Япония тату – Ой!

Путеводитель по культуре японских татуировок — FURFUR

FURFUR продолжает рассказывать своим читателям о современном положении дел в тату-культуре. На этот раз речь пойдет об одной из наиболее древних традиций — японской татуировке.

 

История

Японская традиция в татуировке считается одной из самых старых и влиятельных. Ее история насчитывает тысячи лет, а о ее влиянии говорит хотя бы тот факт, что татуировки от японских мастеров носили монаршие особы — король Дании Фридрих IX, английский Эдуард VII и, по преданиям, даже Николая II.

Фридрих IX

король Дании

 

Татуировщик всегда пользовался особым почетом в Японии и считался своего рода художником. По одной из версий поначалу татуировщики работали вместе с художниками по гравюрам: одни делали набросок на теле, а другие его забивали. По другой – татуировщики были теми же художниками по гравюрам, которые сменили профессию. В любом случае процесс обучения было довольно похожим: в течение пяти лет ученик был подмастерьем, мыл полы, смешивал чернила и, главное, учился классическому рисунку.

 

 

Прежде всего, учиться к мастерам шли, чтобы разобраться со всеми элементами традиционного дизайна, их значением и правилами их сочетания. В традиционной японской татуировке некоторые элементы часто располагаются вместе. Так, например, пионы традиционно идут в паре с японским львом. Все эти нюансы и являются главной сложностью японской татуировки: чтобы нарисовать дракона, нужно четко знать, что это за вид дракона, ведь это будет определять не только его форму и цвет, но и его расположение на спине. Японцы считают, что как раз этот аспект недоступен для иностранцев — изучить все нюансы и правила по одним лишь книгам невозможно. А наиболее ортодоксальные тату-мастера считают, что сегодня и среди японских татуировщиков нет ни одного татуировщика, который бы понимал это искусство полностью.

 

 

 

Многие старые мастера продолжают использовать для нанесения татуировки бамбуковые палочки тебори.

 

 

 

Традиции японской татуировки сохранялись не только в строгих правилах рисунка, но и в вопросах техники. Многие старые мастера продолжают использовать вместо машинки специальные бамбуковые палочки тебори и утверждают, что с машинкой результат получается совсем другим — машинка прокрашивает кожу более плотно, а палочки позволяют достичь другого уровня градации тонов.

С другой стороны, машинка позволяет значительно сэкономить время — традиционные татуировки-тебори набивались вручную, и на классическую форму татуировки — «костюм», закрывающий все тело от плеч до бедер, — уходит немало времени, порой порядка 200 часов. Хотя для некоторых в этом и заключается своя специфика — легендарный мастер Хориоши III, например, говорит, что на Западе люди делают татуировки слишком быстро и необдуманно, и продолжает удивляться тому, что можно начать и закончить татуировку в один день.

Нужно делать поправку на то, что строгий канон в японской татуировке понемногу сдает позиции: великие мастера доживают свой век. Тот же Хориоши заменил бамбуковые палочки на металлические спицы, и за ним последовали его почитатели, а с 1990-х годов многие и вовсе поменяли спицы на машинку. Традиционное обучение все чаще пасует перед стажировкой в лучших мировых тату-салонах, а наступивший постмодернизм позволяет некоторые вольности в интерпретации классических сюжетов.

В Европе и Америке пытаются делать собственный вид ориентала, который в поисках индивидуальности доводит до курьезов вроде кубической гейши. Татуировщик-ориенталист Оливер Пек так говорит об этом феномене: «Раньше все было по-разному: у Америки, Европы и Японии был свой собственный стиль. Теперь везде все примерно одно и то же, а в Америке делается больше татуировок в японском стиле, чем в самой Японии».

 

Что происходит сейчас

История про японскую татуировку будет неполной без рассказа о том, как в Японии к этой татуировке относятся. Дело в том, что Япония — одна из немногих стран, в которых сегодня татуировка до сих пор табуирована. Причины этого, в общем-то, понятны: долгое время татуировка сильно ассоциировалась с японской мафией и, к сожалению, продолжает считаться символом мафии, по крайней мере со стороны властей.

В большинство спортзалов и бассейнов не пускают людей даже с крошечными татуировками на внутренней стороне предплечья, а за более широкие татуировки, которые видны на руках и ногах, могут попросить покинуть даже бар или магазин. Одной из последних нашумевших историй была кампания мэра Осаки Тору Хашимото, который под угрозой увольнения заставил всех госслужащих в городе отчитаться о своих татуировках: где они находятся и что изображают.

