных для европейских и центральноазиатских народов представлений об оборотнях как об исходно антропоморфных существах, превращающихся в зооморфных демонов, в верованиях Китая, заимствованных потом японцами, превалирует совсем другой тип. Это прожившие сотни лет животные, способные принимать человеческий облик, а также наводить иллюзии и колдовать. В основе этих верований лежит понятие цзин: "в китайской мифологии - субстанция, заключающаяся в каждом живом существе.

Согласно даосской концепции, в момент рождения человека образуется дух (шэнь), являющийся как бы душой, путем соединения идущего извне жизненного дыхания с субстанцией цзин. Со смертью человека цзин исчезает". Энергия цзин всех существ неуклонно усиливается с возрастом; животные, наконец, становятся способны превращаться в людей и преследовать их.
С этой китайской концепцией перекликается славянское представление об опасности, исходящей от существа, "зажившегося на свете", "заедающего чужой век" и из-за этого даже способного стать вампиром. Примечательно, что практически все японские животные-оборотни (за исключением енотовидной собаки - тануки) проявляют склонность к вампиризму.

О волшебных лисах японцы вспоминали чаще всего, когда речь шла о каких-то странных и загадочных явлениях. Особенно интересны примеры, когда проделки лис противопоставляются вере в привидения. Например, в рассказе Уэда Акинари "Ночлег в камышах" (сборник "Луна в тумане", 1768 г.) речь идет о привидениях.
Однако мысль о том, что он встретил призрака, не сразу пришла в голову главному герою, когда он проснулся на следующий день и обнаружил, что его жена исчезла, а дом, в который он вернулся после семилетнего отсутствия, выглядит заброшенным: "Жена куда-то исчезла. "Может быть, все это - проделки лисы?" - подумал Кацусиро. Однако дом, в котором он находился, был, несомненно, его собственным домом, хотя и пришел в крайнее запустение".

В рассказе "Котел храма Кибицу" из того же сборника друг главного героя, увидевшего призрак своей мертвой жены, утешает его: "Это, конечно, тебя лиса обманула"3. Есть еще более красноречивая легенда под названием "Дорога духов мертвых", где главный герой, скептик, тоже не верил в привидения: "Говорят, что это духи, а на самом деле просто кому-то во сне привиделось, вот и все. Лисицы это, кто же еще!".


Utagawa Kuniyoshi. A man confronted with an apparition of the Fox goddess Основные черты поверий о волшебных лисах были заимствованы японцами из Китая. У. А. Касаль пишет об этом так: "Вера в магию лис, а также в их способность оборачиваться, зародилась не в Японии, а пришла из Китая, где эти внушающие страх животные, способные принять человеческий облик и морочить людей, были описаны еще в литературе времен династии Хань, 202 г. до н.э. - 221 г. н.э. Так как анимизм всегда был присущ японцам, вера в волшебных лис была сравнительно легко воспринята".

Поверья, связанные с лисой, есть и у айнов. Так, А. Б. Спеваковский сообщает: "Чернобурая лисица (ситумбэ камуй) почти всегда рассматривалась айнами как "хорошее", доброе животное. В то же время красная лисица считалась ненадежным камуем, способным причинить вред человеку".
Именно о красной лисе как персонаже низшей мифологии мы находим много сведений. Тироннуп является искусным оборотнем, который умеет принимать форму как мужчины, так и женщины.

Существует легенда о том, как тироннуп обернулся молодым парнем, чтобы найти себе невесту. На соревнованиях он изумил всех своим искусством прыжка, и невеста уже была бы его, если бы кто-то не заметил кончик хвоста, виднеющийся из-под его одежды. Красный лис был убит.
Легенды о лисице, принявшей облик прекрасной девушки, также чаще всего заканчиваются тем, что кто-то видит их хвост. Айны считают, что контакт человека и лисицы, особенно сексуальный контакт, очень опасен и ведет к смерти человека. Этнографические данные с начала XX в. показывают, что среди айнов существует и вера в одержимость человека лисой. Чаще всего это случается с женщинами (то же можно увидеть и на японском материале, речь об этом пойдет ниже), такое состояние называется тусу.

Однако все заимствования должны ложиться на подготовленную для этого базу: не подлежит сомнению, что у самих японцев существовал определенный пласт верований, связанных с лисицами. Отдельным свидетельством этого является культ синтоистского божества Инари. Инари может являться и в человеческом облике, но чаще всего предстает в виде небесной белоснежной лисы.

Статуи лис являются неотъемлемой частью храмов в его честь, Инари обычно сопровождают две белые девятихвостые лисицы. Инари - покровитель риса, во всех его видах: инэ (рис в колосьях), комэ (обмолоченный рис) и гохан (вареный рис; обозначение пищи в целом). Само имя Инари означает "рисовый человек" (к корню "инэ" добавляется "ри" - "человек), а колосья риса до сих пор ассоциируются у пожилых японцев с маленькими зелеными человечками. Это все подводит нас к мысли, что божество Инари - это один из вариантов "ржаного волка", о котором, среди прочих, писал Дж. Фрэзер.


Кудзуноха-Инари Дзиндзя Лафкадио Хёрн указывает, что Инари часто поклонялись как божеству-целителю; но чаще он считался богом, приносящим богатство (возможно, потому что все состояние в Старой Японии считалось в коку риса). Поэтому же его лис часто изображают держащими во рту ключи. М. В. де Фиссер в книге "Лиса и барсук в японском фольклоре" замечает, что божество Инари часто ассоциируется с бодхисатвой Дакини-Тэн, одной из покровительниц Ордена Сингон.

Однако между лисами божества Инари и лисами-оборотнями существует существенная разница, на которую указывает японский этнолог Киёси Нодзаки: "Следует отметить, что лисы на службе у Инари не имеют ничего общего с колдовством других лис, которых часто называют ногицунэ, или "дикие лисы". Одной из обязанностей служителей храма Инари в квартале Фусими в Киото было как раз изгнание и наказание этих ногицунэ". Ногицунэ - это и есть лисы-оборотни. Считалось, что Инари может их контролировать, однако, далеко не во всех случаях. Конфликт между божеством Инари и дикими лисами-ногицунэ показан в художественном фильме "Гэгэгэ-но Китаро" (2007 г.; реж. Мотоки Кацухидэ), где Инари выступает под именем Тэнко и является в виде прекрасной небесной девы со множеством лисьих хвостов. Лисы-ногицунэ там представлены в виде главных антагонистов: они стремятся всячески навредить людям, чему противостоит Тэнко, желающая, чтобы все жили в мире.

Главная магическая способность лис - это умение превращаться в человека. В сборнике "Отоги-боко" Асаи Рёи есть рассказ под названием "История о лисе, поглощавшей энергию даймё". Там детально описан процесс превращения лисы в человека: "Прогуливаясь по берегу реки Синохара в тусклом свете туманного осеннего вечера он (главный герой рассказа) увидел лису, которая неистово молилась, повернувшись к северу, стоя на задних лапах, с человеческим черепом на голове. Каждый раз, когда лиса кланялась в молитве, череп падал с ее головы. Однако лиса клала его обратно и продолжала молиться, стоя лицом к северу, как и ранее. Череп скатывался множество раз, но, в конце концов, он прочно укрепился на голове. Лиса прочитала молитву около ста раз". После этого лиса превращается в молодую девушку лет семнадцати-восемнадцати.

Не все лисы могли превратиться в человека. У. А. Касаль пишет следующее: "Чем старше лиса, тем больше ее сила. Наиболее опасны те, кто достиг возраста восьмидесяти или ста лет. Те же, кто перевалил этот порог, уже допущены на небеса, они становятся "небесными лисами". Их шерсть принимает золотой оттенок, а вместо одного хвоста вырастают девять. Они прислуживают в залах Солнца и Луны и знают все тайны природы".
В пьесе театра Кабуки "Ёсицунэ и тысяча сакур" главная героиня, волшебная лиса, рассказывает, что ее родителями были белые лисы, каждой из которых было по тысяче лет. В рассказе Огита Ансэй "О кошке-оборотне" (сборник "Рассказы ночной стражи"), говорится: "В священных книгах сказано, что тысячелетняя лиса может превратиться в красавицу, столетняя мышь - в колдунью. Старая же кошка может стать оборотнем с раздвоенным хвостом".

Могут ли более молодые лисы принимать человеческий облик? Да, но у них это не всегда хорошо получается. В "Записках от скуки" Кэнко-хоси приведена история про молодую лису, которая проникла в императорский дворец Годзё и смотрела через бамбуковую шторку на игру в го: "Из-за шторы выглядывала лиса в облике человека. - Ах! Это же лиса! - зашумели все, и лиса в замешательстве пустилась наутек. Должно быть, это была неопытная лиса, и перевоплощение ей не удалось как следует".

Этот аспект напрямую перекликается с китайскими верованиями: "В представлениях китайцев существовало несколько, если можно так выразиться, возрастных категорий волшебных лис. Самая низшая - молодые лисы, способные к волшебству, но ограниченные в превращениях; далее - лисы, способные на более широкий диапазон превращений: они могут стать и обыкновенной женщиной, и прекрасной девой, а могут - и мужчиной. В человеческом облике лиса может вступать в отношения с настоящими людьми, обольщать их, морочить так, что они забывают обо всем <...> лиса же в результате может существенно увеличить свои волшебные возможности, что позволяет ей достичь долголетия, а может быть, даже бессмертия, и попасть тем самым в последнюю, высшую категорию - тысячелетних лис, стать святой, приблизиться к миру горнему (часто как раз о такой лисе говорится, что она белого цвета или девятихвостая), уйдя от суетного мира людей".
Для китайской традиции в целом характерна идея о том, что жизненный дух (цзин) всех существ неуклонно усиливается с возрастом, а усиливающаяся с возрастом сила лис - еще одно проявление этого.