Трудно сказать, изменится ли со временем ситуация сама собой. С одной стороны, с каждым годом людей, покрытых татуировками, становится все больше, с другой — татуированные японцы продолжают скрывать свои татуировки. Татуировщик Джон Мэк считает, что большинство японцев думают, что у их соседей нет татуировок, а правда в том, что они их просто не показывают.

Джон приехал в Японию делать татуировку у Хориоши и любил вечером пропустить в местном пабе по стаканчику. Когда речь заходила о татуировках, он хвастался своей работой от Хориоши — и каждый раз его просили эту работу показать. Если ситуация располагала, Джон снимал футболку, и дальше иногда происходило удивительное: вслед за ним футболки снимали остальные посетители паба, как мужчины, так и женщины. И оказывалось, что все они были татуированы.

 

Мастера японской татуировки

 

Хориоши III

 

 

Поговаривают, что в прошлом Хориоши был настоящим гангстером. Хориоши III набивает татуировки уже более 40 лет, а в свое время учился в соответствии со всеми традициями у мастера Хориоши II. Записаться к нему уже невозможно — новых татуировок он не начинает, только лишь доделывает старые. 

В свои 65 он остается одним из лучших специалистов по «костюмам» и одной из центральных фигур направления, которая повлияла на всю культуру. На этот момент он является автором 11-ти книг и основателем музея татуировки в порту Йокогамы.

Один из лучших молодых японских татуировщиков. Шиге известен собственным стилем. Конечно, он опирается на японскую традицию, но дает ей собственную интерпретацию, примешивая западные влияния — это работы Пола Роджерса, Эда Харди и моряка Джерри.

В татуировке Шиге долгое время оставался самоучкой, пока в одном из путешествий не встретил Филиппа Лью, у которого решил сделать себе костюм. Несмотря на откровенный неотрадиционализм, высокую оценку работам Шиге дает и сам Хориоши, который даже согласился написать вступление к его книге и отметил в нем, что работы Шиге выходят за рамки традиционной татуировки и уже стали искусством.

Еще один современный японский татуировщик, который внимательно относится к традициям, однако вместе с тем имеет собственных почерк и очень необычный стиль. И, хотя Миязо прошел классическое обучение у мастера Хоритсуне II из Осаки, он довольно прогрессивен — например, десять лет назад начал использовать машинку.

Миязо — один из самых влиятельнейших японских татуировщиков сегодняшнего дня, повлиявший, например, на Криса Бренда и Дрю Флорс. О значении Миязо говорит хотя бы тот факт, что вместе с Шиге он будет представлять Японию в документальном сериале Gipsy Gentleman, посвященном миру татуировок.

 

Майк Рабендалл

 

 

Нью-йоркский татуировщик, к которому нужно записываться за год. Майк славится своим уважением к японскому стилю и тем, что делает татуировки для татуировщиков. А однажды он и вовсе делал татуировку трупу (деталей этого события Майк не уточнял). Начинал работать с реализма и ориентала, включая тибетский и китайский, а пришел к традиционному японскому стилю. Еще Майк знатный морализатор: во всех своих интервью советует татуировщикам, которые связываются с ориенталом, читать больше книжек и делать все по правилам.

 

Филипп Лью

 

 

Художник в третьем поколении, Филипп Лью любит японский стиль и отличается редкой свободой мысли. Так, он считает, что использование того или иного стиля не должно делать татуировщика конформистом.

Филипп татуировал с тех пор, как был ребенком. Его отец родился в Японии и вместе с женой (а потом и детьми) путешествовал почти 30 лет по всему миру — Индии, Африке, Полинезии, Америке, чтобы выучиться национальным стилям татуировки. Филипп же славится своей интерпретацией костюмной японской татуровки — он поднял ее на другой уровень, и трудно представить, каким был бы неотрадиционализм без него.

 

Комментарий эксперта

Сергей Буслаев, мастер японской татуировки:

 «Японский стиль — это прежде всего тот, который опирается на сделанные японцами работы. Перед тем, как такую татуировку сделать, ее нужно исследовать. Большая часть людей об этом не задумываются — есть, конечно, те, кто приходит с конкретной вещью, но это один человек на 50. Остальные просят совета, что им сделать — тогда я даю им переведенные японские книги, чтобы они разобрались что к чему. В Японии есть не только дракон, тигр и карп, у них много самых разных существ, есть и демоны, которые бывают хорошие и плохие, самураи, маски, цветы.