Узнать лису, превратившуюся в человека, достаточно просто: у нее чаще всего остается лисий хвост. В легенде о лисе по имени Кудзуноха, матери знаменитого волшебника Абэ-но Сэймэй, лиса, преображенная в молодую красивую женщину, любовалась цветами, но от восхищения не уследила за тем, что через полы кимоно стал виден ее хвост.

Его заметил ее сын, Абэ-но Сэймэй, которому было тогда семь лет. После этого его мать оставляет прощальное стихотворение и уходит обратно в лес, приняв свой истинный облик. В Идзуми сейчас существует храм Кудзуноха-Инари, построенный, по легенде, на том самом месте, где Кудзуноха оставила свое прощальное стихотворение.

Но есть еще более надежные способы опознать лисицу. В рассказе из "Кондзяку моногатари" под названием "Лиса, обернувшаяся женой" главный герой неожиданно встречает дома не одну, а целых двух жен. Он понимает, что одна из них - лиса. Он начинает угрожать им обоим, женщины разражаются слезами, но только когда он крепко хватает лису за руку, так, словно хочет ее связать, - та вырывается, принимает свой истинный облик и убегает.
Сам автор произведения дает совет: "Самурай был зол на лису за то, что та его одурачила. Но было уже поздно. Нужно было сразу догадаться, поэтому он сам виноват. В первую очередь он должен был связать обеих женщин, и лиса в конце концов приняла бы свою настоящую форму".

Лис сразу узнают собаки. Впервые эта идея звучит в истории из "Нихон рё:ики" - "Слово о лисице и ее сыне": жена-лиса, испугавшись собаки, принимает свой истинный облик и убегает в лес. В отогидзоси "Лисица из Ковато" лиса Кисию Годзэн уходит из дома, где она была женой и матерью, так как ее сыну подарили собаку. Дэвис Хэдленд замечает, что слово "собака", написанное на лбу у ребенка, являлось защитой от колдовства лис и барсуков. Он же указывает еще один способ опознать лису: "Если тень лисицы-женщины случайно упадет на воду, в ней отразится лиса, а не прекрасная женщина".

Интересный способ опознать лису указывает Лафкадио Хёрн: "лиса не может произнести слово полностью, только его часть: например, "Ниси... Са..." вместо "Нисида-сан", "дэ годза..." вместо "дэ годзаимас" или "ути... дэ" вместо "ути дэс ка?"". Об эволюции этого способа распознавания лисы в современном обществе сообщает У. А. Касаль: по поверьям, лиса не может сказать слово "моси-моси".
Лиса говорит "моси" один раз, а затем что-то непонятное, либо же говорит следующее "моси" через некоторое время. По народному объяснению, привычка говорить "моси-моси" в начале телефонного разговора - это как раз и есть способ удостовериться, что ваш собеседник - не лиса.

Какова причина, по которой лисы принимают человеческий облик? В уже упомянутом рассказе Асаи Рёи "История о лисе, поглощавшей энергию даймё" говорится, что лиса была изгнана священником, который заметил, что влюбленный в преображенную лису самурай плохо выглядит.
Он говорит ему следующее: "На тебя наложено заклятие. Твою энергию поглощает чудовище, и твоя жизнь в опасности, если мы немедленно что-то не предпримем. Я никогда не ошибаюсь в таких вопросах". Священник позже обличает фальшивую девушку, и она превращается в лису с черепом на голове, представая в том же образе, в котором она преобразилась в человека много лет назад.

Можно заметить, что лисам не чужд вампиризм. Этот же мотив прослеживается и в китайских поверьях о лисах. И. А. Алимов пишет: "Именно супружеские отношения с человеком являются конечной целью лисы, поскольку в процессе сексуальных отношений она получает от мужчины его жизненную энергию, что необходимо ей для совершенствования волшебных возможностей <...> внешне это выражается в резком похудании ("кожа да кости") и в общей слабости. В конечном итоге человек умирает от истощения жизненных сил".
Однако считается, что от брака с лисой рождаются дети, наделенные чудесными способностями. Кроме того, несмотря на тенденцию к вампиризму японских волшебных лис, их мужья часто искренне грустят о своих возлюбленных, которых те покинули, причем эта грусть объясняется человеческими причинами, а отнюдь не околдованностью.

Кроме того, лиса умеет превращаться в разные вещи, в животных и растения. В "Истории о лисе, которая была убита, притворяясь деревом" из "Кондзяку моногатари" рассказывается, как племянник верховного синтоистского жреца Накадаю и его слуга во время прогулки увидели огромный кедр, которого раньше на этом месте не было. Они решают проверить, настоящий это кедр или нет, и выстреливают в него из лука. В следующее мгновение дерево исчезает, а на его месте после находят мертвую лису с двумя стрелами в боку. Б. Х. Чемберлен рассказывает о случае, получившем широкую огласку в 1889 г.
Это была история о лисе, принявшей форму поезда на линии Токио-Йокогама. Призрачный поезд двигался в сторону настоящего и, казалось, должен был вот-вот с ним столкнуться. Машинист настоящего поезда, видя, что все его сигналы бесполезны, увеличил скорость, и в момент столкновения фантом вдруг исчез, а на его месте оказалась сбитая лиса.

Очень известная в Японии легенда повествует о лисе по имени Тамамо-но Маэ. Упоминается эта легенда и в "Повести о доме Тайра", где ее рассказывает князь Тайра-но Сигэмори.
Изначально белая лиса с девятью хвостами жила в Индии. Обернувшись прекрасной девушкой, она назвалась Хуа-Янг и смогла околдовать короля Индии Пан-Цу. Тот сделал ее своей женой. Будучи по природе своей злой и жестокой, она наслаждалась, убивая тысячи невинных людей. Когда ее разоблачили, лиса перелетела в Китай.
Вновь обернувшись прекрасной девушкой, под именем Бао Сы она вошла в гарем императора Ю-ван из династии Чжоу Вскоре она стала королевой, по-прежнему бессердечной и коварной. "Одно лишь было не по сердцу Ю-вану: Бао Сы никогда не смеялась, ничто не вызывало ее улыбки. А в той иноземной стране был обычай: если где-нибудь возникал мятеж, зажигали костры и били в большие барабаны, сзывая воинов. Костры эти назывались "фэн хо" - сигнальные огни. Однажды начался вооруженный бунт, и загорелись сигнальные огни. "Как много огней! Как красиво!" - воскликнула Бао Сы, увидев эти огни, и впервые улыбнулась. А в одной ее улыбке таилось бесконечное очарование...".
Император, ради удовольствия своей жены велел жечь сигнальные костры день и ночь, хотя никакой нужды в том не было. Вскоре воины уже перестали собираться, видя эти огни, а потом случилось так, что столицу осадили враги, но никто не пришел ее защищать. Сам император погиб, а лиса, приняв свой настоящий облик, улетела в Японию (по другой версии, она погибла вместе с императором, и возродилась уже в Японии).

В Японии лиса назвалась именем Тамамо-но Маэ. Она приняла облик ослепительно красивой девушки и стала придворной дамой. Однажды в полночь, когда во дворце был устроен праздник, поднялся загадочный ветер и задул все светильники. В этот момент все увидели, что от Тамамо-но Маэ стало исходить яркое свечение.


Kikukawa Eizan. Geisha playing kitsune-ken (fox-ken), an early Japanese rock-paper-scissor or sansukumi-ken game. "С того самого часа Микадо захворал. Он был настолько болен, что послали за придворным заклинателем, и этот достойный человек быстро определил причину изнурительной болезни его величества. Он вкрадчиво поведал, что Тамамо-но Маэ порочна, это - демон, который с искусным коварством, завладев сердцем Микадо, доведет государство до гибели!".
Тогда Тамамо-но Маэ обратилась в лису и бежала на равнину Насу. Она убивала людей на своем пути. По повелению императора за нею отправились двое придворных. Но лиса обратилась в камень Сэссё-Сэки, который убивал всех, кто к нему приближался. Даже птицы падали замертво, пролетая над ним. Только в XIII в. буддийский монах по имени Гэнно силой своих молитв уничтожил его. Т. У. Джонсон замечает, что эта японская легенда выглядит так, как будто она трансформировалась из китайской легенды, которая в свою очередь могла иметь основой индийскую.

Кроме превращений лисы также умеют морочить и околдовывать людей и животных. Как замечает Киёси Нодзаки, "считается, что когда лиса околдовывает людей, число ее жертв ограничивается одним-двумя". Однако это правило работает не всегда. В рассказе Ихара Сайкаку "Верные вассалы лисицы" рассказывается, как торговец рисом по имени Монбёэ, проходя горной тропой в безлюдном месте, увидел целое сборище белых лисят.


""Лисьи огни" у Железного дерева переодеваний в Одзи" Без особой мысли он бросил в них камешком и попал прямо в голову одному лисенку - тот умер на месте.
После этого лисы долгое время мстили самому Монбёэ и членам его семьи, представляясь им то стражниками управителя, то изображая похоронную церемонию. В конце концов лисы обрили им головы и на этом все закончилось. Сюжет о том, как лиса отрезает волосы, был достаточно распространен. В быличке "Лиса по имени Гэнкуро" говорится о лисе, главными развлечениями которой было отрезать женщинам волосы и разбивать глиняные горшки. Когда в Эдо в конце XVIII в. появился маньяк, который отрезал волосы женщинам, его называли "Лиса, отрезающая волосы".

Однако обычно все же лиса околдовывает только одного человека. Частый сюжет историй - когда лиса, превратившись в прекрасную девушку, увлекает за собой мужчину в свой "дом". В "Истории о человеке, сведенном с ума лисой и спасенном Богиней Милосердия" из "Кондзяку Моногатари" рассказывается о человеке, прожившем 13 дней в собственном подвале, думая, что он уже три года живет в богатом доме прекрасной принцессы.