Что касается моего стиля, я начинал с реализма, а потом пришел к японскому стилю. Ориентальная татуировка очень крупная, полный костюм занимает спину и часть ног, и при этом она смотрится красиво цельно — мне интересно создавать такие рисунки, которые становятся частью человека и его дополняют. Такие татуировки требуют много терпения и времени, на них могут уйти месяцы, а порой и годы. 

 

 

 

В позапрошлом году очень много людей за карпами приходило.

 

 

 

«Весь символизм я беру из книг, которые написали японские мастера. Почему дракон такого цвета, почему летит вверх и что означает, я стараюсь делать такие татуировки, которые бы соответствовали смыслу. Сейчас очень модно сделать себе карпа, сделать себе дракона, а как, с чем его сочетать, где его лучше сделать и как подумать о том, что в дальнейшем ты захочешь продолжить татуировку, а потом ни туда, ни сюда, об этом никто не задумывается.

В ориентале у нас есть очень крутые мастера, что в Питере, что в Москве. Мне нравятся те, которые понимают, что они рисуют, а не копируют картинки Шиге. Как правило, уважающие себя мастера не делают копии, а мне жалко тех людей, которые всегда будут с этим ходить».

www.furfur.me

Табу на тату в Японии. Отчитайтесь, где у вас на теле татуировка!

Несмотря на популярность среди молодёжи, тату остаётся под запретом в Стране восходящего солнца. Традиционно в Японии татуированные символы носили члены международной мафии якудза, держа в страхе всех, кто их видел. В наши дни, знаменитости Нами Амуро и Мика Накасима с гордостью обнажают чернильный боди-арт перед камерами, смело открывая дверь татуажу в мир моды. Однако совсем недавно разгорелся спор по поводу того, что считать тату-артом, а также о том, какое дело до всего этого правительству?

Молодому мэру Осаки, Тору Хашимото (Toru Hashimoto) стало известно о случае в детском саду, где воспитатель пугал детей, показывая им своё тату. Тору Хашимото не оставил инцидент без внимания, и в ответ развернул целую кампанию для выявления всех служащих с чернильными наколками на теле. В результате расследования 110 служащих (0.8% из всех 34,000) рапортовали о том, что носят тату, причём 98 из них в открытых для обозрения местах на теле. Вскоре появилась статистика по административным отделам:

  • Экология (сбор мусора): 73 сотрудника (2,3% всех служащих отдела)
  • Транспорт (водители автобусов и поездов): 15 сотрудников (0,2%)
  • Инженеры и архитекторы: 7 сотрудников (0,2%)
  • Департамент развития: 3 сотрудника (0,4%)

На пресс-конференции по результатам расследования мэр выглядел явно рассерженным, заявив:

В нашей организации всё, что связано с тату, абсурдно. Я не говорю, что если у вас татуировка — вы плохой человек. Но я утверждаю: думать, что на государственном посту вы можете делать всё, что заблагорассудится и вас не уволят или не понизят в должности, ошибка.

Позже Тору Хашимото добавил: «если бы Леди Гага или Джонни Дэпп пришли ко мне и попросили устроить их на работу в администрации Осаки, я бы им отказал. Они могут себе позволить тату только потому, что знаменитости. Но среди своих служащих я такого не потерплю.» Мэр сделал поправку, что вряд ли известные личности придут проситься к нему на службу.

Вот такой обязательный к заполнению опросник получили госслужащие Осаки. В нём нужно было указать, где на теле имеются (или нет) татуировки:

Коротко об истории тату в Японии

5,000 лет до нашей эры – к этому времени относятся статуэтки со следами тату на лицах, найденные археологами.

297 н. э.– первые письменные доказательства Японского тату найдены в китайских текстах: «Тела японских мужчин, молодых и старых, украшены рисунками».

720 н. э. – первая запись о тату как наказании в Японии. Мятежник Хамако Мурадзи из Азуми ( 安曇連浜子) предстал перед императором. Но вместо смерти сердобольный царь повелел нанести на тело Хамако татуировку, чтобы причинить ему боль и навсегда оставить на его теле клеймо преступника.

17 век – татуировки стали использовать по всей Японии, чтобы метить нарушивших закон. Как правило, на телах обозначались географические места, где совершались преступления. Однако вскоре наказанные стали наносить поверх меток декоративные рисунки. По-видимому, так зародился тату-арт якудзи.

Начало 18 века – время, предшествующее расцвету художественного татуажа, ставшего частью поп-культуры Эдо. Правительство вводит запрет на татуировку, поскольку она имеет криминальные корни. Телесный арт, нелегальный, болезненный и перманентный, становится солидным отличительным символом среди членов мафии якудзи.

Середина 18 века – тату переживает новый всплеск популярности благодаря китайской графической новелле Суйкоден, герои которой покрыты наколками. Персонажи новеллы известны в мире художественного татуажа и в наши дни.

19 век – татуировка по-прежнему запрещена законом, но мастерам позволено предоставлять услуги морякам иностранных судов. Художники татуажа были настолько востребованы, что среди их клиентов называют короля Джорджа V и царя Николая II. Японские клиенты продолжали обращаться в мастерские тату секретно.

20 век – тату остаётся нелегальным до конца второй мировой войны, когда генерал МакАртур либерализовал японские законы. До сегодняшнего дня, тату не признано большинством японцев.

В наши дни

Делая на теле татуировку, японец фактически соглашается не посещать публичные бассейны и аквапарки, где обнажают части тела. Не думайте, что это позволят иностранным туристам! Чтобы избежать всяческих оговорок, наклейки и временные татуировки также возбраняются.

Японская певица Нами Амуро

Исторические корни татуажа в Японии глубоки и в течение многих веков связываются с криминальным миром. Использовать собственное тело как канву считается мятежным и пугающим. Однако насколько уместно использовать слово «абсурд» о татуировке? Более абсурдным выглядит то, как администрация города расходует деньги налогоплательщиков, расследуя татуировки на телах сотрудников. А если вы хотите узнать о судьбе служащих, которые позволили себе нанести на собственное тело татуировку, знайте: они будут наказаны. Правительство планирует отправить всех татуированных нарушителей на те позиции, где они не будут контактировать с другими гражданами.

yaki.me

Огури об искусстве японской татуировки. / Tattooed Souls

Огури или Хорихиде именно так он известен в мире тату в Японии и высоко почитаем как первопроходец, принесший японское мастерство тату американским татуировщикам также как и Моряк Джерри (Sailor Jerry), а впоследствии, по окончании Второй Мировой Войны, и Эд Харди. Таким образом, заложив начало большому азиатскому искусству тату, что изменило представление западного человека о татуировках во второй половине XX столетия. Пожалуй, приведу его собственные слова.

«В былые времена, японские татуировщики работали на дому и занимались этим подпольно. Они не развешивали объявлений и не оставляли своих контактов. Занятие татуировками было запрещено в Японии вплоть до окончания Второй Мировой. Желающие обычно разыскивали мастерские сами, информация передавалась из уст в уста.

В то время когда я обучался, феодальные законы все еще действовали в Японии. Uchideshi (учидеши) – так называлось обучение на японском, оно попадало под один из таких законов. Как правило, ученики жили со своими наставниками, срок обучения проходил 5 лет. После 5ти-летней подготовки, ученики работали уже независимо от наставников, при этом, они отдавали последним часть заработка за год. Этот год являлся своего рода служением, в ходе которого ученики выражали свою благодарность преподавателям, оно называлось на японском oreiboko (орибоко). Когда новички приступали к обучению, учителя обычно предупреждали их об этой системе: 1) 5ти-годовое обучение; 2) 12ти-месячное служение по окончании обучения.»


Середина 20го века, Япония ~ На фото изображены мастера по нанесению татуировки в традиционном стиле, в центре расположен руководитель, Умидзу ©. ~ Фото © Hulton-Deutsch Collection

«Я ночевал в мастерской у своего наставника весь период обучения. Мое желание стать профи было настолько велико, причем как можно скорее. Глубокой ночью я подбирал иглы из арсенала моего наставника, усаживался, скрещивая ноги, и, вспоминая, как он это делает, пробовал наносить себе тату на бедренную часть ноги без чернил. Для нанесения контура я использовал толстый бамбуковый стрежень длиной около 20 см. Наточив край этого стержня и расположив на нем по порядку 6-7 иголок, связанных шелковой нитью. Длина кончика иглы составляла 3-4 мм. Я хотел как можно скорее приступить к работате в качестве татуировщика и практиковался на своих бедрах с помощью бамбукового стержня каждый вечер после работы. У меня не было навыков в использовании специальных инструментов по нанесению татуировок, я не знал под каким углом это все делать. Порой игла слишком глубоко проникала под кожу, что вызывало кровотечение и синяки. Я не мог наносить рисунки бамбуковым стержнем так, как мне этого хотелось. Средь бела дня я вскрикивал. В то время, когда у меня не было работы в течение дня, я усаживался по левую руку от моего наставника, наблюдая за его техникой.