В рассказе из "Отогибоко" Асаи Рёи под названием "История о самурае, которого принимали у себя лисы" главный герой был найден в лисьей норе, причем он сам считал, что пребывает в великолепном имении и играет в сугороку с тетей спасенной им до этого принцессы. Создание иллюзий лисой также подразумевает управление временем.
В легенде "Приключения Вису" главный герой видит на лесной поляне двух женщин, играющих в го: "Просидев на поляне три сотни лет, которые показались Вису лишь несколькими полуденными часами, он увидел, что одна из играющих женщин сделала неверный ход. - Неправильно, прекрасная госпожа! - взволнованно воскликнул Вису. Тут же обе незнакомки обратились в лисиц и убежали".
Лисы, несмотря на свою звериную сущность, являются все же персонажами из потустороннего мира. Поэтому неудивительно, что и время у них течет по законам другого мира. С другой стороны, возможно, здесь виден некий намек на то, что партии в го действительно иногда занимают очень много времени - они могут длиться месяцами.

Лисьи чары вошли в Японии в поговорку. В "Гэндзи моногатари" есть эпизод, в котором принца Гэндзи принимают за лису-оборотня из-за того, что он носит обычное охотничье платье, но ведет себя слишком учтиво для человека такого ранга. Сам Гэндзи называет себя лисой в любовном разговоре с дамой: "В самом деле, - улыбался Гэндзи, - кто же из нас лисица-оборотень? Не противься же моим чарам, - ласково говорил он, и женщина покорялась ему, думая: "Что ж, видно, так тому и быть"".

Лиса околдовывает людей помахиванием хвоста. Этот мотив является центральным в быличке, рассказанной жителем города Кобэ, префектура Мияги.
Рассказчик видит человека, сидящего под большим деревом в безлюдном месте. Он ведет себя как сумасшедший: кланяется кому-то, весело смеется и словно пьет сакэ из чашки. Сидящая за ним лиса вытянула свой хвост во всю длину и кончиком его словно вычерчивает круг на земле. Рассказчик бросает в лису камнем, та убегает, а очарованный человек неожиданно приходит в себя и никак не может понять, где он.
Оказывается, что он направлялся на свадьбу в соседнюю деревню и в качестве подарка нес соленого лосося. На него, видимо, и польстилась лиса. Кроме людей, лисы также могут наводить иллюзии на животных.

В книге "Кицунэ. Японская лиса: загадочная, романтическая и забавная" среди прочих приведены былички о том, как лиса околдовывает лошадь, петуха и ворон. Примечательно, что когда лиса пыталась зачаровать петуха, она "стояла на задних лапах и манила петуха к себе передней лапой подобно манэки-нэко".

Поверья о лисьем колдовстве иногда оборачивались гротескными ситуациями. Лафкадио Хёрн приводит историю о крестьянине, который видел грандиозное извержение вулкана Бандай-сан в 1881 г. Огромный вулкан буквально разорвался на части, все живое в пространстве 27 квадратных миль вокруг было уничтожено. Извержение сравняло леса с землей, заставило реки течь вспять, целые деревни вместе с их жителями были похоронены заживо.
Однако старый крестьянин, который все это наблюдал, стоя на вершине соседней горы, взирал на катастрофу равнодушно, словно бы на театральное представление.
Он видел черный столб пепла, который взметнулся на высоту 20 тысяч фунтов, а затем опал, приняв форму гигантского зонтика и закрыв собой солнце. Он почувствовал, как пошел странный дождь, обжигающий, как вода в горячем источнике.
После этого все стало черным; гора под ним затряслась, раздался гром, такой страшный, словно бы весь мир разломился пополам. Однако крестьянин оставался невозмутим, пока все не закончилось. Он решил не боят

picturehistory.livejournal.com

Кицунэ такие кицунэ... - Чужих меж нами нет! — LiveJournal

Настроение такое, что захотелось вывесить несколько цитат о кицунэ.

* * *
Люди и твари принадлежат к разным породам,
а лисы находятся где-то посередине.
У живых и мертвых пути различны,
лисьи пути лежат где-то между ними.
Бессмертные и оборотни идут разными дорогами,
а лисы между ними.
Поэтому можно сказать, что встреча с лисой –
событие удивительное,
но можно сказать и так,
что встреча с лисой – дело обычное.

Цзи Юнь (XVIII в.)

Японцы считают, что и в наши дни встретить кицунэ можно повсюду. Они умело приспособились к современной жизни, их знания человеческой натуры, многочисленные таланты, природное обаяние и умение обманывать позволяют им вольготно чувствовать себя даже в мегаполисе. Их можно встретить в сфере финансов, искусства. Говорят, что кицунэ – гениальные поэты и ученые. Но как же определить, что перед вами – лиса-оборотень, а не человек? Говорят, это несложно. Нужно просто быть внимательней. Кицунэ всегда красивы и умны, они стараются обратить на себя внимание противоположного пола и ведут себя часто несколько фривольно. Молодые оборотни не умеют прятать хвост с помощью волшебных чар, потому под подозрение могут попасть девушки, любящие юбки. Сложнее с более зрелыми кицунэ: они могут заморочить голову кому угодно, но выдает их обычно зеркало – они отражаются такими, какие есть на самом деле, иначе говоря, зеркала передают их истинную суть.
Кицунэ боятся собак, а собаки ненавидят оборотней. Поэтому японцы считают подозрительным, если их новый знакомый не только не держит дома собак, но и отзывается о них негативно, а на улице любой пес скалит на него зубы.