К мастеру все клиенты приходили в назначенный час за hitoppori (хитоппори). Хитоппори с японского — нанесение татуировки в течение 2 часов каждый день. Если по замыслу наносилась большая татуировка, клиент появлялся на 3ий день. Обычно я усаживался спереди на пару часов, чтоб запоминать мастерское движение рук наставника. Он мне напоминал: «Я не собираюсь проводить тебе лекций. Перенимай навыки техники, наблюдая за мной». Наблюдение ¬– самый быстрый способ обретения навыков, намного эффективнее, чем прослушивание лекций, если человек хочет научиться по-настоящему. Несмотря на весь мой энтузиазм, навыки дались мне совсем нелегко, и вообще я не наблюдал за собой никакого прогресса».



1946, Токио, Япония ~ Японский тату-мастер работает на плече члена преступной группировки якудза. ~ Фото © Horace Bristol

«Однажды, супруга наставника попросила меня порубить дрова. (Как правило, ученики обращаются к женам наставника ane-san (ане-сан) или okami-san (оками-сан). Так вот, когда я к ней обратился ане-сан, она так обрадовалась, что, с тех пор вплоть до окончания обучения, я ее так называл). Был один случай, когда я рубил дрова на заднем дворике, и мне было очень жарко. Все тело покрылось потом, и я решил раздеться: снял рубашку и штаны. Ане-сан подошла ко мне и сказала, чтоб я отдохнул, она протянула мне чашку чая. Ане-сан заметила на моих бедрах следы нанесения рисунков иглой.

Она спросила меня в удивлении откуда у меня шрамы на бедрах, мол, неужеои ли я практикуюсь на себе.

— Да, — ответил я, — но у меня не так получается, как у учителя.
— А ты когда-нибудь видел его ноги?
-Нет.
-Его ноги полностью в татуировках. Понимаешь, о чем я? Он говорит, что в период обучения он практиковал на своих ногах, используя краску. Поэтому его ноги черные. Он поведал мне также о том, что татуировщику необходимо изучать это дело непосредственно на своем теле, чтобы стать профессионалом. Человечество еще не придумало способ менять кожу. Поэтому чтоб научиться этому искусству – нужно использовать свое тело, — закончила ане-сан.


24 окт., 1955, Токио, Япония ~ На фото изображены настоящие любители этого искусства, мужчина разъясняет своему сыну замысел татуировки, указывая на нюансы техники. Когда-нибудь повзрослев, этот мальчишка, возможно, тоже захочет быть разрисованным с помощью такой техники нанесения. Среди американских военных, проходящих службу в Японии, есть и те, кто покровительствуют этим татуировщикам. ~ Фото © Bettmann/CORBIS

«После того, как я узнал об этой истории, я вспомнил одного мастера, у которого все руки вплоть до кистей были изрисованы, его обнаженные ноги я не видел. Мне стало интересно, может пробовать с чернилами? Но я не знал, как чернила наносятся на кожу. Я решил освоить технику до тех пор, пока мое тело не почернеет полностью. “Я ни перед чем не остановлюсь, иначе – провал.” С тех пор, считай, ежедневно я практиковался на своих ногах, начиная с бедер до лодыжки. Чернила я не использовал.

Сегодняшняя молодежь не представляет себе, насколько насыщенными были тренировки. Я вставал в 5 утра и начинал с уборки всего дома, как внутри, так и снаружи, затем я мыл полы. Зимой руки так замерзали от холодной воды, что покрывались цыпкой, а пальцы раздувались. В перерывах, отведенных для приема пищи, я получал по одной порции супа, а на второе – одну пиалу риса. При всем моем желании есть больше, у меня не было такой возможности в связи с ограниченным временем. По окончании IIй Мировой Войны испытывался дефицит продуктов питания, сложно было достать где-либо риса, чтобы прокормиться. Мы питались смесью из риса и ячменя. В то время мне было 19 и я постоянно голодал, для меня это был серьезный жизненный опыт.

Иногда наставник на меня кричал и даже доходило до рукоприкладства. Требовалось много терпения, чтоб пережить обращение такого рода. Многие ученики бросали обучение и уходили от своих преподавателей именно из-за жестокого обращения. Я, естественно, задумывался о причинах таких нападок. Мне приходилось идти на обратную связь с наставником, хоть я и испытал к нему обиду и злость. Решением этих проблем в феодальный период было одно – исполнять волю учителя. Я много плакал, лежа в своей кровати оттого, что был сильно подавлен. Периодами он отоваривал подзатыльники без какой-либо на то причины. Впоследствии, когда и я обрел навыки, я все же нашел объяснение его поведению: он бил меня, заставляя задействовать максимум моих возможностей. Как я его ненавидел во время обучения! А сейчас, оглядываясь назад, мне стыдно, что я мог испытывать такие чувства по отношению к нему.»



1946, Токио, Япония ~Японский татуировщик работает на спине женщины. ~ Фото © Horace Bristol

“Когда я был учеником, наставник учил меня изготавливать иглы. У каждого татуировщика свои особенности по их изготовлению. Я складывал 7 штук по порядку и загибал их кончики. После я делал веерную форму из них, используя середину игл в качестве верхушки веера, отодвигая остальную часть вниз. Иглы должны быть собраны в трапецевидную фигуру и спаяны вверху.

Во время создания тонких линий я использую 2ую или 3тью иглу, которые расположены ближе к мой руке, настраивая угол по отношению к поверхности. Когда наношу контур, я использую иглы, которые находятся посередине.

Для нанесения деталей некоторые мастера используют другой инструмент, состоящий из 3 игл. А профессионалы делают это всем, чем захотят, для контура используя только один набор. Им не приходится задействовать другие инструменты. Они способны рисовать тонкие и толстые линии, маленькие круги и т.д. и т.п. Профессиональные татуировщики наносят рисунки гладко: сверху вниз, слева направо или наоборот. Когда мне нужно больше чернил для нанесения рисунка, я делаю kaeshibari (кэшибари), постукивание иглами. Кэшибари один из видов техники, когда постукивание происходит другой стороной игл и нанесение краски с использованием оставшейся части чернил с другой стороны.”



1946, Токио, Япония ~ Татуированная кожа, пожертвованная владельцами после смерти для исследования и хранения ~ Image by © Horace Bristol

Horimono (Хоримоно) означает татуировка (японск.), где Hori – хори или horu (хору) – надрезать, вырезать, mono (моно) – вещи, штуки.

Нанесение татуировки схоже с вырезанием скульптуры. Татуировка не рисунок. Она должна быть различимой на расстоянии в течение многих лет. Объект выражения татуировки должен четко читаться на расстоянии. Если татуировка сделана слишком детально, ее сложно будет разглядеть. Как и скульптуры, татуировки должны быть грубыми и крутыми до определенной степени. Именно такие работы наиболее привлекательные. И татуировки должны быть крупными, тогда их легко рассмотреть.
Нанесение татуировки руками, Tebori (тебори), требует использования специальной техники. Игла прокалывает кожу бережно, силу нажатия рукой необходимо тщательно контролировать: кожа человека очень мякгая и эластичная. В момент выхода иглы из кожи, можно услышать соответствующий звук, shakki (шакки): если татуировка наносится гладко, производится ритмичный звук типа: ша-ша-ша. Я макаю иглы в чернила и рисую линию 1 см в длину. Этот же шаг проделывается с продолжением во время sujibori (суджибори) ¬– выделением внешней линии, контура. Я держу тот же ритм и рисую, не обращая внимания на дизайн или форму, будь то: круги, квадраты или линии. Я наношу контуры шаг за шагом на всех частях тела: на плечи, руках, спине и в конце концов заканчиваю работу на всем теле. Таким образом, работа по нанесению татуировки на все тело завершена.