Мелькнул хвост лисий.
Нет теперь мне покоя –
Жду каждый вечер.

Сюраюки Тамба, XVIII век

Кицунэ – загадочные, необычные, и весьма обаятельные создания. Неотъемлемые персонажи японского фольклора и литературы, они обладают чертами сразу множества волшебных существ. Если выделить три основных параллели в западной культуре – это сочетание качеств эльфа-фейри, оборотня, и вампира.

Они могут выступать как носителями незамутненного зла, так и быть посланниками божественных сил. Но предпочитают романтические приключения разной степени серьезности, или просто шутки и проказы по отношению к человеческим существам – не гнушаясь порой, однако, и вампиризма. А порой их истории наполнены трагической сентиментальностью, столь любимой японцами.

Отношение японцев к кицунэ очень похоже на отношение ирландцев к своим фэйри – смесь уважения, опаски, и симпатии. И они определенно выделяются среди прочих окабэ, то есть японских волшебных существ. Подобно эльфам Британских островов, «малому народцу», кицунэ живут в холмах и на пустошах, шутят над людьми, порой уводят их в волшебную страну – откуда те могут вернуться глубокими старцами за несколько дней – или напротив, оказаться в будущем, проведя десятилетия за часы. Приняв человеческий облик, кицунэ выходят замуж или женятся на людях, имеют от них потомство.

Кицунэ часто описывают как любовниц. В подобных историях обычно присутствует юный мужчина и кицунэ, принявшая вид женщины. Иногда кицунэ приписывается роль соблазнительницы, но часто подобные истории скорее романтические. В таких историях юный мужчина обычно женится на красавице (не зная, что это лиса) и придаёт большое значение её преданности. Во многих таких историях присутствует трагический элемент: они заканчиваются обнаружением лисьей сущности, после чего кицунэ должна покинуть своего мужа. Первая задокументированная легенда о кицунэ относится к 538-710 гг нэ.

Оно, житель области Мино, долго искал и не мог найти свой идеал женской красоты. Но одним туманным вечером, возле большой пустоши (обычное место встреч с фэйри у кельтов), он неожиданно повстречал свою мечту. Они поженились, она родила ему сына. Но одновременно с рождением сына, собака Оно принесла щенка. Чем больше становился щенок, тем более агрессивно он относился к Леди с Пустоши. Она испугалась, и попросила мужа убить пса. Но тот отказался. Однажды пес бросился на Леди. Она в ужасе сбросила человеческое обличье, обратилась в лису, и убежала. Оно, однако, стал ее искать и звать: «Ты можешь быть лисой – но я люблю тебя, и ты мать моего сына; ты можешь приходить ко мне, когда захочешь». Леди-Лиса услышала Оно, и с тех пор каждую ночь она приходила к нему в облике женщины, а утром убегала в пустоши в облике лисицы. Из этой легенды выводится два варианта перевода слова «кицунэ». Либо «кицу нэ», приглашение провести ночь вместе — призыв Оно к своей сбежавшей супруге; либо «ки-цунэ» – «всегда приходящая».

Характерной чертой, роднящей кицунэ с эльфами, являются «кицунэ-би» (Лисьи Огни) – так же, как и кельтские фэйри, лисы могут случайно или намеренно обозначить свое присутствие ночью загадочными огнями и музыкой на пустошах и холмах. Причем никто не гарантирует безопасности человеку, рискнувшему сходить проверить их природу. Легенды описывают источник этих огней как «хоси-но тама» (Звездные Жемчужины), белые шарики, похожие на жемчуг или драгоценные камни, обладающие волшебной силой. Кицунэ всегда имеют при себе такие жемчужины, в лисьей форме держат их во рту, или носят на шее. Кицунэ очень ценят эти артефакты, и в обмен на возврат их могут согласиться выполнить желания человека. Но, опять же, безопасность наглеца после возвращения гарантировать сложно – а в случае отказа вернуть жемчужину кицунэ может привлечь на помощь своих друзей. Однако данное в такой ситуации человеку обещание, как и фэйри, кицунэ обязан выполнить – иначе рискует быть пониженным в должности и статусе. Статуи лис в храмах Инари практически всегда имеют на себе такие шары.

Кицунэ в благодарность, или в обмен на возвращение своей жемчужины, могут дать человеку многое. Однако не стоит просить у них материальные объекты – ведь они великие мастера иллюзий. Деньги превратятся в листья, слитки золота – в куски коры, а драгоценные камни в обычные. Зато нематериальные дары лис очень ценны. Прежде всего Знание, конечно – но это не для всех… впрочем, лисы вполне могут даровать здоровье, долголетие, удачу в делах и безопасность в дороге.

Как оборотни, кицунэ способны менять формы человека и животного. Однако они не привязаны к фазам луны, и способны на куда более глубокие трансформации нежели обычные оборотни. Если в форме лисы человеку трудно понять, та же эта форма или нет – то человеческий облик лиса может принимать различный. Более того, по некоторым легендам, кицунэ способны при необходимости менять пол и возраст – представая то юной девушкой, то седым старцем. Но принимать облик человеческого существа молодой кицунэ способен лишь с 50-100 лет.

Как вампиры, кицунэ порой пьют человеческую кровь, и убивают людей. Этим же, впрочем, грешат и фейри-эльфы – причем, как правило, жесткие меры те и другие принимают в порядке мести за намеренную или случайную обиду. Хотя порой занимаются этим и, что называется, из любви к искусству. Порой, однако, лисы ограничиваются энергетическим вампиризмом — питаясь жизненными силами окружающих.

Для достижения своих целей кицунэ способны на многое. К примеру, они могут принимать облик конкретного человека. Так, пьеса театра кабуки «Ёсицунэ, и тысяча вишневых деревьев» рассказывает о кицунэ по имени Гэнкуро.

У любовницы знаменитого военачальника Минамото-но Ёсицунэ, леди Сидзука, был волшебный барабан, сделанный в древности из шкур кицунэ – а именно родителей Гэнкуро. Он поставил себе цель вернуть барабан, и предать останки родителей земле. Для этого лис обратился в одного из доверенных лиц военачальника – но молодой кицунэ допустил оплошность, и был раскрыт. Гэнкуро объяснил причину своего проникновения в замок, Ёсицунэ и Сидзука вернули ему барабан. В благодарность, он даровал Ёсицунэ свое волшебное покровительство.

Некоторые кицунэ представляют собой стихийное бедствие для окружающих.

Героиня пьес ноо «Мёртвый камень» и кабуки «Прекрасная лиса-ведьма», Тамамо-но Маэ, на своем пути из Индии в Японию через Китай оставляет шлейф бедствий и жестоких проделок. В конце концов, она погибает при встрече с буддистским святым Гэммо – и оказывается обращена в проклятый камень.

Кицунэ любят устраивать пакости тем, кто их заслуживает – однако вполне могут устроить проблемы добродетельному крестьянину, благородному самураю. Любят соблазнять монахов-подвижников, сбивая их с пути в нирвану – однако на путях иных могут оказать помощь и поддержку.

Знаменитый кицунэ Кюби помогает ищущим истину в их поисках, помогая им реализовать задачи своего воплощения.

Потомство кицунэ от браков с людьми сами обычно становятся мистическими личностями, ходящими заповедными и темными тропами.

Таким был Абэ-но Сэимэи, знаменитый оккультист эпохи Хэйан. Его матерью была кицунэ Кудзуноха, долго прожившая в семье человека – но в итоге разоблаченная и вынужденная уйти в лес. Если одни источники утверждают, что Сэимэи не имел потомства, то другие называют его потомками целый ряд японских мистиков последующих времен.

Потомству браков между людьми и кицунэ обычно приписывают особенные физические и/или сверхъестественные свойства. Конкретная природа этих свойств, однако, сильно меняется от одного источника к другому. Дождь, падающий среди ясного неба, иногда называют кицунэ но ёмэири или «свадьба кицунэ».

Для Китая легенды о браках людей и лис нехарактерны, как и истории об их взаимопонимании вообще… Более того – если в Японии встреча с лисой в целом считается добрым знаком, то в Китае это однозначно весьма плохая примета. Показательна история о лисьем документе, рассказанная китайским поэтом Ню Цзяо.

Чиновник Ван, будучи в командировке в столицу, как-то вечером увидел у дерева двух лисиц. Они стояли на задних лапах, и весело смеялись. Одна из них держала в лапе лист бумаги. Ван начал кричать на лис, чтобы они уходили – однако кицунэ проигнорировали его возмущение. Тогда Ван бросил в одну из лис камнем, и попал в глаз той, что держала документ. Лиса выронила бумагу, и обе скрылись в лесу. Ван забрал документ, но он оказался написан на неизвестном ему языке. Тогда Ван пошел в трактир, и стал всем рассказывать о происшествии. Во время его рассказа вошел человек с повязкой на лбу, и попросил показать бумагу. Однако хозяин трактира заметил выглядывающий из-под халата хвост, и лис поспешил ретироваться. Еще несколько раз лисы пытались вернуть документ, пока Ван был в столице — но всякий раз неудачно. Когда он поехал обратно в свой уезд, то по дороге с немалым удивлением встретил целый караван своих родственников. Они сообщили, будто он сам прислал им письмо о том, что получил выгодное назначение в столице, и пригласил их приехать туда же. Они на радостях быстро распродали все имущество, и отправились в путь. Разумеется, когда Вану показали письмо, оно оказалось чистым листом бумаги. Семейству Вана пришлось возвращаться обратно с большими убытками. Спустя некоторое время, к Вану вернулся брат, считавшийся погибшим в далекой провинции. Они стали пить вино, и рассказывать истории из жизни. Когда Ван дошел до истории о лисьем документе, брат попросил его показать. Увидев бумагу, брат схватил ее, со словами «наконец-то!» обратился в лису, и выскочил в окно.

Молодой кицунэ, как правило, и занимается среди людей проказами, а также вступают с ними в романтические отношения разной степени серьезности – в таких историях практически всегда действуют однохвостые лисы. Кроме того, совсем молодые кицунэ часто выдают себя неумением спрятать хвост – видимо, еще обучаясь трансформам, часто их даже на более высоком уровне выдает тень или отражение.

С возрастом, лисы приобретают новые ранги – с тремя, пятью, семью и девятью хвостами. Что интересно, треххвостые лисы особенно редки – возможно, они в этот период проходят службу где-то еще (или в совершенстве осваивают искусство трансформации… 🙂 ). Пяти и семихвостые кицунэ, часто черного цвета, обычно возникают перед человеком тогда, когда им это нужно, не скрывая своей сущности. Девятихвостые – элита кицунэ, не моложе 1000 лет. Девятихвостые лисы обычно обладают серебристой, белой или золотой шкуркой, и массой высоких магических способностей. Они входят в свиту Инари-но Ками, служат ее эмиссарами, или же живут сами по себе. Впрочем, некоторые и на этом уровне не удерживаются от совершения мелких и крупных пакостей – знаменитая Тамамо-но Маэ, наводившая ужас на Азию от Индии до Японии, была как раз девятихвостой кицунэ. Девятихвостым кицунэ, по легенде, обратился в конце земной жизни Коан, еще один знаменитый мистик.

Вообще, кицунэ в японской мистике делятся на две категории: находящихся на службе Инари «Тэнко» (Небесных Лис), и «Ногицунэ» (Вольных Лис). Впрочем, представляется, что грань между ними весьма тонка и условна. Иногда кицунэ, как считается, могут вселяться в тела людей – вызывая эффекты, сходные с христианской «одержимостью бесом». По некоторым данным, таким образом лисы восстанавливают свои силы после ранений или истощения.

Иногда «вселение лисы», Кицунэцуки (феномен, признанный медицинской наукой, но слабо объясненный и отнесенный к «национально-обусловленным синдромам»), проявляется более тонко – во внезапной любви к рису, тофу и птице, желанию скрыть гла

foxword.livejournal.com

Кицуне - Японская мифология

Кицунэ- это Ёкай, то есть демон, иначе с японского языка Кицунэ переводится как дух- лис- хранитель лесов и рек. В японской мифологии часто встречается Кьюби, то есть девятихвостый демон лис. Его основными способностями являются: превращение в людей, в особенности прекрасных девушек очаровывающих путников, так же не редки случаи превращения в старцев, мудрецов и т.д. Главной особенностью является владение стихией огня. В Японском фольклоре встречается большая разновидность Кицуне. Перечислю несколько из них: 

Бакемоно-Кицунэ — волшебные или демонические лисы, такие, как Рейко, Кико или Корио, то есть какой-то вид нематериальной лисы. 

Бьякко — "белая лиса", очень хорошее предзнаменование, обычно имеет знак служения Инари и выступает посланником Богов.

Генко — "чёрная лиса". Обычно — добрый знак.

Йако или Йакан — практически любая лиса, то же самое, что и Кицунэ.

Кико — "спиритическая лиса", разновидность Рейко. Корио — "преследующая лиса", разновидность Рейко.

Куко или Куюко (в смысле «у» с призвуком «ю») — "воздушная лиса", крайне плохая и вредная. Заминает равное с Тенгу место в пантеоне. ( Тенгу - это человек с головой вороны, то же Ёкай как и Кьюби).

Ногицунэ — "дикая лиса", в то же время используется, чтобы различать "хороших" и "плохих" лис.

Иногда японцы используют "Кицунэ", чтобы назвать хорошего лиса-посланника от Инари и "Ногицунэ" — лис, совершающих проказы и хитрящих с людьми. Тем не менее, это не настоящий демон, а скорее озорник, шутник и трикстер. По поведению напоминают Локи из скандинавской мифологии. 

Рейко — "призрачная лиса", иногда не находится на стороне Зла, но определённо нехорошая.

Тенко — "божественная лиса". Кицунэ, достигший возраста 1000 лет. Обычно у них 9 хвостов (и иногда — золотая шкурка), но каждый из них или очень "плох", или благожелателен и мудр, как посланник Инари. Шакко — "красная лиса". Может быть как на стороне Добра, так и на стороне Зла, то же самое, что и Кицунэ. 

Данная статья взята из чертогов моего разума, если пользователям данного сайта она понравилась, по вашему желанию могу добавить еще статью о каком-нибудь Ёкае, или по вашему желанию)) Надеюсь на положительные отзывы и вопросы в мой адрес)))
СПАСИБО ЗА ВНИМАНИЕ

naruto-great.ru

Notice: Trying to access array offset on value of type null in /var/www/www-root/data/www/tattoo-goodwin.ru/wp-content/plugins/wpdiscuz/class.WpdiscuzCore.php on line 942 Notice: Trying to access array offset on value of type null in /var/www/www-root/data/www/tattoo-goodwin.ru/wp-content/plugins/wpdiscuz/class.WpdiscuzCore.php on line 975

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о