Для bokashibori (бокашибори), т.е. теней делают наборы из 12ти и 13ти игл, каждый набор принимает форму веера и спаивается. Набор из 12ти игл размещается под набором из 13ти немного позади в шахматном порядке. Когда я затеняю, я ввожу чернила под кожу под таким углом, чтоб он отвечал углу сделанным этими двумя наборами. Мне нужно учитывать силу удара при использовании этих наборов. Чернила не могут вводиться под кожу как следует при использовании 12ти или 13ти игловом наборе. Во время работы с нижним 12ти игловым набором нужно быть аккуратным, а прикосновение игл к поверхности кожи следует делать мягко, бережно. Освоить мастерство использования этими иглами очень трудно, особенно нижним.”



1946, Токио, Япония ~ Японский мастер наносит татуировку на членах преступной группировки якудза. ~ Фото © Horace Bristol

В сегодняшние дни японские татуировщики заказывают иглы на заводе. Я пользовался тончайшими иглами для шитья, будучи еще учеником. Многие из них не отвечали требованиям. В одной упаковке было по 25 игл, и только половина из них могла бы подойти. В те времена мы пользовались чернилами, называвшимися sakurazumi (сакурадзуми), а сейчас baikaboku (байкабоку) в ходу, они сделаны из сажи растительного масла. Чернила для каллиграфии, сделанные из сажи смолы (канифоли), не подходят, т.к. цвет быстро теряет свойства.

Клиенты часто крали мои иглы. Я полагаю, что некоторые татуировщики просили этих людей притворяться моими клиентами с целью украсть инструменты, чтобы понять способ их изготовления. Я был настолько зол на это, несмотря на то, что я понимал их серьезное намерение научиться профессиональному делу. Так во время работы, я складывал коробку с инструментами позади себя. А во время моего отсутствия (при отходе в туалет, например) иглы пропадали, их было несложно украсть. Впоследствии, я стал подготавливать конкретные иглы только в момент их необходимости. Обычно я запираю дверь в мастерскую после работы. Электроприборы, цветные чернила, мои наброски (около 120 вариантов) – все это украдено на протяжении нескольких лет. Эскизы татуировок были для меня особенно важными. Я сделал много набросков и собирал их длительное время. Я расстраиваюсь каждый раз как я вспоминаю про это, и думаю, как я много времени потратил на них.”


1946, Токио, Япония – Человек с татуировками в общественной бане Фото © Horace Bristol

«Татуировщики, не прошедшие обучение и практику у преподавателей, не могут знать значения традиционного замысла тату. Например: возьмем 4 сезона в году – весна, лето, осень и зима. Все сезоны выражаются в тату в равной степени. Настоящий японский мастер выражает каждый сезон на теле. А татуировщик, не прошедший школу наставника, не имеет представления о традициях Японского искусства: зачастую наносится змея и цветение вишни, в этом есть несоответствие. Дело в том, что вишня в Японии начинает цвести в марте, в то время как змея находится в спячке. То есть, по логике вещей нельзя наносить змею и цветение вишни в одном рисунке.

Некоторые рисуют карпа, движущегося вверх по водопаду с пионами. В действительности этот процесс в жизни карпов происходит в период окончания сентября по октябрь. А это значит, что он карп должен наноситься с кленовыми листьями, а не пионами. Кленовый лист символизирует осень. При изображении hutatsugoi (хутацугой) карпов близнецов и huhugoi (хухугой) пары карпов в брачный период, два карпа (по карпу на каждой руке, например) могут сочетаться с пионами, так как в таких ситуациях нам не следует обозначать сезоны. Существует несколько комбинаций в традиционном искусстве: Karajishi (Караджиши), который состоит из комбинаций: 1)Shishi (Шиши) лев с botan (ботан) пионами; 2) ryu (риу) дракон с kiku (кику) хризантемой и menchirashi (менчираши) (men – маска, а chirashi или chirasu – разбрасывать, посыпать, рассеивать) с расцветом вишни. Изображения такого рода являются особенностями традиционного японского искусства татуировки.»



1946, Токио, Япония ~ (слева) Татуированные работники бани в общественной бане, (справа) Японский мастер традиционного искусства наносит татуировку на плече члена преступной группировки ~ Фото © Horace Bristol

«Я очень рад, что я занимаюсь этим видом деятельности, я люблю свое дело. Я буду продолжать делать татуировки до тех, пор пока мои руки будут способны работать. Я благодарен своему наставнику — без его вклада в моем обучении, я бы никогда не стал татуировщиком. Я буду всегда признателен ему за это.» — Хорихиде

Автор перевода: Александр Неуместно
Источник перевода

tattooed.ru

Опубликовано в рубрике Тату

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *